Таргетирование цен что это такое: Инфляционное Таргетирование | Yango.Инвестиции

Содержание

Как инфляционное таргетирование влияет на экономический рост — ECONS.ONLINE


Мерой эффективности монетарной политики считают, как правило, ее способность достигать ценовой и финансовой стабильности или сглаживать циклические колебания экономики. Стимулирование долгосрочного экономического роста в качестве критерия эффективности обычно не используют: ведь с точки зрения традиционных учебников по макроэкономике в долгосрочной перспективе деньги нейтральны, то есть монетарная политика не может влиять на реальный выпуск.


Однако в современных исследованиях обнаруживаются эмпирические свидетельства в пользу того, что решения, принимаемые денежными властями, могут сказываться на росте экономики. 

Цели инфляционного таргетирования


Под инфляционным таргетированием понимается режим денежно-кредитной политики (ДКП), при котором выполнены следующие условия:


  1. Центральный банк публично оглашает среднесрочные целевые показатели инфляции, которые он намерен достичь. 


  2. Ценовая стабильность признается первоочередной целью монетарной политики. 


  3. Схема принятия решений по установлению конкретных параметров для инструментов ДКП включает не только валютный курс или денежные агрегаты, но и иные макроэкономические показатели. 


  4. Денежные власти постоянно информируют общественность о своих решениях и их причинах. 


  5. Денежные власти несут ответственность перед обществом по обязательствам, связанным с достижением целевых показателей инфляции.


В этом стандартном определении инфляционного таргетирования реальный выпуск в качестве целевого показателя не упоминается. Но в дискуссиях вопрос о воздействии таргетирования инфляции на экономический рост затрагивается постоянно. В качестве контраргументов обычно указывают, что, концентрируясь на цели по инфляции, центральный банк может допускать чрезмерно высокую волатильность реального выпуска или валютного курса, а также поддерживать излишне высокие процентные ставки, что может негативно сказываться на инвестициях и в конечном счете – на экономическом росте.

Что говорят данные


В исследованиях, опубликованных в первой половине 2000-х гг., когда с момента перехода первого центробанка на инфляционное таргетирование прошло немногим более десяти лет (см. врез), экономисты заключали, что такой режим денежно-кредитной политики не имеет значения для долгосрочного роста. Авторы использовали различные методы (например,
разность разностей,
сопоставление по мере склонности) и анализировали данные как по развитым, так и по развивающимся экономикам, но приходили к схожим выводам: инфляционное таргетирование не помогает стимулировать экономику.

Пионеры таргетирования


В феврале 1990 г. Резервный банк Новой Зеландии первым в мире официально внедрил режим инфляционного таргетирования в его современном понимании. Первым таргетом был коридор в 0–2%. Еще в марте 1988 г. инфляция в годовом выражении в Новой Зеландии достигала 9%, и прогнозы центробанка страны о ее падении ниже 4% в течение двух лет всеми высмеивались, вспоминал Дональд Брэш (председатель Резервного банка Новой Зеландии в 1988–2002 гг.). Но в 1991 г. инфляция в стране была уже ниже 2%. С 2012 г. коридор составляет 1–3% с ориентиром в 2%.

Эти ранние исследования в основном рассматривают период с конца 1980-х до 2007 г. Этот период получил в литературе название «Великое успокоение» (Great Moderation, впервые термин
ввели Джеймс Сток и Марк Уотсон в 2002 г.): в это время наблюдались рекордно низкие в исторической перспективе колебания деловой активности. В таких условиях центральные банки могли сравнительно легко стабилизировать выпуск и инфляцию и без номинального якоря. Именно поэтому эффект от таргетирования инфляции мог быть статистически незначимым.


В более современных исследованиях, которые проводятся по мере накопления более полных данных о долгосрочных последствиях смены режима денежно-кредитной политики, обнаруживаются свидетельства в пользу положительного воздействия инфляционного таргетирования на экономический рост. Галина Хейл из ФРБ Сан-Франциско и Алексей Филиппов из МГУ
применили процедуру мэтчинга, чтобы измерить чистый эффект монетарной политики, вычленив его среди прочих факторов. Они сравнили друг с другом пары стран, которые похожи между собой по всем макроэкономическим характеристикам с единственным исключением: одна из них перешла к инфляционному таргетированию, а другая – нет. Выяснилось, что развивающиеся страны, перешедшие к таргетированию, в результате этого решения росли на 0,6 п.п. быстрее. Для развитых экономик выигрыш оказался еще больше – около 1 п.п. роста.


А Келли Айрес (Университет Южного Иллинойса) и соавторы, используя динамическую модель на панельных данных,
выявили, что в краткосрочном периоде переход к инфляционному таргетированию снижает выпуск (что естественно, так как начало использования указанного режима обычно ассоциируется с ограничительной политикой), однако в долгосрочной перспективе эффект становится, напротив, позитивным и перекрывает по величине краткосрочное негативное воздействие. К аналогичным выводам – правда, только для выборки развитых стран, – пришло и наше
исследование: значимый и позитивный эффект присутствует, хоть и проявляется с лагом в три года.


Аналогичные результаты экономисты получили и в
более свежих работах. При этом неважно, какой вариант монетарной политики использовал центральный банк до перехода: управлял ли он курсом, таргетировал ли денежную массу или вообще действовал без каких-либо обязательств. Средние темпы роста при инфляционном таргетировании выше по сравнению с любым из перечисленных вариантов.


Таким образом, если влияние этого режима на долгосрочный рост и существует, то положительное. В таком случае важно понять механизм возникновения этого стимулирующего эффекта.

Каналы воздействия


Непосредственная цель инфляционного таргетирования – низкий и стабильный уровень инфляции. Тогда влияние этого режима на экономический рост может быть устроено так: переход к инфляционному таргетированию снижает уровень инфляции и ее волатильность, а более низкая и стабильная инфляция, в свою очередь, создает условия для роста. 


Результаты
современных эконометрических исследований
говорят в пользу этой гипотезы. В соответствии с ними низкая инфляция по меньшей мере не вредна для экономического роста. В то время как высокие (выше определенного порога) темпы роста цен оказывают на него негативное воздействие. Соответствующий критический порог находится в районе 3–4% для развитых стран и составляет чуть больше 10% для развивающихся экономик. Ориентир Банка России в 4% при этом все равно не выглядит чрезмерно жестким:
исследования показывают, что чем выше инфляция, тем сильнее ее волатильность. Поэтому постоянно поддерживать инфляцию в пределах 8–10% будет очень трудно из-за ее сильной изменчивости.


Высокие темпы роста цен, а также их сильная волатильность скверно сказываются как на сбережениях, так и на инвестициях. Отрицательное влияние на инвестиции вызвано тем, что инфляция, превышающая пороговый уровень, порождает большую неопределенность по поводу относительных цен в будущем. Инвесторы не любят неопределенность. Поэтому их стимулы к инвестированию ослабевают. Кроме того, быстрый рост цен повышает «издержки меню» (расходы фирм, связанные с изменением уровня цен на их товары и услуги). Высокая неопределенность приводит к увеличению премии за риск, а это делает заемные средства более дорогими. Все это сдерживает накопление капитала и, следовательно, замедляет экономический рост.


В то же время не стоит ожидать, что сам по себе переход к инфляционному таргетированию способен не просто поддержать экономический рост, но и нивелировать воздействие других негативных факторов, – что хорошо видно на российском примере. Хотя разумная монетарная политика и помогает экономическому развитию, однако она ни в коем случае не должна быть основным его драйвером. Она не может заменить накопления физического и человеческого капитала, стимулирования технологического прогресса и улучшения институциональной среды.

ИНФЛЯЦИОННОЕ ТАРГЕТИРОВАНИЕ: ПРЕИМУЩЕСТВА И ОГРАНИЧЕНИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

Толстолесова Л.А.

доктор экономических наук, доцент

Тюменский государственный университет

ИНФЛЯЦИОННОЕ ТАРГЕТИРОВАНИЕ: ПРЕИМУЩЕСТВА И ОГРАНИЧЕНИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

Аннотация

В статье рассмотрены содержание и специфика политики инфляционного таргетирования. Выделены основные режимы таргетирования инфляции. Выявлены преимущества и недостатки режима, ограничения при его реализации.

Ключевые слова: инфляционное таргетирование, режимы таргетирования инфляции, преимущества и ограничения режима.

Tolstolesova L.A.

PhD in Economics, assosiate professor

Tyumen State University

INFLATION TARGETING: ADVANTAGES AND LIMITATIONS OF USING

Abstract

The article considers the content and specificity of the inflation targeting policy. The main modes of inflation targeting highlighted. The advantages and disadvantages of mode, restrictions in the implementation are defined.

Keywords: inflation targeting, inflation-targeting regimes, the advantages and limitations of mode.

В современных условиях  широкое распространение приобретает денежно-кредитная политика в виде режима инфляционного таргетирования, сторонников которой  становится все больше, причем как в развитых, так и в развивающихся странах. Выявление сущности и особенностей использования режима инфляционного таргетирования стран с разным уровнем экономического развития определило цель исследования.  Актуальность рассмотрения  этих вопросов обусловлена, прежде всего, тем, что Банк России объявил в конце 2014г. о завершении многолетнего перехода к режиму таргетирования инфляции, а, следовательно, целесообразно выявить  преимущества, недостатки и  проблемы, связанные с его реализацией.

Инфляционное таргетирование­ можно трактовать как установление целевых ориентиров инфляции, достижение которых в среднесрочном периоде обязательно для монетарных  органов  регулирования. Высказывается мнение, что данный режим представляет собой довольно простую процедуру, которая заключается в следующих действиях. Центральный эмиссионный банк страны осуществляет прогнозирование предполагаемого  уровня инфляции, после чего эти прогнозные значения сопоставляются с целевыми ориентирами инфляции, которые нужно достичь,  а полученная разность  между прогнозируемыми параметрами и целевым ориентиром показывает, каким образом требуется скорректировать монетарную политику.

Режим характеризуется открытостью процесса  реализации денежно-кредитной политики за счет информированности общества об основных принимаемых решениях, что повышает уровень  подотчетности центральных банков. Кроме того использование режима предполагает правильное выстраивание отношений между финансовыми институтами внутри государства и наделение их ответственностью за поддержание ценовой стабильности.

Режим инфляционного таргетирования  на сегодня признан одним из  наиболее эффективных в борьбе с инфляцией. Его основными характеристиками являются:

  • четкая формулировка цели центрального банка, которая позволяет достичь заданного показателя уровня инфляции либо в виде одного значения, либо в виде диапазона значений;
  • отсутствие других первичных целей реализации монетарной политики;
  • отсутствие приоритета налогово – бюджетной политики;
  • независимость Центрального банка в выборе инструментов монетарного регулирования;
  • прозрачность и отчетность центрального банка перед обществом.

Режим инфляционного таргетирования характеризуется двойственной природой: с одной стороны  центральный банк имеет полную свободу выбора инструментов денежно-кредитного регулирования и механизмов их осуществления, а с другой стороны, он ограничен  жесткой процедурой определения целей и ответственностью перед обществом.

Процедура инфляционного таргетирования включает ряд этапов [2,с. 389-392]:

  • Объявление инфляционной цели.

Подход к объявлению инфляционной цели может иметь отличия, в зависимости от страны применения. Так, в Австралии, Швеции, Финляндии центральные банки объявляли целевые параметры инфляции самостоятельно, без согласования с правительством. В других странах  изначально предусматривалось  согласование целевых ориентиров центрального банка с министерством финансов (Канада, Новая Зеландия). Позднее получила распространение практика, когда инфляционная цель  утверждалась  правительством.

  • Определение целевых ориентиров инфляции.

Центральный банк должен составить инфляционный прогноз, который представляет собой промежуточную цель  монетарной политики, касающуюся трех основных параметров: временного горизонта таргетирования, уровня цен и гибкости ориентира инфляции.

  • Горизонт таргетирования – тот период времени, в течение которого запланировано достижение и удержание поставленной цели.

Сегодня оптимальным считается от восьми до девятнадцати кварталов, тогда как в классическом варианте – 1 год. Определение горизонта таргетирования зависит от уровня инфляции на момент принятия таргета (целевого ориентира).

  • Уровень цен, измеряемый с помощью различных индексов цен.

На практике часто предпочтение отдается индексу потребительских цен, т.к. он хорошо знаком обществу, регулярно рассчитывается и публикуется. Однако центральные банки  могут использовать и другие аналогичные индексы, так называемые скорректированные индексы. Такие скорректированные индексы используются для анализа текущей и прогнозируемой инфляции,  из них устраняются те факторы, на которые центральные банки оказать влияния не могут.

  • Ширина диапазона.

Так, в Австралии и Финляндии чаще устанавливается точечное значение показателя, в то время как в Великобритании, Канаде, Швеции устанавливается целевая зона, а в Испании фиксируется только верхний уровень инфляции. Органы монетарного регулирования должны найти оптимальное для себя решение, выбирая из двух крайностей: узкий диапазон, который сложно удерживать или широкий диапазон, который может быть расценен обществом как слабость Центрального банка.

Вместе с тем  нередки случаи, когда большинство стран в своих прогнозах и стратегиях  о денежно-кредитной политике объявляют целевые показатели инфляции, хотя далеко не все из них действительно используют режим таргетирования инфляции.

Достоинствами режима таргетирования инфляции выступает то, что центральный банк посредством регулирования денежного предложения   может непосредственно  воздействовать на спрос, и тем самым  противостоять резким изменениям спроса и предложения денег. В случае возникновения  роста денежного спроса режим инфляционного таргетирования его компенсирует, а уровень цен и денежное предложение вернутся в состояние равновесия.

Для перехода той или иной страны к таргетированию инфляции необходимо, чтобы выполнялись три  основополагающих  условия:

  • установление определенного баланса на внутреннем валютном рынке, т.к. возникновение дисбаланса может привести к серьезным изменениям курсов валют, что может потребовать введения плавающего курса валюты;
  • развитие трансмиссионного механизма и финансовых рынков, позволяющих использовать механизм процентных ставок как реальный ограничитель денежно-кредитной активности банковской сферы;
  • определение набора механизмов и инструментов самого таргетирования.

Трансмиссионный механизм представляет собой совокупность элементов реального, финансового и денежно-кредитного секторов экономики, которые  определяют  скорость и характер воздействия инструментов монетарной  политики на состояние реального сектора экономики. При этом изменения параметров денежного сектора влияют на изменения реального сектора экономики, а они в свою очередь воздействуют на изменение показателей финансового сектора.

Трансмиссионный механизм оказывает воздействие на инфляцию посредством агрегатов денежной массы, объемов кредитования, изменения валютного курса, изменения процентных ставок на денежном рынке, т.е. факторов монетарного характера. Используя определенные инструменты монетарной политики, денежные власти могут влиять на ликвидность банковского сектора и рыночные процентные ставки, что позволяет контролировать цены на финансовые активы, а через них влиять на экономическую конъюнктуру. Следовательно, инструменты трансмиссионного механизма  воздействуют на экономику через  три канала: процентный, кредитный, ценовой.

Исходя из материалов, публикуемых Международным валютным фондом, можно выделить три основных  режима таргетирования инфляции. Разграничение режимов таргетирования инфляции основано на следующих критериях: степени доверия к национальной банковской системе; прозрачности монетарной политики; устойчивости макроэкономических параметров; развитости финансовых и устойчивости политических институтов;  гибкости реагирования финансовой и денежно-кредитной системы на изменение инструментов монетарной политики. Существующие режимы включают в себя [2, с.380-381]:

  1. Полное (полноценное) таргетирование инфляции.

Этот режим применяют обычно высокоразвитые страны, в которых установлены четкие целевые ориентиры  инфляции, с этими  целевыми ориентирами знакомо общество, наблюдается среднее либо высокое доверие  к органам денежно-кредитного регулирования, и в первую очередь, к Центральному банку, другие монетарные цели характеризуются гибкостью.

  1. Эклективное или замаскированное (выборочное) таргетирование инфляции.

Как правило, этот режим применяют высокоразвитые страны,  которые поддерживая низкий уровень инфляции, обеспечивают стабильность и рост экономики, высокое доверие к денежным властям. Вместе с тем инфляционные цели не всегда четко и ясно определены,  другие монетарные цели довольно гибкие.

  1. Экспериментальное (упрощенное) таргетирование инфляции.

Этот режим используют страны, которые еще не выработали четких целевых ориентиров инфляции, а устанавливаемые ориентиры ясно не обозначены. Наблюдается низкое доверие к денежным властям, хотя можно отметить высокую гибкость других  монетарных целей.

Группа стран с высшим режимом  инфляционного таргетирования включает Японию, США, Швейцарию, Сингапур и другие.

К странам с классическим  режимом инфляционного таргетирования относятся  многие страны Центральной Европы, южно-африканские страны и другие. Для режимов, применяемых в этих странах  характерно высокое доверие к монетарной политике, проводимой денежными властями и высокий уровень доверия к банковской системе; высокая или средняя гибкость экономической системы на изменение воздействия инструментов; высокая или средняя прозрачность монетарной политики, а также устойчивость денежных и политических институтов.

 К странам с начальным (низшим) режимом инфляционного таргетирования относятся страны Восточной Европы, Россия и другие страны постсоветского  пространства. Соответствие  указанным критериям в этих странах  находятся на низком  уровне, высока вероятность экономических потрясений и  колебаний. Вместе с тем в документах центральных банков определены положения, которые в качестве главной цели монетарной политики  называют поддержание  низкой и устойчивой инфляции и стабильного уровня цен.

К примеру,  монетарные власти  стран – участниц Евразийского экономического союза (Россия, Белоруссия, Армения, Казахстан, Кыргызия), лишь недавно принявшие решение о переходе к режиму таргетирования инфляции, в стратегиях о денежно-кредитной политике на период 2015-2017гг. обозначили политику инфляционного таргетирования в качестве главной цели [3] . В принятых документах отмечается, что эта политика заключается в стабильности цен и предполагает «достижение и удержание инфляции на низком уровне» (Казахстан),[1] снижение инфляции и дальнейшее ее удержание около  запланированного уровня» (Россия),[2]  «сдерживание инфляционных ожиданий общественности и обеспечение минимальной волатильности цен вокруг целевого уровня инфляции»(Армения)[3], «содействие устойчивому и сбалансированному развитию экономики через поддержание ценовой стабильности»(Белоруссия)[4], «достижение и поддержку стабильности цен в среднесрочном периоде посредством проведения соответствующей денежно-кредитной политики» (Кыргызстан).[5]

Разработка  и принятие   монетарных стратегий  этими странами обусловлено тем, что снижение уровня инфляции способствует сокращению макроэкономических рисков и обеспечению экономического роста,  расширению инвестиций и  наращиванию кредитных вложений не  только в текущем, но и в долгосрочном периоде.

Полное внедрение режима инфляционного таргетирования  требует в среднем 2-3 года и зачастую сталкивается с определенными сложностями:

  • вмешательство государства в процесс ценообразования, высокая доля ВВП, перераспределяемого через бюджет, высокое бремя косвенных налогов;
  • высокий уровень государственной монополизации банковской сферы;
  • невысокая самостоятельность центральных банков, недостаточная развитость финансовых рынков, низкая капитализация предприятий и банков и др.

Если обобщить накопленный разными странами опыт применения режима инфляционного таргетирования, то следует отметить как его положительные эффекты, так и ограничения  в использовании.

Значимым положительным эффектом является то, что практически во всех странах на первом этапе произошло значительное  снижение темпов инфляции. Причем это сокращение было больше, чем в других странах с примерным уровнем экономического развития, но не применявшим режим инфляционного таргетирования.  К преимуществам также можно отнести:

  • четкое соответствие целей и приоритетов денежно-кредитной политики;
  • режим таргетирования инфляции помогает довольно быстро снизить темп роста инфляции и поддерживать ее низкие темпы,  создавая условия  и  предпосылки для устойчивого и сбалансированного роста экономики;
  • инфляционное таргетирование способствует росту независимости центрального банка, ориентируя его на достижение одной цели – в виде снижения инфляции и ее последующей стабилизации на низком уровне;
  • внедрение режима инфляционного таргетирования предъявляет более высокие требования к уровню профессиональной подготовленности работников органов денежно-кредитного регулирования, нового уровня проведения макроэкономического анализа.

Наряду с положительными моментами режим инфляционного таргетирования имеет  определенные ограничения  применения [1, с.298].

  • Уровень инфляции обычно зависит не только от проводимой монетарной политики, но и от бюджетно-налоговой политики государства и поведения субъектов экономики, а значит, в дополнение к режиму инфляционного таргетирования государству приходится использовать жесткую антимонопольную политику.
  • Режим инфляционного таргетирования неизбежно влияет на изменение объемов производства, и потому предлагается использовать и таргетирование объемов производства, т.е. установить предельные размеры производства, в рамках которых реальный объем выпуска продукции может отклоняться от максимальной величины.
  • Режим инфляционного таргетирования зависит от доверия субъектов экономики к объявленным целевым ориентирам и ориентирам роста ценового индекса. Если такое доверие есть и оно подкрепляется обоснованными экономическими прогнозами, то инфляционное таргетирование может стать реальным инструментом воздействия на инфляционные ожидания общества и его поведение.
  • Режим инфляционного таргетирования показывает хорошие результаты в странах с устойчивой экономикой, не проводящих значительных структурных и институциональных изменений, где уже отлажена работа монетарных инструментов воздействия на экономику.

Мировой опыт свидетельствует, что режим инфляционного таргетирования  благодаря  созданию соответствующих условий  позволил  странам  с рыночной и переходной экономикой добиться определенных успехов в управлении инфляцией и создании стимулов для экономического роста. Однако следует наряду с методами монетарного регулирования использовать и другие методы макроэкономического воздействия, показавшие свою эффективность в различных странах. К таким методам  можно отнести: возрастание спроса на деньги, и повышение  сберегательной активности граждан, развитие финансового рынка  и используемых финансовых инструментов, разработка сбалансированной бюджетно-налоговой политики и др. Эти вопросы следует учитывать странам Евразийского экономического союза, осуществляющим переход  к режиму таргетирования инфляции.

Литература

  1. Малкина М.Ю. Инфляционные процессы и денежно-кредитное регулирование в России и за рубежом: Уч. пособ.- М.: Инфра- М., 2012.-310с.
  2. Моисеев С.Р. Денежно-кредитная политика: теория и практика: Уч. пособ. – М.: Московская финансово-промышленная академия, 2011.- 784 с.
  3. Официальный сайт Евразийского экономического союза. Денежно-кредитная политика стран-участников Евразийского экономического союза: Казахстана, Белоруссии, России, Армении, Кыргызстана. – [Электронный ресурс] URL: http://eec.eaeunion.org/ru/act/finpol/dofp/valuta/Pages/monetary_policy.aspx (дата обращения 28.10.2015г.)

References

  1. Malkina M.Ju. Infljacionnye processy i denezhno-kreditnoe regulirovanie v Rossii i za rubezhom: Uch. posob.- M.: Infra- M., 2012.-310s.
  2. Moiseev S.R. Denezhno-kreditnaja politika: teorija i praktika: Uch. posob. – M.: Moskovskaja finansovo-promyshlennaja akademija, 2011.- 784 s.
  3. Oficial’nyj sajt Evrazijskogo jekonomicheskogo sojuza. Denezhno-kreditnaja politika stran-uchastnikov Evrazijskogo jekonomicheskogo sojuza: Kazahstana, Belorussii, Rossii, Armenii, Kyrgyzstana. – [Electronic resource] URL: http://eec.eaeunion.org/ru/act/finpol/dofp/valuta/Pages/monetary_policy.aspx ( accessed 28.10.2015g.)

[1]Денежно-кредитная политика Республики Казахстан до 2020г. Постановление Правления Национального Банка Республики Казахстан от 24.04.2015 г. № 67 с дополнениями от 17.06. 2015 г. № 122. URL: http://eec.eaeunion.org/ru/act/finpol/dofp/valuta/Documents/НБ%20РК%20Ден.кред.пол.%20до%202020.pdf.-С.1 (дата обращения  26.10.2015г.)

[2] Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2015г. и период 2016- 2017 гг. Банк России. URL: http://eec.eaeunion.org/ru/act/finpol/dofp/valuta/Documents/ЦБ%20РФ%20Ден.кред.пол.2015%20и%202016-2017.pdf – С.3;.6 (дата обращения 26.10.2015)

[3]Стратегия Центрального Банка Республики Армения на 2015-2017гг. URL: http://eec.eaeunion.org/ru/act/finpol/dofp/valuta/Documents/ЦБ%20РА%20Стратегия%202015-2017.pdf, С.11 (дата обращения 26.10.2015г.)

[4] Об утверждении Основных направлений денежно-кредитной политики Республики Беларусь на 2015 год. Указ Президента Республики Беларусь от 1 декабря 2014 г. № 551 г. Минск. URL:  http://eec.eaeunion.org/ru/act/finpol/dofp/valuta/Documents/НБ%20РБ%20Ден.кред.пол.%202015.pdf .-С.2 (дата обращения 26.10.2015г.)

[5] Совместное заявление Правительства Кыргызской Республики и Национального банка Кыргызской Республики об основных направлениях экономической политики на 2015г. URL: http://eec.eaeunion.org/ru/act/finpol/dofp/valuta/Documents/Заявление%20Правительства%20КР%20и%20НБ%20КР%202015.pdf (дата обращения 26.10.2015г.)

Цели и принципы денежно-кредитной политики

Основной целью денежно-кредитной политики Банка России является поддержание ценовой стабильности, то есть стабильно низкой инфляции.

Ценовая стабильность — важный элемент благоприятной среды для жизни людей и ведения бизнеса, так как она:

  • защищает доходы и сбережения в национальной валюте от непредсказуемого обесценения. Это позволяет поддерживать уровень жизни, а также более уверенно планировать ежедневные и долгосрочные расходы;
  • защищает граждан с невысоким уровнем дохода. Такие семьи в основном покупают недорогие товары первой необходимости. Стабильно низкая инфляции позволяет поддерживать уровень потребления;
  • способствует повышению доступности заемного финансирования для компаний, так как снижает инфляционную премию, которые банки закладывают в процентные ставки;
  • упрощает финансовое и инвестиционное планирование для бизнеса;
  • увеличивает доверие к национальной валюте и создает условия для снижения валютизации активов и обязательств в экономике. Это, в свою очередь, снижает влияние изменения внешних условий на экономику.

Основные принципы денежно-кредитной политики

Для достижения цели по инфляции Банк России реализует денежно-кредитную политику в рамках режима таргетирования инфляции (от англ. target — «цель»). При проведении денежно-кредитной политики важна последовательность, предсказуемость и прозрачность действий центрального банка, поэтому Банк России проводит свою политику в соответствии с рядом принципов.

  1. Банк России устанавливает постоянно действующую публичную количественную цель по инфляции, чтобы население, бизнес, участники финансового рынка могли учитывать ее при планировании своей деятельности и принятии решений. Цель по инфляции установлена для годового темпа прироста потребительских цен, то есть изменения за последние 12 месяцев общего уровня цен на товары и услуги, приобретаемые населением.

    Целью денежно-кредитной политики Банка России является поддержание годовой инфляции вблизи 4% постоянно. Формулировка «вблизи 4%» отражает допустимость небольших колебаний инфляции вокруг цели.



    Подробнее, что такое инфляция

    Если инфляция существенно отклоняется от цели, Банк России оценивает причины и продолжительность отклонения и исходя из этого принимает решения об использовании мер денежно-кредитной политики для возвращения инфляции к цели.

  2. При режиме таргетирования инфляции валютный курс является плавающим, то есть он формируется под влиянием спроса и предложения на валютном рынке. При плавающем валютном курсе Банк России не проводит интервенций на внутреннем валютном рынке в целях поддержания определенного уровня курса или скорости его изменения. При этом Банк России может проводить операции с иностранной валютой на внутреннем рынке в случае возникновения угрозы для финансовой стабильности, а также для пополнения (использования) международных резервов в связи с применением Минфином России бюджетного правила.

    Подробнее о политике плавающего валютного курса

  3. Основным инструментом денежно-кредитной политики Банка России является ключевая ставка. Изменяя ключевую ставку, Банк России воздействует на динамику процентных ставок в экономике, которая в свою очередь влияет на внутренний спрос и инфляцию.

    Подробнее, как Банк России влияет на инфляцию


    Совет директоров Банка России регулярно принимает решения по ключевой ставке — восемь раз в год в соответствии с заранее утвержденным и опубликованным графиком.


    Подробнее, как принимаются решения по денежно-кредитной политике

    Решение по ключевой ставке обязательно сопровождается объяснением его логики и причин, а также, как правило, дополняется сигналом о возможных дальнейших шагах по денежно-кредитной политике. Разъяснение Банком России принятых решений и будущих намерений является важным инструментом управления инфляционными ожиданиями, так называемой привязки их к цели по инфляции.

    Привязка инфляционных ожиданий как населения, так и бизнеса к цели по инфляции имеет большое значения для действенности мер, принимаемых центральным банком.

  4. Банк России принимает решения по денежно-кредитной политике на основе макроэкономического прогноза с учетом анализа широкого круга информации. Денежно-кредитная политика влияет на динамику цен не сразу, а со временем, через длинную цепочку взаимосвязей. Поэтому для оценки влияния решения по ключевой ставке на экономику и инфляцию необходим макроэкономический прогноз.

    Для разработки прогноза Банк России использует современные макроэкономические модели. В рамках подготовки макроэкономического прогноза Банк России оценивает продолжительность действия факторов, влияющих на экономику и динамику цен, и устойчивость сформировавшихся экономических тенденций.

    Меры, принимаемые по другим направлениям внутренней экономической политики, а также меры экономической политики в крупнейших зарубежных странах являются важными факторами, которые учитывает Банк России при подготовке макроэкономического прогноза.

    При формировании предпосылок макроэкономического прогноза и оценке рисков на текущем этапе Банк России использует консервативный подход, придавая несколько большее значение проинфляционным факторам и рискам. Это связано с тем, что инфляционные ожидания в России пока остаются повышенными и чувствительными даже к временному повышению цен на отдельные товары. В такой ситуации недооценка проинфляционных факторов и рисков может привести к устойчивым и продолжительным отклонениям инфляции вверх от цели.

  5. Банк России придерживается информационной открытости в области денежно-кредитной политики, чтобы повысить понимание и доверие к проводимой денежно-кредитной политике, сформировать предсказуемую экономическую среду для всех участников экономических отношений. Понимание и доверие к принимаемым мерам имеет большое значение для повышения их действенности.

    В рамках политики информационной открытости Банк России прежде всего стремится максимально оперативно и полно раскрывать информацию о целях, принципах, мерах и результатах денежно-кредитной политики, об оценке экономической ситуации и перспектив ее развития. Банк России также работает над расширением охвата коммуникации по денежно-кредитной политике и повышением ее адресности.


    Подробнее, как Банк России рассказывает о своих решениях

Страница была полезной?


Да
Нет

Последнее обновление страницы: 22.01.2021

Инфляция в России: тенденции и перспективы

№1(16), 2011
Финансы

В статье рассмотрены проблемы трактовки, измерения и прогнозирования инфляции, выделены основные факторы, оказывающие влияние на динамику последней, проанализированы последствия перехода к политике инфляционного таргетирования.

Ключевые слова: инфляция, обесценение денег, индекс потребительских цен (ИПЦ), базовая инфляция, инфляционные ожидания, монетарный фактор, эффект переноса, структурная инфляция, инфляция «дорогих денег», инфляция НТП, таргетирование инфляции.

V. O. Grishchenko. Inflation in Russia: tendencies and prospects. This article focuses on problems of interpreting, measuring and forecasting inflation and deals with main factors which cause it. The policy of inflation targeting is also being evaluated.

Key words: inflation, money devaluation, consumer price index (CPI), core inflation, inflation expectations, monetary factor, exchange rate pass-through, structural inflation, inflation caused by tight money policy, inflation caused by scientific and technological progress, inflation targeting.

Определение инфляции

Терминологические проблемы не столь формальны, как может показаться на первый взгляд. От того, что считать инфляцией, во многом зависит методология ее измерения, построение перечня факторов, ее вызывающих, характер антиинфляционной политики.

Несмотря на то, что «о терминах не спорят, о терминах договариваются» [1], вопрос, как дать максимально корректное определение инфляции, по-видимому, остается открытым. В XX веке в различные периоды она трактовалась по-разному[2]: в 30-е гг. — как чрезмерный выпуск денежных знаков сверх потребностей оборота, в 40-е — как любое обесценение бумажных денег, в 50-е — как переполнение каналов обращения избыточной денежной массой бумажных денег по сравнению с количеством золота, необходимого для обращения, в 60-е — как многофакторное явление. В настоящее время инфляцию часто определяют просто как «рост цен». Возможно, это удобно для целей измерения[3]. Проблема в том, что такое определение затушевывает суть процесса и требует, как минимум, ответа на вопросы: «каких цен — определенного круга или всех сразу?» и «при каких условиях?». Как писал Пол Хейне, инфляция — это не увеличение размера предметов, а уменьшение длины линейки, которой мы пользуемся для их измерения[4]. Поэтому есть смысл считать инфляцию явлением по природе денежным и определить ее (с некоторыми оговорками) как обесценение денег. Но этот путь не менее тернист. Так, весьма примечательна попытка акад. Маевского на основе такого определения инфляции доказать, что она имеет исключительно монетарный характер [4]. Критикуя методологию Росстата, Маевский отметил, что если общий индекс цен считать как среднюю из индексов цен на отдельных рынках, то получится, что одни и те же деньги имеют на разных рынках различную покупательную способность, что противоречит главной, по его мнению, их функции — всеобщего измерителя (противоречие). Но на данный тезис было выдвинуто следующее возражение: деньги действительно в строгом смысле всеобщим измерителем не являются, более того, различия в покупательной способности одних и тех же денег учитываются при выделении, например, дотаций регионам РФ. Считается, что эти различия возникают из-за транспортных издержек (невозможность арбитража) и климатических факторов*.

Итак, инфляция — сложное социально-экономическое явление, которое в рамках данного исследования можно считать обесценением денег, проявляющимся в росте цен. Она может иметь субъективные и объективные, монетарные и немонетарные причины, проявляющиеся в чистом или комплексном виде.

Измерение и прогнозирование инфляции

Инфляцию принято измерять так, как будто это рост цен. Соответственно, основу инструментария составляют индексы цен. Так, Росстат использует индекс потребительских цен (ИПЦ), подсчитанный на основе наблюдения за ценами ограниченного круга товаров и услуг. Набор формируется учетом их относительной важности для потребления населения, представительности с точки зрения отражения динамики цен на однородные товары, устойчивого наличия их в продаже. Новые товары и услуги включаются в набор для наблюдения за потребительскими ценами в тех случаях, когда их доля составляет не менее 0,1% от общих потребительских расходов населения [5].

При этом при подсчете базового ИПЦ из данного списка исключаются товары и услуги, цены которых сильно подвержены сезонности или влиянию административных мер. Примечательно, что с 2006 г. из этого набора исключены [6]: молоко непастеризованное, картофель, водка, бензин и дизельное топливо; проезд на городском транспорте (в т.ч. на метро), авиа и ж/д перевозки, телефонная связь и основная часть услуг ЖКХ.

Непосредственный расчет индекса инфляции производится с учетом весов компонентов корзины. В корзине развитых стран «на долю продуктов питания приходится 10% расходов, 20% — на непродовольственные товары и 15% на ЖКХ. Вторая половина расходов — это услуги кроме ЖКХ и выплаты по ипотеке» [7]. В корзине, используемой Росстатом для расчетов ИПЦ в 2009 г., на долю продовольственных товаров приходится 37,7%, непродовольственных — 37,37%, платных услуг — 24,93%. Структура потребления в Москве, что неудивительно, сильно отличается от показателей в среднем по России. По мнению С.В. Ануреева, «потребительская корзина Росстата больше ориентируется на жителя небольшого города — Иваново или Владимира — с отличным от Москвы масштабом и приростом цен» [8].

ЦБ РФ на основе данных Росстата рассчитывает т.н. базовую инфляцию (не учитываются цены на плодовоовощную продукцию, администрируемые цены, т.е. то же, что не учитывает Росстат, см. выше). Примечательно, что в результате показатель ЦБ с базовым ИПЦ не совпадает, более того, последний, по методологии ЦБ, получается равным сумме базовой и небазовой инфляции, т.е. всё-таки учитывает в т.ч. динамику цен на плодовоовощную продукцию. Получившееся противоречие может быть объяснено попытками ЦБ оказывать влияние на ожидания хозяйствующих субъектов и международную общественность.

В последнее время трудности в моделировании денежно-кредитной политики дали возможность одному из руководителей ФРС Ф.Мишкину заявить, что разработчики монетарной политики остались без математического аппарата [9]. Так, теория нелинейности установила, что статистическое распределение цен финансовых активов не является гауссовским, т.е. стандартные эконометрические модели становятся малопригодными, а эконометрические прогнозы начинают давать невразумительные результаты: «Действительно, можно ли серьезно воспринимать модели, в основу которых положены фантастические предпосылки, не имеющие ничего общего с экономической реальностью?!» [10]. Возможно, для решения данной проблемы экономической теории придется окончательно распрощаться с мыслями о своей экспансии в другие науки и собственном величии («экономический империализм») и воспользоваться разработками специалистов из других областей знаний — главным образом физиков.

Факторы инфляции

Мы изложим классификацию причин инфляции в рамках подхода, описанного в начале работы. Их можно разделить, с одной стороны, на субъективные и объективные, а те, в свою очередь, на монетарные и немонетарные. Некоторые объективные факторы могут проявляться в чистом виде, остальные — во взаимодействии с другими факторами.

I

Когда инфляция возникает как результат специфических настроений хозяйствующих субъектов, можно считать, что велика роль субъективных факторов. В большинстве случаев это инфляционные ожидания — один из аспектов предвидения будущего хозяйствующими субъектами, своеобразный прогноз будущей инфляции, «составляемый» индивидами. Когда хозяйствующие субъекты «свыклись с ползучим ростом цен и/или обесценением национальной валюты и не ожидают изменений к лучшему в обозримой перспективе» [11], инфляционные ожидания начинают оказывать значительное влияние на уровень цен даже в условиях совершенной конкуренции.

Важную роль данный фактор играет при гиперинфляции, что подтверждает пример России начала 90-х гг., когда главным их индикатором выступал валютный курс.

В настоящее время рост цен естественных монополий сформировал у хозяйствующих субъектов устойчивые инфляционные ожидания. Несмотря на все усилия ЦБ (см.выше), перспективы их снижения довольно туманны.

II

Рассмотрение объективных причин инфляции сводится к выделению монетарных и немонетарных факторов.

1. Широко известный тезис Фридмена об инфляции как об исключительно денежном явлении подтверждается на практике лишь отчасти. С одной стороны, гиперинфляция в Германии и Советской России в 20-х гг. была вызвана на начальном этапе исключительно чрезмерной эмиссией денег (монетарный фактор в чистом виде), а затем разгонялась последней и инфляционными ожиданиями. Большую роль в российской инфляции начала 90-х гг. сыграл накопленный ранее «рублевый навес». С другой стороны, не всякое увеличение денежной массы отражается на ценах, многое зависит от спроса на деньги и от того, каким образом они попадут в экономику*.

Основные формы проявления монетарного фактора: кредитная экспансия, чрезмерные инвестиции, колебания валютного курса.

1) Рассмотрев динамику инфляции и денежной массы** в РФ за 2006 — начало 2010 гг., можно сделать вывод, что между ними нет прямой зависимости. Более того, коэффициент корреляции получается даже отрицательным: r = — 0,5156. С учетом полугодового лага

r = 0,392841, что свидетельствует о наличии прямой, но незначительной зависимости между инфляцией и М2. Разумеется, из этого не следует обоснованность политики сжатия денежного предложения.

2) Колебания курса влияют как на цены импортных товаров, так и на общий уровень внутренних цен. Влияние на инфляцию валютного курса (эффект переноса) также можно отнести к монетарным факторам. Эмпирические исследования указывают на асимметричность эффекта переноса обменного курса, возникающую из-за различий в степени конкурентности рынков, в эластичности спроса на тот или иной товар, наличия количественных ограничений.

Рассматривая влияния курса на инфляцию, нельзя недооценивать роль субъективных факторов (инфляционных ожиданий). Так, в 1993-1994 гг., когда в условиях устойчивых высоких инфляционных ожиданий и 60% доли импортных товаров курс рубля в значительной степени обусловливал ценовую динамику. Кроме того, когда в условиях усиливающихся структурных диспропорций изменения курса приводили к увеличению экспорта, возникал дефицит на внутреннем рынке, что приводило к повышению оптовых и потребительских цен [12].

В последние 10 — 15 лет отмечается ослабление связи между валютным курсом и инфляцией из-за: уменьшения волатильности номинального обменного курса, сдвига в структуре импорта от сырья к изделиям обрабатывающей промышленности, снижения инфляционных ожиданий и повышения конкуренции на потребительских рынках.[13]

Коэффициент парной корреляции между индексом цен и обменным курсом составляет примерно 0,3 [14]

По расчетам М. Головнина[15], коэффициенты корреляции для случаев умеренной инфляции в переходных экономиках стран ЦВЕ и РФ ниже соответствующих показателей для всей совокупности и составляют:

— между инфляцией (π) и М2 — 0,958 и 0,651 соответственно,

— между инфляцией и курсом национальной валюты к доллару (e) — 0,984 и 0,707,

— между инфляцией и номинальной з/п (w) — 0,995 и 0,805;

При этом r (w, М2) изменился от 0,966 до 0,76, а r (e, М2) — от 0,947 до 0,363.

Можно сделать вывод, что в целом влияние монетарных факторов сильнее всего проявляется при гиперинфляции, а при умеренной инфляции их значение ослабевает.

2. К числу проявлений инфляционного процесса, возникающих под влиянием немонетарных факторов*, можно отнести:

А) структурную инфляцию — массовую перестройку относительных цен,

проявившуюся в начале 90-х гг. в повышении цен под действием структурных сдвигов в экономической системе. В СССР кроме монополизма существовали хронические ценовые диспропорции между гипертрофированными отраслями группы «А» и недоразвитыми — группы «Б», проявлявшиеся в несоответствии товарной и денежной масс на потребительском рынке. Диспропорции в ценах обусловили трудноустранимое неравномерное распределение доходов в пользу сырьевых отраслей и в ущерб легкой, пищевой промышленности и сельскому хозяйству.

Б) инфляцию издержек и инфляция «дорогих денег»**, которыесходны по своей сути: они появляются в результате повышения фирмами цен под действием внешнего фактора. В первом случае это происходит из-за роста издержек, чаще всего зарплат работников. К этому типу также можно отнести импортированную инфляцию и инфляцию, вызванную налогами, когда в результате чрезмерного налогообложения предприниматели вынуждены поднимать цены или уходить от налогообложения.*** Коррупция также способствует повышению издержек, а, в условиях монополизма, и цен.

Специфика инфляции «дорогих денег» в том, что она возникает как «защитная реакция» фирм на проведение государством рестриктивной денежно-кредитной политики, когда компании компенсируют недоступность кредитов повышением цен на свою продукцию.

Благоприятными условиями для возникновения перечисленных выше типов инфляции являются монополизм и высокие инфляционные ожидания. Это иллюстрирует следующий пример из российской действительности [16]: в 1992-1993 гг. значительное число предприятий потеряло собственные оборотные средства и в то же время лишились доступа к кредитным ресурсам из-за высоких процентных ставок. Сделав ставку на инфляционные ожидания потребителей, они прибегали к повышению цен для получения финансовых ресурсов.

В) инфляцию НТП

Данный тип разрабатывается в рамках теории эволюционной экономики в т.ч. академиком РАН В.И.Маевским. Он использует понятие макрогенераций — «действующих лиц эволюции на макроуровне[17]», в совокупности создающих ВВП. У каждой есть жизненный цикл. Макрогенерации конкурируют между собой. Упрощенно макрогенерацией можно считать фирму или группу фирм, выпускающих инновационный для своего времени продукт. Механизм возникновения эволюционной инфляции описывается следующим образом: появляется новая макрогенерация, в результате возрастает спрос на ограниченные ресурсы, а производители ресурсов повышают цены на них. Вследствие этого рентабельность старых макрогенераций снижается (повысить цены они не могут), часть из них погибает. Высвободившиеся ресурсы распределяются в пользу новой макрогенерации, которая может в разумных пределах повышать цены из-за перспектив роста спроса на ее товары-нововведения и «недосформировавшихся» цен на них. В итоге рентабельность новой макрогенерации оказывается выше, параллельно происходит повышение цен на группы товаров.

Важно, что рост цен на товары происходит независимо от их качества, а инфляция «обеспечивает необратимость экономической эволюции, повышение степени сложности национального хозяйства, проникновение в него достижений НТП»[18].

Такой тип инфляции характерен для фазы экономического спада (что вполне согласуется с теорией циклов Кондратьева). Темпы эволюционной инфляции Маевский оценил в 5-6%. По его словам, искусственное подавление такой инфляции может затормозить НТП. Однако и искусственное стимулирование такого типа инфляции тоже опасно. Интересный пример перерождения эволюционной инфляции в свою противоположность дает опыт 90-х гг. Так, в 1992 г. директивное повышение цен на энергоносители фактически искусственно создало предпосылки для развития новой макрогенерации. Если подходить предельно абстрагированно и теоретически, гипотетическая фирма с инновационным продуктом могла бы с успехом вывести свой товар на рынок. Разумеется, в действительности такой фирмы не нашлось, что, впрочем, неудивительно — в начале 90-х гг. и производителям, и потребителям было не до инноваций — «быть бы живу».

Более типичный пример — цветной телевизор оказывается дороже «такого же» черно-белого, iPhone — дороже своих аналогов среди КПК.

Таким образом, НТП во многом порождается и сопровождается двойным инфляционным процессом, подавлять который — значит негативно воздействовать на экономический рост.

Антиинфляционная политика

Таргетирование инфляции

Политика, направленная на контроль над инфляцией посредством манипулирования ожиданиями — широко известное инфляционное таргетирование, при котором регулятор во всеуслышание объявляет цель по инфляции, а затем старается ей придерживаться, меняя краткосрочную процентную ставку и пытаясь таким образом влиять на денежные агрегаты. Даже если это ему удается, последствия могут быть неоднозначными. Так, если инфляция превышает установленный порог, ЦБ поднимает ставку, что ведет к притоку спекулятивного капитала, что, в свою очередь, оказывает негативное влияние на валютный курс. Это приводит к истощению ЗВР и отрицательно влияет на бизнес. В целом политика инфляционного таргетирования имеет следствием увеличение волатильности валютного курса. Кроме того, соображения, изложенные выше, основаны на предпосылке о полном контроле ЦБ над денежной массой, что далеко не очевидно.

Примечательно, что инфляционное таргетирование не применяется в странах с недиверсифицированным экспортом[19].

Поэтому перспективы проведения политики таргетирования кажутся нам весьма туманными.

Политика цен и доходов

В период ценовой нестабильности 60-70-х гг. страны Запада активно использовали политику цен и доходов. Ее инструментарий включал широкий набор мер от сотрудничества компаний и государства по предупреждению скачков цен до административного замораживания цен и доходов на длительный период времени.

Вопросы регулирования цен и доходов были предметом переговоров между профсоюзами, предпринимателями и правительством. Первые стремились привязать зарплату к динамике потребительских цен, вторые — к производительности труда.

В целом политика цен и доходов имела ограниченные результаты и не могла свести инфляцию на нет. Тем не менее, эта политика способствует снижению инфляции и в перспективе — росту инвестиций, обеспечивающих структурные сдвиги и устраняющих дисбалансы в экономике.

Задержку зарплат и пенсий в России 90-х гг. часто саркастически называют «политикой доходов». Разумеется, ее отрицательные последствия перевешивали положительный эффект.

Заключение

Рассмотрев характерные особенности инфляции, можно сделать вывод, что она представляет собой в конечном счете поведенческий феномен, из чего следует разнообразие причин, ее вызывающих. Сложный характер явления, в основе которого лежит изменчивая экономическая реальность, плохо поддается прогнозированию имеющимися на данный момент экономико-математическими методами.

Инфляция более предсказуема и менее вредоносна в условиях благоприятной экономической среды. Несмотря на замедление инфляции в последнее время, целом перспективы российской экономики являются инфляционными из-за отраслевых диспропорций. Впрочем, их исправление неизбежно будет сопровождаться инфляционным процессом. Так, попытка улучшить положение дел в сельском хозяйстве при благоприятном течении дел вызовет повышение затрат на заработную плату.

Инфляционное таргетирование, не базирующееся на основных макроэкономических показателях, подразумевающее манипуляцию инфляционными ожиданиями и трудноосуществимый контроль над денежной массой, может отрицательно сказаться на экономическом росте. В ряде случаев для борьбы с инфляцией возможно применение политики цен и доходов.

Для улучшения инфляционных перспектив необходимо проведение грамотной антимонопольной политики и борьба с коррупцией. И то, и другое в настоящее время трудноосуществимо.

Список литературы:

  1. Ануреев С.В. Денежно-кредитная политика, диспропорции и кризисы. — М., КНОРУС, 2009.
  2. Баранов А.О. Анализ факторов инфляции России в годы экономических реформ // Проблемы прогнозирования, 2009, № 1, сс. 111-124.
  3. Бурлачков В.К. Денежная теория и динамичная экономика. — М., УРСС, 2003.
  4. Бурлачков В.К. Инфляция и качество экономической среды. //Банковское дело, 2009, №2.
  5. Головнин М.Ю. Развитие денежно-кредитной сферы… — М., УРСС, 2009.
  6. Джаншанло Р. Управление инфляцией. — Алматы, «Издательство LEM», 2003.
  7. Катаранова. М. Связь между обменным курсом и инфляцией в России. // Вопросы экономики, 2010, №1, сс. 44-63.
  8. Киреев А. Прикладная макроэкономика. М., Международные отношения, 2006.
  9. Маевский В. И.Экономические измерения и фундаментальная теория.// Вопросы экономики, 2005, №10, с.29-39.
  10. Маевский В.И. Введение в эволюционную макроэкономику. — М., «Япония сегодня», 1997.
  11. Поршаков А., Пономаренко А. Проблемы идентификации и моделирования взаимосвязи монетарного фактора и инфляции в российской экономике.// Вопросы экономики, 2008, №7, сс. 61- 76.
  12. http://www.news-economic.com/referats/11-osobennosti-antiinfljacionnojj-politiki-v-rossii.html
  13. http://www.libertarium.ru/lib_thinking
  14. «Методологические положения по наблюдению за потребительскими ценами на товары и услуги и расчету индексов потребительских цен». /ФСГС, 30.12.2005, Приложение 5.

http://www.gks.ru/free_doc/new_site/prices/MET-05.DOC

  1. http://www.gks.ru/free_doc/new_site/prices/potr/PRIL5.DOC
  2. http://federalreserve.gov/newsevents/speech/miskin20080111a.htm

Приложения

1. К §2:

Базовая и общая инфляция в РФ




2003

2004

2005

2006

2007

2008

Базовая инфляция, %

10,2

10,5

8,3

7,8

11,0

13,6

Общая инфляция, %

12,0

11,7

10,9

9,0

11,9

13,3

Источники:

http://cbr.ru/publ/root_get_blob.asp?doc_id=7197

http://cbr.ru/publ/root_get_blob.asp?doc_id=8127

http://cbr.ru/publ/root_get_blob.asp?doc_id=8493

2. К §3:

Динамика инфляции и денежной массы в РФ в 2006-2010 гг.

Источники:

http://www.expert.ru/macro/116605/?200601-116605inc_rate000000-116605trendFF0000

http://www.expert.ru/macro/116613/

Примечания:

М2 (тренд) — темпы роста агрегата М2, %

Темпы прироста инфляции — в годовом выражении, %

Динамика инфляции и денежной массы в РФ в 2006-2010 гг. с учетом полугодового лага

Источник: расчеты автора по данным http://www.expert.ru/macro/116613/

3. К §4:

Инфляция в РФ в 2003-2008 гг.







2003

2004

2005

2006

2007

2008

ИПЦ (декабрь к декабрю), %

112,0

111,7

110,9

109,0

111,9

113,3

Индекс цен производителей промышленных товаров (декабрь к декабрю), %

112,5

128,8

113,4

110,4

125,1

93,0

Индекс цен производителей с/х продукции (декабрь к декабрю), %

124,7

117,7

103,0

110,4

130,2

102,5

Сводный индекс цен строительной продукции (декабрь к декабрю), %

110,3

114,9

112,1

112,4

117,4

116,9

Индекс тарифов на грузовые пе­ре­возки (декабрь к декабрю), %

123,5

109,3

116,6

115,8

106,8

132,3


Источник

http://www.gks.ru/wps/PA_1_0_S5/Documents/jsp/Detail_default.jsp?category=1112178611292&elementId=1135087342078

1. http://www.news-economic.com/referats/11-osobennosti-antiinfljacionnojj-politiki-v-rossii.html

2. Джаншанло Р. Управление инфляцией. Алматы, «Издательство LEM», 2003, с.6.

* См., напр., Катаранова. М. Связь между обменным курсом и инфляцией в России. // Вопросы экономики, 2010, №1, сс. 44-63; Баранов А.О. Анализ факторов инфляции России в годы экономических реформ // Проблемы прогнозирования, 2009, № 1, сс. 111-124; Поршаков А., Пономаренко А. Проблемы идентификации и моделирования взаимосвязи монетарного фактора и инфляции в российской экономике.// Вопросы экономики, 2008, №7, сс. 61- 76.

3. http://www.libertarium.ru/lib_thinking

4. Маевский В. Экономические измерения и фундаментальная теория.// Вопросы экономики, 2005, №10, с.29.

5. http://www.gks.ru/free_doc/new_site/prices/MET-05.DOC

6. «Методологические положения по наблюдению за потребительскими ценами на товары и услуги и расчету индексов потребительских цен». /ФСГС, 30.12.2005, Приложение 5.

http://www.gks.ru/free_doc/new_site/prices/potr/PRIL5.DOC

7. Ануреев С.В. Денежно-кредитная политика, диспропорции и кризисы. М., КНОРУС, 2009, с.174.

8. Там же, с.174.

9. http://federalreserve.gov/newsevents/speech/miskin20080111a.htm

10. Бурлачков В. Инфляция и качество экономической среды. //Банковское дело, 2009, №2,сс. 47.

11. Киреев А. Прикладная макроэкономика. М., Международные отношения, 2006, с.172.

* В настоящее время экономика России остается недомонетизированной, что в условиях экономического роста свидетельствует о неудовлетворенном спросе на деньги.

** См. Приложения

12. Бурлачков В.К. Денежная теория и динамичная экономика. М., УРСС, 2003, с.324.

13. Катаранова М. Связь между обменным курсом и инфляцией в России. //Вопросы экономики, 2010, №1, с. 45.

14. Там же, с.51.

15. Головнин М.Ю. Развитие денежно-кредитной сферы… М., УРСС, 2009, сс.40-42.

* Иногда они проявляются в чистом виде. Пример: свертывание гражданского производства в условиях практически неизменного денежного предложения всё равно приводит к росту цен.

** Термин введен французским экономистом А.Кульманом, проанализировавшим поведение фирм в условиях политики кредитных рестрикций, проводившейся во Франции в 80-е гг. XX в.

*** Налогообложение влияет на инфляцию разнонаправленно, т.к. сбор налогов уменьшает денежную базу. Неформальная занятость действует в сторону уменьшения инфляции, т.к. в конечном счете увеличивает спрос со стороны «неформально занятых». Ускоряет инфляцию массовая «обналичка».

16. Бурлачков В.К. Денежная теория и динамичная экономика. М., УРСС, 2003, с.325.

17. Маевский В.И. Введение в эволюционную макроэкономику. М., «Япония сегодня», 1997, с.18.

18. Там же, с. 54.

19. Бурлачков В. Инфляция и качество экономической среды. //Банковское дело, 2009, №2,сс. 42-47.

Практика применения режима таргетирования инфляции / КонсультантПлюс

Результаты исследований свидетельствуют о том, что переход к таргетированию инфляции приводит к снижению уровня <1> и волатильности <2> инфляции, уменьшению влияния колебаний валютного курса на динамику цен <3>, снижению риск-премий <4> и реальных процентных ставок. Выводы исследований последних лет также говорят о положительном влиянии режима таргетирования инфляции на долгосрочный экономический рост <5>. Кроме того, снижение инфляционных ожиданий вслед за снижением инфляции и формирование доверия общества к цели по инфляции позволяют более активно проводить контрциклическую денежно-кредитную политику и сглаживать влияние негативных внешних факторов на экономику <6>.

———————————

<1> См. Neuman, von Hagen 2002; Hu 2003; Sheridan, Ball 2005; Goncalvez, Salles 2008; Willard 2006; Lin, Ye 2007; Lin, Ye 2009; Картаев 2016; Aguir 2017; Fratzscher et al. 2017.

<2> См. Wilson 2006; Neanidis, Savva 2013; Bhar, Mallik 2010.

<3> См. Edwards 2006; Nogueira Junior 2007; Prasertnukul et al. 2010; Oladipo 2017.

<4> По мнению К. Борио и соавторов (Borio et al. 2017), основная причина долгосрочного понижательного тренда реальных ставок — последовательная денежно-кредитная политика (в том числе режим таргетирования инфляции). В работах Fouejieu, Roger 2013, Kruskovic 2014 делается вывод о том, что политика таргетирования инфляции приводит к снижению риск-премий.

<5> В работах «первого поколения» утверждается, что переход к режиму таргетирования инфляции не оказывает значимого влияния на долгосрочный рост — см. Sheridan, Ball 2005; Walsh 2009; Fang et al. 2009; Brito, Bystedt 2010. В то же время в исследованиях последних лет преобладает точка зрения о положительном влиянии — см. Hu 2003; Mollick et al 2011; Kurihara 2013; Ayres et al 2014; Hale, Philippov 2015; Картаев и др. 2016; De Gimaraes e Souza et al. 2016; Aguir 2017; Fratzscher et al. 2017; Kiladze 2017; Iyke, Ho 2018; Картаев 2018.

<6> См. Fisher (2011), IMF World Economic Outlook (2018).

 

Темпы роста потребительских цен снижаются в результате проведения последовательной денежно-кредитной политики, важными предпосылками которой являются независимость и подотчетность центрального банка. По мере замедления инфляции снижается и ее волатильность. Таким образом достигается ценовая стабильность, что защищает доходы и сбережения бизнеса и домашних хозяйств от непредсказуемого обесценения. На этом фоне растет доверие к национальной валюте, а также снижается валютизация экономики.

В условиях стабильной и низкой инфляции уменьшается неопределенность в экономике, снижаются инфляционные ожидания и премия за риск. Это способствует снижению реальных процентных ставок — особенно долгосрочных — и сокращению масштабов их колебаний. В результате формируется более предсказуемая среда для бизнеса и домашних хозяйств, что важно для расширения инвестиций и устойчивости темпов экономического роста.

В период введения режима таргетирования инфляции центральные банки придерживаются относительно жесткой денежно-кредитной политики, чтобы обеспечить снижение инфляции до целевого уровня, который, как правило, существенно ниже, чем исторически наблюдаемые значения темпов роста потребительских цен. На этом переходном этапе может происходить некоторое замедление темпов роста ВВП, однако по мере достижения ценовой стабильности проявляются положительные эффекты политики таргетирования инфляции.

При этом для успешного экономического развития необходима как последовательная денежно-кредитная политика центрального банка, так и сбалансированная бюджетная политика, а также отсутствие существенных дисбалансов в экономике, которые могут сделать ее уязвимой к воздействию негативных внешних факторов.

Результаты применения режима таргетирования инфляции можно проиллюстрировать на основе статистических данных по странам, которые имеют достаточно продолжительный опыт применения данной политики. Для примера выбраны страны, использующие режим таргетирования инфляции не менее восьми лет, чтобы можно было с большей уверенностью говорить о проявлении его эффектов <7>.

———————————

<7> В этот список входят 30 стран (см. таблицу «Информация по странам, таргетирующим инфляцию»). Для Чехии отсутствуют данные по инфляции в период до принятия режима таргетирования инфляции.

Источник: МВФ.

 

После введения режима таргетирования инфляция становится

однозначной, в 2/3 стран она опустилась ниже 6%…

 

 

… а масштаб колебаний инфляции снизился в 3/4 стран

 

 

После введения режима таргетирования инфляции реальные

процентные ставки в среднем снизились с 10 до 6% <*>…

 

 

…а масштаб колебаний реальных процентных ставок снизился

в 3/4 стран

 

 

После перехода к режиму таргетирования инфляции повышается

устойчивость экономического роста, хотя в переходный период

возможно замедление экономики

 


Открыть полный текст документа

Общая характеристика подходов к реализации монетарной политики




Монетарная (денежно-кредитная) политика – это совокупность мероприятий, которые предпринимает центральный банк для поддержания ценовой стабильности в целях содействия устойчивому и сбалансированному развитию экономики.

Конечной (основной) целью монетарной политики является обеспечение ценовой стабильности. Это связано с тем, что в долгосрочном периоде темпы изменения цен в экономике (инфляция) полностью определяются темпами изменения денежного предложения. В этом смысле инфляция представляет собой денежный феномен. Воздействие монетарной политики на долгосрочный рост экономики проявляется не напрямую, а косвенно через формирование благоприятной ценовой среды для инвестиционной деятельности.

При этом в кратко- и среднесрочном периодах меры монетарной политики оказывают влияние на экономическую активность, а на инфляцию, помимо денежного предложения, воздействуют и другие факторы. В результате воздействие мер монетарной политики на инфляцию осуществляется не напрямую, а опосредованно через их влияние на совокупный спрос в экономике и издержки производства, что обусловливает функционирование трансмиссионного механизма монетарной политики.

Механизм влияния монетарной политики на состояние экономики и инфляцию достаточно сложен. Вместе с тем специфика его работы выступает одним из ключевых критериев выбора режима монетарной политики страны – совокупности правил и процедур проведения центральным банком монетарной политики.

Ключевой характеристикой монетарного режима является система целевых ориентиров, образующих своего рода иерархическую структуру, в которой для достижения конечной цели необходимо последовательно поставить и выполнить операционные и промежуточные ориентиры с помощью применения соответствующих инструментов монетарной политики.

Общей характеристикой промежуточных ориентиров является их устойчивая взаимосвязь с конечной целью, количественная измеримость, возможность центрального банка влиять на них своими инструментами, прозрачность и понятность. Использование промежуточных ориентиров необходимо ввиду того, что взаимосвязь между инструментами и конечной целью монетарной политики сложна. Сигналы, посылаемые экономике через операции и инструменты центрального банка, проявляются на динамике общего уровня цен с запаздыванием (временным лагом).

Операционные цели усиливают взаимосвязь инструментов монетарной политики и промежуточных ориентиров. Через их постановку и достижение центральные банки обеспечивают выполнение промежуточных и, следовательно, конечных целей. Выбор операционных целей определяется режимом монетарной политики, а сами операционные цели предопределяют использование конкретных инструментов денежно-кредитной политики.

В мировой практике наиболее распространенными являются следующие режимы монетарной политики:

  • таргетирование обменного курса;
  • монетарное таргетирование;
  • инфляционное таргетирование.





Режим Операционная цель Промежуточная цель Конечная цель
Таргетирование обменного курса Номинальный обменный курс Номинальный обменный курс Ценовая стабильность
Монетарное таргетирование Денежная база / процентная ставка Денежный агрегат
Инфляционное таргетирование Процентная ставка Прогноз инфляции

Режим таргетирования обменного курса означает, что центральный банк привязывает стоимость национальной валюты к курсу валюты (корзины валют) страны (стран) с низким уровнем инфляции, то есть промежуточным ориентиром монетарной политики является определенный уровень или изменение обменного курса. Опираясь на теорию относительного паритета покупательной способности, данный режим предполагает, что при фиксации обменного курса инфляция внутри страны должна приближаться к инфляции в стране валюты привязки. Основным инструментом достижения целей монетарной политики выступают валютные интервенции.

Для того чтобы эффективно использовать данный режим, страна должна обладать существенными золотовалютными резервами для противодействия шокам на валютном рынке.

Режим монетарного таргетирования в качестве промежуточного ориентира использует один из показателей денежной массы. Теоретически опираясь на уравнение обмена И.Фишера, данный режим предполагает наличие в стране тесной прямой взаимосвязи выбранного промежуточного ориентира и индекса потребительских цен. Основным инструментом достижения целей монетарной политики выступают инструменты регулирования ликвидности банков.

Важным условием эффективного осуществления режима монетарного таргетирования является наличие гибкого курса национальной валюты к иностранным валютам. Это позволяет центральному банку сосредоточиться на решении задачи по управлению денежным предложением через инструменты регулирования ликвидности банков и минимизировать влияние валютного канала на промежуточный ориентир.

Режим таргетирования инфляции предполагает, что центральный банк достигает своей конечной цели через управление инфляционными ожиданиями. В качестве промежуточного ориентира выступает прогноз инфляции. Основное воздействие монетарной политики осуществляется, как правило, через канал процентной ставки.

Подробнее с теоретическими и практическими аспектами режимов монетарной политики можно ознакомиться в работах Мирончик и Безбородовой (2015), Лузгина и Годес (2010).


ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ (FAQ)

Трансмиссионный механизм монетарной политики представляет собой совокупность каналов, посредством которых импульсы денежно-кредитной политики воздействуют на экономическую активность и уровень цен в экономике в кратко- и среднесрочном периодах. В долгосрочном периоде в соответствии с концепцией нейтральности денег денежно-кредитное регулирование не оказывает влияния на реальные экономические переменные (ВВП, процентная ставка и др.).

Трансмиссия монетарного импульса осуществляется в три основных этапа, что обусловливает наличие временной задержки – лага. На первом этапе изменение операционного инструмента монетарной политики воздействует на переменные финансового сектора, цены нефинансовых активов и ожидания экономических агентов. На втором этапе происходит корректировка поведения экономических агентов, которая отражается в динамике потребительской и инвестиционной активности, а также внешней торговли. На третьем этапе изменяется объем производства в стране, что находит отражение в динамике денежной массы и внутренних цен на товары и услуги.


Канал трансмиссионного механизма монетарной политики можно определить как систему экономических отношений, складывающихся между секторами экономики в процессе последовательной передачи импульса монетарной политики через специфическую экономическую категорию в реальную экономику и инфляцию. Наиболее часто выделяют следующие каналы трансмиссионного механизма: процентный, обменного курса, кредитный, цен на активы и ожиданий.
Подробнее с теоретическим представлением о монетарной трансмиссии можно ознакомиться в работах Мирончик (2015), Харитончика и Дмитриева (2018).

Долгосрочный экономический рост определяется факторами со стороны предложения (структурными факторами). К ним относят доступные технологии, размер и квалификацию трудовых ресурсов, величину и состояние основного капитала, функционирующие экономические институты и др. Государство способно оказать воздействие на долгосрочный рост посредством совершенствования рыночной системы функционирования экономики, изменения бюджетно-налоговой политики, механизма государственного регулирования экономикой, а не мерами монетарной политики. Стимулирование экономической активности монетарными инструментами сверх потенциальных возможностей экономической системы неизбежно приведет к избыточному росту денежного предложения, что будет иметь негативные инфляционные последствия и, как следствие, социальные издержки. Подробнее о факторах долгосрочного роста экономики см. в работах Мирончик и др. (2016), Демиденко и Кузнецова (2012), Комкова (2011).

В кратко- и среднесрочном периодах монетарная политика способна оказать существенное воздействие на экономическую активность. Корректировка цен на товары и услуги в ответ на изменение монетарной политики осуществляется не одномоментно, а с временной задержкой. Это означает, что в результате применения мер монетарной политики происходит временное изменение условий функционирования (например, реальной стоимости кредитных ресурсов) субъектов экономики, приводящее к изменению их инвестиционно-сберегательного поведения и, следовательно, спроса в экономике. Подробнее см. в работе Мирончик и др. (2007).





Рост цен в апреле замедлился в большинстве регионов России

Рост цен в апреле замедлился в большинстве регионов России из-за продовольственной составляющей, на которую в значительной степени влияет высокая база прошлого года, когда наблюдался всплеск спроса и цен на ряд продуктов питания после введения режима самоизоляции (макароны, крупы, мясопродукты, цитрусовые). Об этом сообщил Банк России. Годовые темпы роста цен на непродовольственные товары в апреле продолжили набирать обороты. Причины – в продолжающемся расширении спроса на фоне роста издержек производителей, пояснил регулятор.

По данным Росстата, инфляция в апреле замедлилась до 0,58% с 0,66% в марте, в годовом выражении – с 5,7 до 5,5%. Наибольшее снижение показателя зафиксировано в регионах Северного Кавказа, где традиционно за счет более существенной доли продовольствия в потребительской корзине сильнее проявились общие для всей страны факторы на рынках продовольственных товаров. Меньше всего инфляция замедлилась в регионах Сибири, где влияние общестрановых факторов на динамику продовольственных цен было наименьшим и при этом произошло наиболее заметное ускорение непродовольственной инфляции (в основном из-за роста цен на моторное топливо и легковые автомобили). В сообщении ЦБ также указано, что значительный вклад в ускорение инфляции во многих регионах внесло удорожание железнодорожных билетов из-за эффекта низкой базы прошлого года.

Традиционно в середине года инфляция в России проседает из-за снижения цен на продукцию нового урожая, вызванного ростом предложения товаров из этой категории. Но в нынешних условиях стремительного роста цен на продовольствие есть риск, что сезонной дефляции не будет, считает руководитель направления «Макроэкономический анализ и финансовые рынки» ЦСР Наталья Сафина. Собеседница «Ведомостей» вспоминает, что влияние прошлогоднего скачка валютного курса на динамику цен было достаточно ограниченным из-за слабого состояния потребительского спроса, в результате чего уже в мае 2020 г. началась устойчивая дефляция.

В этом году ожидать подобной ситуации с валютой пока не приходится. Вдобавок можно ожидать сохранения тенденции на восстановление потребительского спроса в ближайшие месяцы, что будет препятствовать устойчивому снижению темпа роста потребительских цен. По данным «СберИндекса», потребительские расходы в номинальном выражении подскочили в апреле на 41,2% в годовом выражении, а расходы в сфере услуг выросли более чем в 2 раза. Хотя такой значительный рост показателя тоже в первую очередь обусловлен низкой базой прошлого года.

«И наконец, в прошлом году урожай зерна в России стал вторым по объему в истории страны, что также внесло свой вклад в снижение динамики продовольственной инфляции, – подчеркивает Сафина. – В текущем году из-за сложных осенне-зимних условий для урожая повторение рекорда не предвидится». Ее тезис подтверждается ожиданиями Минсельхоза: по прогнозам ведомства, урожай зерна в России составит 127,4 млн т против 133,5 млн в прошлом году.

Директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв считает, что некоторое сезонное снижение цен на плодоовощную продукцию в России все же будет, но многое зависит не только от урожая (Минсельхоз ожидает его на уровне средних значений за последние несколько лет), но и от общемировых показателей, способных влиять на внутрироссийские цены. «С учетом высокой инфляционной динамики дефляции, скорее всего, не будет, но околодефляционные показатели по ИПЦ в августе – сентябре вполне могут быть», – полагает Широв.

Замдиректора Института исследований и экспертизы ВЭБа Олег Засов не считает, что показатели работы АПК сильно повлияют на итоговую инфляцию. По его мнению, если ожидания аналитиков относительно высокого урожая и снижения мировых цен на продовольствие не оправдаются, инфляция к концу года все равно вряд ли сильно ускорится, а скорее не произойдет ее ожидаемого замедления вследствие благоприятного эффекта базы, связанного с резким ускорением роста цен в конце прошлого года. «Основные инфляционные риски будут связаны с динамикой курса рубля», – считает он.

Но в любом случае продолжение роста цен станет дополнительной причиной для ЦБ повысить ключевую ставку, так как регулятор таргетирует инфляцию. Ранее Банк России опубликовал прогноз динамики ключевой ставки, которым дал понять, что ключевая ставка к концу года может вырасти до 6%. «Вместе с тем в случае шоков и резкого ускорения инфляции Банк России уже показывал, что может устанавливать любую ставку, требуемую для удержания роста цен в заданных параметрах», – напоминает Засов.

Засов тоже убежден, что в текущих условиях, когда восстановление экономики сдерживается нехваткой доходов, дальнейшее повышение ключевой ставки и, как результат, увеличение всех процентных ставок в экономике могут сыграть против экономического роста. «И не только потому, что становятся дороже новые кредиты, но и из-за удорожания обслуживания ранее взятых. В частности, в настоящее время 37% всей задолженности бизнеса перед банками – это кредиты с плавающей ставкой», – подчеркивает эксперт.

Таргетинг по инфляции и таргетинг по уровню цен

Таргетинг на инфляцию и таргетинг на уровень цен: новый теоретический и эмпирический обзор

Ценовая стабильность — ключевая цель почти каждого центрального банка в мире. Но означает ли это стабильный уровень цен или уровень инфляции? Основное различие между таргетированием инфляции и таргетированием уровня цен — это следствие невыполнения целевого показателя.

  • Непредвиденные шоки инфляции приводят к корректирующим действиям, когда цена является целевой.
  • При таргетировании инфляции прошлые ошибки и потрясения считаются «прошлым».

Если, например, инфляция сегодня неожиданно высока, в будущем за ней последует инфляция ниже среднего уровня при режиме таргетирования уровня цен. Напротив, таргетирование инфляции нацелено на среднюю (т.е. целевую) инфляцию в будущие годы независимо от уровня текущей инфляции (см. Рисунок 1).

Рисунок 1 Сравнение таргетирования инфляции и уровня цен

Рисунок 1 показывает, что ожидания в значительной степени зависят от действующего режима.Например, предположим, что центральный банк объявляет целевой показатель инфляции в 2%. Когда инфляция неожиданно вырастет до 3% в период 3, рациональные домохозяйства и фирмы будут ожидать будущую инфляцию на уровне 2% в периоды 4 и 5. Напротив, ожидаемая инфляция в период 5 будет только 1% с целевым уровнем цен, потому что цена таргетирование требует инфляции ниже среднего в этот период. Поскольку центральный банк обязан таким образом компенсировать прошлые инфляционные шоки, таргетирование цен «зависит от истории» (Woodford 2003).Этот механизм важен для понимания того, почему таргетирование на уровне цен дает разные результаты по сравнению с таргетированием инфляции в новых кейнсианских моделях.

Этот вопрос о целевых показателях — инфляции или совокупном уровне цен — волновал экономистов на протяжении десятилетий. Кнут Виксель первым представил точку зрения, согласно которой денежно-кредитная политика Швеции должна стабилизировать уровень цен в 1898 году. Чуть более трех десятилетий спустя Швеция впервые экспериментировала с таргетингом на уровень цен (см. Berg and Jonung 1999).Но таргетинг на уровень цен не стал популярным; с тех пор он не был принят ни одним крупным центральным банком.

Однако в последние годы экономисты переоценили достоинства таргетинга на уровень цен в свете новых исследований и более совершенных моделей. 1 Недавно мы написали обзор этого нового исследования (Hatcher and Minford, 2014), призванный обновить более ранний обзор, проведенный Амблером (2009). Ключевым новым событием является потенциальная роль таргетинга на уровне цен в помощи денежно-кредитной политике в отношении «нулевой границы» номинальных процентных ставок.

Рассмотрим, например, ситуацию, когда экономика пострадала от сильного негативного шока для совокупного спроса, и номинальные процентные ставки были снижены до нуля в попытке стимулировать экономику обратно на полную мощность. Поскольку инфляционные ожидания остаются привязанными к 2% при таргетировании инфляции, единственный путь, с помощью которого денежно-кредитная политика может стимулировать экономику, — это дальнейшее снижение номинальных процентных ставок — вариант, который на данный момент исчерпан.

Если домохозяйства и фирмы осознают бессилие денежно-кредитной политики в этой ситуации, они могут даже ожидать более низкой инфляции в будущем.Это повысит реальные процентные ставки, что еще больше снизит спрос. Если реальные процентные ставки будут постоянными или растущими, вероятно, последует длительная рецессия.

Таргетирование уровня цен приводит к иной динамике инфляционных ожиданий. После того, как произойдет шок спроса и инфляция упадет ниже 2%, надежный целевой уровень цен приведет к ожиданию того, что будущая инфляция превысит 2%. В свою очередь, это ожидание снизит реальные процентные ставки сегодня и обеспечит необходимый стимул для совокупного спроса и давления на цены в сторону повышения.Этот механизм ожиданий имеет дополнительный смысл в новых кейнсианских моделях, поскольку увеличение ожидаемой инфляции увеличивает текущую инфляцию, а более высокие ожидания объема производства повышают совокупный спрос.

И Эггертссон, и Вудфорд (2003), и Наков (2008) подтверждают эту интуицию. Потери благосостояния, обусловленные достижением нижней границы, намного больше при таргетировании инфляции, чем при таргетировании цен в новых кейнсианских моделях. Совсем недавно Coibion ​​et al. (2012) рассматривают расширенную модель с возможностью вычисления оптимального уровня инфляции.Поскольку таргетирование уровня цен снижает частоту и серьезность эпизодов нулевой границы за счет своего воздействия на ожидания, оптимальный уровень инфляции несколько ниже, чем при таргетировании инфляции. Поскольку существует дополнительный прирост благосостояния, связанный с более низким трендом инфляции, потенциальный прирост благосостояния от таргетирования на уровне цен намного больше и составляет 0,4% ВВП в год. 2

Covas, Zhang (2010) и Bailliu et al. (2012) показывают, что включение в новую кейнсианскую модель некоторых основных финансовых препятствий, подчеркнутых недавним финансовым кризисом, не отменяет положительных эффектов ценового таргетинга — в основном потому, что основной механизм, основанный на ожиданиях, остается сильным в этих моделях.Однако важно отметить, что в основе этого механизма лежит предположение о том, что целевой уровень цен заслуживает доверия. Кроме того, мы пока не можем много сказать об относительных достоинствах таргетинга на уровне цен в моделях с более сложными финансовыми проблемами, хотя мы ожидаем вскоре увидеть дополнительные исследования.

Поскольку механизм ожиданий при установлении таргетинга цены является центральным для его работы, решающим вопросом для политиков является то, являются ли ожидания рациональными, а экономика — новокейнсианской.Один из способов понять, являются ли ожидания рациональными, — это опросы и эксперименты. Однако, как и многие экономисты, мы по-прежнему скептически относимся к полезности этих подходов и считаем, что прикладные макроэкономические данные предпочтительнее, если они могут быть установлены на сильных статистических основаниях. 3

Поэтому мы обращаемся к этой литературе. Ранние попытки проверить рациональные ожидания в макромоделях были сделаны Fair (1993) и некоторыми другими. Когда мы смотрим на современные новокейнсианские модели с навязанными рациональными ожиданиями, мы обнаруживаем неуклонное улучшение с течением времени их эмпирических характеристик.Например, Christiano et al. (2005) и Smets and Wouters (2007) показывают, что новые кейнсианские модели могут соответствовать ключевым динамическим характеристикам данных США и впечатляюще работать в тестах прогнозов вне выборки. В настоящее время большинство крупных центральных банков считают новые кейнсианские модели полезными инструментами для анализа политики. 4

Следующим логическим шагом является тестирование этих моделей непосредственно на данных с использованием статистических тестов, которые принимают или отклоняют базовую модель и ее варианты. Эта проблема была решена в недавней литературе по прикладной макроэкономике, в которой векторные авторегрессии (VAR) используются в качестве описания макроданных.На этом может быть построена процедура статистического тестирования, известная как косвенный вывод (см. Smith 1993). Основная идея состоит в том, чтобы смоделировать модели для создания большого количества противоречивых историй и подразумеваемых ими отношений VAR, а затем спросить, можно ли отклонить фактическую историю и VAR, оцененные на основе этих фактических данных, как исходящие из этого. распределение на некотором уровне статистической достоверности. Оказывается, этот тест имеет существенную силу против неверно заданных моделей (Le et al.2012), гораздо больше, чем тесты, основанные на вероятности, которые могут затруднить различение альтернативных моделей (см. Canova and Sala 2009). Байесовское ранжирование основано на вероятности и также может иметь недостаток мощности. Хотя теоретически это можно исправить с помощью сильных априорных факторов, с практической точки зрения трудно придумать набор одновременно неоспоримых и сильных априорных факторов.

Тест косвенного вывода может быть применен к любой модели и ее предлагаемым параметрам. Кроме того, возможность того, что исходный набор параметров может быть просто неправильно откалиброван, может быть исследована путем поиска по всему диапазону значений параметров, допускаемому теорией. 5 В последние годы в ряде исследований была проведена эта проверка на новых кейнсианских моделях с рациональными ожиданиями, в основном на данных США. Например, Le et al. (2011) переработали модель Smets and Wouters (2007), добавив конкурентный сектор как к рынкам труда, так и к рынкам товаров и переоценив его, как указано выше. Они обнаружили, что в период Великой Модерации после 1984 года модель успешно прошла тест косвенного вывода (p-значение = 0,16), и что «лучшая» модель за этот период была строго новокейнсианской.

Лю и Минфорд (2012) рассмотрели, опять же на основе данных США, меньшую новокейнсианскую модель. Для нашего удобства они протестировали модель как с рациональными ожиданиями, так и с поведенческими ожиданиями, как в De Grauwe (2010). Поведенческие ожидания — это средневзвешенное значение «фундаменталистского» правила прогнозирования, в котором разрыв выпуска или инфляция являются прогнозами на уровне их значений в устойчивом состоянии, и правила, экстраполирующего самое последнее значение. Многие политики считают такие правила поведения вероятными и сомневаются в допущении «сильных» рациональных ожиданий.Так что сравнение для них уместно. Как это ни удивительно, модель рациональных ожиданий работает намного лучше, чем поведенческая версия. Действительно, последний категорически отвергается даже после полной переоценки, тогда как версия с рациональными ожиданиями проходит после переоценки с справедливой маржой (p-значение = 0,20).

В современных макромоделях таргетирование уровня цен считается хорошим механизмом, помогающим экономике оправиться от дефляционных шоков, приводящих денежно-кредитную политику к нулевой границе.Это происходит потому, что при возникновении таких шоков таргетирование уровня цен подразумевает, что будущая инфляция будет повышена, а реальные процентные ставки будут снижены. Более того, этот механизм сделает возможным снижение трендовой инфляции, что принесет дополнительные выгоды. Эти положительные эффекты во многом зависят от структуры новых кейнсианских моделей и рациональных ожиданий. Изученная нами эмпирическая литература не отвергает эти предположения и предпочитает рациональные ожидания поведенческим.Таким образом, мы делаем вывод, что директивным органам следует продолжать уделять внимание таргетированию на уровне цен и в будущем.

Эмблер, С. (2009), «Политика установления целевых уровней цен и стабилизации: обзор», Journal of Economic Surveys 23 (5), 974–997.

Эмблер, С. (2007), «Издержки инфляции в новых кейнсианских моделях», Bank of Canada Review (Winter), 5–14.

Андольфатто, Д., Хендри, С., Моран, К. (2008), «Являются ли инфляционные ожидания рациональными?», Journal of Monetary Economics 55 (2), 406–422.

Бейли, М.Дж. (1956), «Расходы на благосостояние инфляционного финансирования», Journal of Polit Economy 64 (2), 93–110.

Байю Дж., Мех К. и Чжан Ю. (2012), «Макропруденциальные правила и денежно-кредитная политика, когда финансовые трения имеют значение», Рабочий документ Банка Канады 2012-6.

Банк Канады (2011), Обновление целевого показателя инфляции.

Берг, К., Йонунг, Л. (1999), «Новаторское таргетирование уровня цен: опыт Швеции 1931–1937 годов», Journal of Monetary Economics 43 (3), 525–551.

Канова, Ф., Сала, Л. (2009), «Возвращение к исходной точке: проблемы идентификации в моделях DSGE», Journal of Monetary Economics 56, 431–449.

Christiano, L.J., Eichenbaum, M.S., Evans, C.L. (2005), «Номинальная жесткость и динамические эффекты шока для денежно-кредитной политики», , Журнал политической экономии, 113 (1), 1–45.

Койбион, О., Городниченко, Ю., Виланд, Дж. (2012), «Оптимальный уровень инфляции в новых кейнсианских моделях: должны ли центральные банки повышать свои целевые показатели инфляции в свете нулевой нижней границы?», Review of Economic Исследования 79, 1371–1406.

Ковас Ф. и Чжан Ю. (2010), «Уровень цен в сравнении с таргетированием инфляции при несовершенстве финансового рынка», Canadian Journal of Economics 43 (4), 1302–1332.
Де Грауве, П. (2010), «Макроэкономика сверху вниз против восходящей», CESifo Economic Studies 56 (4), 465–497.

Eggertsson, G.B. и Вудфорд, М. (2003), «Нулевая граница процентных ставок и оптимальная денежно-кредитная политика», Brookings Papers on Economic Activity 1: 2003, 139–211.

Ярмарка, Р.К. (1993), «Проверка гипотезы рациональных ожиданий в макроэконометрических моделях», Oxford Economic Papers 45 (2), 169–190.

Хэтчер, М., Минфорд, П. (2014), «Политика стабилизации, рациональные ожидания и уровень цен по сравнению с таргетированием инфляции: исследование», дискуссионный документ CEPR № 9820.

Ле В.П.М., Мина Д., Минфорд П. и Виккенс М.Р. (2011), «Какова номинальная жесткость экономики США? Тестирование новой кейнсианской модели DSGE с использованием косвенного вывода », Journal of Economic Dynamics and Control 35 (12), 2078–2104.

Ле, В.П.М., Мина, Д., Минфорд, П., и Виккенс, М. (2012), «Тестирование моделей DSGE с помощью косвенного вывода и других методов: некоторые эксперименты Монте-Карло», рабочий документ Кардиффского университета по экономике E2012_15.

Лю К., Минфорд П. (2012), «Сравнение поведенческих и рациональных ожиданий от послевоенной экономики США», дискуссионный документ CEPR 9132.

Наков, А. (2008), «Оптимальные и простые правила денежно-кредитной политики с нулевым порогом номинальной процентной ставки», International Journal of Central Banking 4 (2), 73–127.

Сметс, Ф. и Воутерс, Р. (2007), «Шоки и трения в деловых циклах США: байесовский подход DSGE», American Economic Review 97 (3), 586–606.

Смит, А.А. Jr. (1993), «Оценка нелинейных моделей временных рядов с использованием имитированных векторных авторегрессий», Journal of Applied Econometrics 8, 63–84.

Woodford, M. (2003), Проценты и цены: Основы теории денежно-кредитной политики, NJ: Princeton University Press.


1 Эта переоценка не ограничивалась академическими кругами: Банк Канады недавно подробно исследовал, следует ли ему переходить на режим таргетирования на уровне цен (Bank of Canada 2011).

2 Инфляция с положительным трендом имеет три различных издержки в новых кейнсианских моделях (см. Ambler 2007). Традиционные затраты на благосостояние из-за инфляции, действующей как налог на денежные вложения (см. Bailey 1956), не входят в их число. Следовательно, можно предположить, что рост благосостояния, достижимый за счет снижения трендовой инфляции при таргетировании на уровень цен, может быть больше, чем предполагалось Coibion ​​et al. (2012). Цифра в 0,4% ВВП была получена путем умножения прироста в 0,5% совокупного потребления, указанного в Coibion ​​et al.по модельному соотношению потребления к ВВП 0,8.

3 Мы кратко обсуждаем плюсы и минусы опросов и экспериментальных данных Хэтчера и Минфорда (2014). Одно важное предостережение, подчеркнутое недавним исследованием, заключается в том, что статистические результаты, в которых ожидания обследования инфляции стойко отличаются от фактической инфляции, не могут быть истолкованы как убедительное свидетельство против рациональных ожиданий, поскольку такое поведение может быть результатом случайных изменений в режиме денежно-кредитной политики в сочетании с периодом ( рациональное) обучение в частном секторе (см. Andolfatto et al.2008 г.).

4 На практике большинство центральных банков полагаются на множество моделей, некоторые из которых в значительной степени опираются на экономическую теорию, а другие более близки к эконометрическим моделям.

5 По сути, этот поиск сводится к переоценке через косвенный вывод (который асимптотически эквивалентен максимальной вероятности полной информации, но в небольших выборках находит модель, которая ближе всего подходит к прохождению теста).
Веса для каждого типа правила прогнозирования со временем меняются в зависимости от относительного успеха каждого правила в прошлом.

Что такое целевая цена? Должен знать стратегию и преимущества в 2020 году

Введение

Какова цена продажи и как рассчитывается товар? Основной процесс любого бизнеса — это подсчет всех затрат, связанных с производством или закупкой продукта. Это подход, который определяет жизненный цикл продукта, чтобы нести затраты, разработанные с определенными функциональными возможностями и качеством для обеспечения желаемой прибыли. Это помогает достичь желаемой прибыли при расчете продажной цены.В некоторых компаниях это работает иначе. Сначала определяется цена, а затем решается стоимость с учетом желаемой нормы прибыли.

  1. Что такое целевое ценообразование?
  2. Стратегии целевого ценообразования
  3. Какие отрасли придерживаются целевого ценообразования?
  4. Преимущества целевого ценообразования
  5. Основные недостатки целевого ценообразования

1.

Что такое целевое ценообразование?

Целевая цена означает, в первую очередь, определение продукта.Целевая цена или целевая стоимость — это не просто метод расчета затрат, а метод управления. Цены могут быть определены на основе рыночных условий и других факторов, таких как уровень конкуренции, переключение затрат и т. Д. Руководство хотело бы контролировать расходы, когда такие факторы видны по причине, они не могут контролировать расходы или не контролируют их. По мнению отдела маркетинга, многие клиенты готовы платить по продажной цене. Маржа прибыли вычитается из продажной цены для расчета затрат на производство продукта или закупку продукта на основе отдела закупок.

Давайте возьмем пример для лучшего понимания вещей. Производитель устанавливает среднюю цену конкретного костюма за рупий. 1000. Цена продажи зафиксирована где-то в рупиях. 1200 для его расширенного диапазона. Желаемая рыночная цена составляет двадцать пять процентов от продажной цены. Следовательно, размер прибыли будет рупий. 300 за костюм. Себестоимость каждого костюма была бы у производителя в рупиях. 900. Чтобы сделать линейку продуктов прибыльной, компания гарантирует, что себестоимость не превышает рупий.900. Таким образом, чем ниже стоимость создания, тем выше прибыль от одной масти. Целевая цена может преодолеть ограничения цены на ценообразование.

2.

Стратегии целевого ценообразования

Стратегия ценообразования — это подход, который определяет цену продукта с определением качества для получения желаемой прибыли, являющейся продажной ценой. В определении целевой цены делается упор на целевую цену, а не на метод управленческого учета. Методическая процедура целевой цены, которая применяет данные и информацию для достижения целевой цены продукта.Чего добивается целевая цена?

Основная цель целевого ценообразования — планирование, управление и, конечно, снижение затрат. В центре внимания этой модели должны быть конкуренция и рынок. Стратегия фокусируется на потребностях и требованиях клиентов с точки зрения функций и качества, а также с точки зрения доставки и цены. Очень важно сбалансировать торговлю в компании и командах, которые могут решить проблемы на очень ранней стадии разработки. Основная цель стратегии таргетинга цены — заработать больше денег, конечно же, реинвестировать и больше расти.

В наши дни компании используют множество инструментов и методов, чтобы облегчить продуктивный процесс ценообразования. Это требует большого финансового планирования и стратегий для развития этой стратегии. Между ценой и выручкой, объемами, инвестициями и стоимостью существует обычная взаимосвязь.

3.

Какие отрасли следуют целевому ценообразованию?

Идеальным примером целевого ценообразования являются отрасли, в которых конкуренция выше, а ценообразование по требованию должно иметь эластичность в целевых ценах, которой необходимо следовать.Это означает, что уровень спроса меняется в зависимости от изменения цен. Если цена растет, спрос уменьшается, и наоборот. Таким образом, чтобы контролировать отрицательный результат, при котором спрос падает, и устанавливают цену, которую принимает рынок. Итак, какие отрасли придерживаются целевых цен? Основными примерами целевого ценообразования являются Toyota и Nissan производства японских автокомпаний.

4.

Преимущества целевой цены

Преимущества целевой цены:

  • Это динамический метод определения цены, который учитывает и учитывает факторы спроса и предложения при определении цены предложения.
  • Целевая цена ведет к увеличению прибыли бизнеса за счет снижения затрат, поскольку запрашиваемая цена уже фиксирована заранее.
  • Одним из преимуществ является предоставление потребителям товаров и услуг с добавленной стоимостью в их интересах. Существуют различные случаи и случаи, когда компания переходит к сокращению затрат на продукт, когда покупатели получают более качественные продукты по более низким ценам.
  • Цена товара определяется рыночными условиями. Корпорация может быть ценообразователем, а не ценообразователем.
  • Разница между текущей стоимостью и, следовательно, целевой стоимостью заключается в «сокращении затрат», которое руководство хочет реализовать.
  • Дизайн продукта, а также ожидания клиентов уже учтены при принятии решения о продажной цене.
  • Минимальная требуемая маржа прибыли уже включена в целевую цену продажи.
  • Это часть стратегии руководства, направленной на снижение затрат и эффективное управление затратами.
  • Компания формирует команду, которая занимается различными отделами, от проектирования до маркетинга, для достижения запланированных затрат.
  • Благодаря немедленному подходу бизнес хорошо оснащен инструментами и стратегиями в соответствии с рыночными стандартами. К этому можно подойти с помощью координации между различными отделами. Эта стратегия может существенно изменить тенденции к получению прибыли.
  • Дизайн продукта, технические характеристики и ожидания клиентов уже учтены при формулировании полной запрашиваемой цены.

5.

Основные недостатки целевого ценообразования

К недостаткам целевой цены можно отнести:

  • Целевая цена полностью зависит от запрашиваемой цены товара, где стратегия может потерпеть неудачу в случае небольших ошибок.
  • Несмотря на то, что в тот момент оценка была слишком низкой, аналогичным образом установление исключительно негибких требований к расходам может придать неразумный вес отделу сбора.
  • Компания создает экономический масштаб с течением времени и ориентируется на последние тенденции.
  • Предприятия часто предлагают конструкторский и производственный подход в соответствии с рынком.
  • Иногда компании понимают, что для увеличения прибыли и увеличения продаж это приводит к снижению качества продукта из-за дефектных конструкций и материалов, что, в свою очередь, приводит к убыткам.
  • Чтобы понять ценность денег Возможности Newmarket часто округляются до экономии, чтобы знать, чего стоит.
  • Расчет должен производиться на основании желания покупателя продать продукт. Самое главное — работать над количеством, должно быть желание продавать по тем ценам, по которым можно получить максимальную прибыль. Основная потеря — это когда организация не может продать такое количество единиц.

Заключение

Хотите узнать все об управлении продуктами от лучших умов отрасли? Ознакомьтесь с нашим курсом управления продуктом.Эта 6-месячная программа проводится онлайн в режиме реального времени под руководством инструктора. Это единственная программа в Индии, которая предлагает функцию «Принесите свой собственный продукт (BYOP)», чтобы учащиеся могли воплотить свою идею продукта в полноценный продукт и пройти весь жизненный цикл разработки продукта. Не только это, но это единственная программа в Индии, учебная программа которой соответствует 5i Framework. По окончании обучения учащиеся получают совместный сертификат Индийского института менеджмента в Индоре и Jigsaw Academy.

ФРС — обучение и неправильное восприятие: последствия для таргетинга на уровень цен

Ноябрь 2019

Изучение и неправильное восприятие: последствия для таргетинга на уровень цен

Мартин Боденштейн, Джеймс Хебден и Фабиан Винклер

Abstract:

Стратегии денежно-кредитной политики, ориентированные на уровень цен, пропагандируются как более эффективный способ обеспечения экономического стимула в условиях глубокой рецессии, когда традиционная денежно-кредитная политика ограничивается нулевой нижней границей номинальных процентных ставок.Тем не менее, эффективность этих стратегий зависит от способности центрального банка управлять ожиданиями агентов относительно будущей траектории политики. Мы разрабатываем гибкий метод изучения правил политики центрального банка на основе наблюдаемых процентных ставок, который учитывает ограниченное информационное содержание на нулевой нижней границе. Когда агенты учатся, переход от таргетирования инфляции к стратегии таргетирования уровня цен в начале рецессии не дает желаемых стабилизационных выгод.Эти преимущества материализуются только после того, как правило политики действует в течение достаточно долгого времени. Стратегии временного таргетинга на уровень цен, вероятно, будут гораздо менее эффективными, чем их постоянные аналоги.
Доступные материалы (.zip)

Ключевые слова: Несовершенная информация, обучение, таргетинг на уровень цен, нулевая нижняя граница

DOI : https://doi.org/10.17016/FEDS.2019.078

PDF:
Полная статья

Back to Top

Последнее обновление:
6 апреля 2020 г.

Оценка номинального ВВП по сравнению с целевым уровнем цен

В Законе о Федеральной резервной системе Конгресс поручил Федеральной резервной системе (ФРС) обеспечить «максимальную занятость, стабильные цены и умеренные долгосрочные процентные ставки» — обвинение, которое часто называют двойной мандат.Преследуя эти цели, ФРС, как и другие крупные центральные банки на протяжении примерно последних 20 лет, фактически проводила стратегию гибкого таргетирования инфляции (FIT). В соответствии с этой стратегией центральный банк реализует политику для достижения определенного целевого уровня инфляции в средне- и долгосрочном периоде, но может проводить стабилизацию реальной экономики в краткосрочной перспективе — временные рамки, в которых денежно-кредитная политика может влиять на реальные переменные. например, производительность или занятость.

Поскольку в соответствии с политикой FIT инфляция была ниже 2-процентного целевого показателя ФРС в течение примерно десяти лет, экономисты начали поиск альтернативных мер политики, которые улучшили бы способность денежно-кредитной политики выполнять двойной мандат.Одно из важных предложений — установить таргетинг на траекторию уровня цен, а не только на уровень инфляции. Другой будет ориентироваться на траекторию уровня расходов на конечные товары и услуги, измеряемую номинальным ВВП (NGDP). Оба этих предложения, целевые ориентиры траектории , незначительно отличаются от целей роста , таких как цель инфляции в 2 процента или цель выбранного числового значения для темпа роста NGDP. В частности, целевые показатели роста не учитывают отклонения фактической инфляции или NGDP от желаемой траектории.Скорее, цели роста «оставят прошлое в прошлом».

Как соотносятся результаты различных целевых показателей пути друг с другом и с политикой FIT, которая позволяет забыть прошлое? В этом кратком изложении мы представляем доказательства того, что целевой путь для NGDP может быть предпочтительнее целевого пути для уровня цен. Кроме того, мы также обнаружили, что целевой путь NGDP был бы лучше, чем продолжение неявной политики FIT, проводимой ФРС до и после Великой рецессии. Следствием наших результатов является то, что целевой путь для NGDP может способствовать более быстрому посткризисному восстановлению после рецессий, включая Великую рецессию.

Прежде чем мы представим нашу эмпирическую оценку целевого уровня цен и уровня NGDP, в следующем разделе мы проведем общее обсуждение того, как лица, определяющие денежно-кредитную политику, реагируют на шоки совокупного спроса и предложения в рамках этих альтернативных политических стратегий. Затем мы представляем наш эмпирический анализ, за ​​которым следует вывод, включающий краткое сравнение с избранными более ранними исследованиями.

Каким образом лица, определяющие денежно-кредитную политику, отреагируют на совокупные шоки спроса и предложения при таргетинге на уровень цен и уровень NGDP?

Шоки совокупного спроса

Когда в экономике происходит неожиданное изменение — шок — совокупного спроса, цены и объем производства движутся в одном направлении.Например, отрицательный шок совокупного спроса, один из видов нарушений, которые могут вызвать рецессию, означает, что фирмы сокращают производство из-за падения спроса на товары и снижают цены, чтобы избавиться от избыточных запасов и попытаться привлечь дополнительные закупки. . Отрицательные шоки спроса могут быть вызваны падением доверия потребителей или бизнеса (или и тем, и другим), снижением закупок экспортных товаров агентами в других странах мира или финансовым кризисом, который разрушает финансовые рынки, снижая стоимость активов и сокращая потребление и инвестиции.В ответ на отрицательный шок совокупного спроса лица, определяющие денежно-кредитную политику, обычно понижают политическую процентную ставку с целью стимулирования совокупного спроса, чтобы компенсировать влияние шока на цену и объем производства.

Привлекательная особенность целевых ориентиров — либо для уровня цен, либо для NGDP — состоит в том, что перед лицом шоков спроса они гипотетически приводят к более быстрому восстановлению после рецессии. Почему? Рассмотрим ситуацию, аналогичную прошлому десятилетию, когда фактический уровень инфляции постоянно был ниже целевого показателя, а экономика восстанавливалась после Великой рецессии.В принципе, политика FIT обеспечивает достаточный стимул, чтобы вернуть уровень инфляции к целевому уровню и удерживать его на этом уровне, но, как подробно описано в примечании 2, он не пытается достичь целевого пути в среднем в средне- и долгосрочной перспективе. Предполагая, что обе стратегии нацелены на достижение соответствующих целей в течение одного и того же временного горизонта, для достижения траектории уровня цен, установленной до снижения инфляции, требуется более экспансионистская денежно-кредитная политика, чем при таргетировании инфляции; политика должна исправить недостижение целевого пути для уровня цен.Результатом должно стать более быстрое возвращение объема производства и занятости к желаемым уровням и период инфляции, несколько превышающий целевой. Таким образом, в соответствии с политикой целевого пути на уровне цен, прошлое не остается в прошлом. Однако обратите внимание, что таргетирование траектории уровня цен также приведет к более изменчивым темпам инфляции, чем таргетирование инфляции, поскольку уровень инфляции должен превышать уровень, соответствующий целевому траектории после падения ниже целевого, чтобы восстановить исходную траекторию цен.

Как и в случае с таргетированием инфляции, целевой показатель роста для NGDP без обязательства вернуться на целевой траекторию будет направлен только на достижение желаемых темпов роста без возврата NGDP к желаемой траектории.Целевой путь для NGDP перед лицом негативного шока совокупного спроса потребует относительно экспансионистской денежно-кредитной политики, чтобы вернуть NGDP на желаемый путь; NGDP будет временно выше траектории темпа роста, чтобы исправить «промах», когда NGDP был ниже желаемого пути.

Шоки совокупного предложения

Отрицательный шок совокупного предложения, напротив, имеет тенденцию к снижению выпуска, но повышает общий уровень цен. Общие примеры включают резкое повышение относительной цены на нефть, вызванное, например, сокращением мировых поставок нефти или увеличением мирового спроса на нефть или стихийными бедствиями, такими как разрушительный ураган или землетрясение.

Когда экономика сталкивается с временным шоком предложения, политики сталкиваются с дилеммой. Рассмотрим таргетинг на первую инфляцию или целевой уровень цен. При отрицательном шоке предложения объем производства имеет тенденцию падать из-за перебоев в поставках, что приводит к росту цен. В ответ в режиме таргетирования уровня инфляции проводится ограничительная политика, направленная на снижение уровня инфляции до целевого уровня. В режиме таргетинга на траекторию на уровне цен применяется еще более ограничительная политика для исправления превышения уровня цен по сравнению с исходным целевым путем.Обе политики усугубляют негативное влияние шока на объем производства. Отрицательный шок предложения вызывает рецессию, более глубокая рецессия является результатом целевого уровня инфляции, а еще более глубокая рецессия является результатом целевого уровня цен.

Каковы были бы результаты нацеливания на траекторию NGDP в свете временного отрицательного шока предложения, когда производство падает, а цены растут? Сначала рассмотрим особый случай, когда повышение уровня цен в точности компенсирует падение выпуска, так что NGDP остается неизменным.В отличие от таргетинга на инфляцию или целевой траекторию уровня цен, нет необходимости проводить ограничительную денежно-кредитную политику, чтобы такая политика не усугубила рецессию. Если уровень цен вырастет еще больше по сравнению с падением выпуска, и если NGDP поднимется выше своего целевого уровня, ограничительная политика также приведет к падению NGDP ниже целевого уровня. Однако, поскольку повышение уровня цен частично компенсируется снижением объема производства по сравнению с целевыми уровнями инфляции или цен, денежно-кредитная политика носит менее ограничительный характер. И если падение производства перевешивает рост уровня цен, а НРП снижается, денежно-кредитная политика носит экспансионистский характер, уменьшая рецессионное воздействие шока предложения.Таким образом, для временных шоков совокупного предложения преимуществом таргетирования NGDP является автоматичность — реакция на изменение NGDP; источник шока не нужно определять, чтобы таргетинг на НПР был стабилизирующим по сравнению с таргетингом на инфляцию или уровень цен.

В то время как шоки предложения, например, вызванные ценами на нефть или стихийными бедствиями, могут исчезнуть, постоянные шоки, например, вызванные чрезмерным регулированием, снижают темпы роста производительности и, следовательно, долгосрочные темпы экономического роста.При таргетинге по траектории либо инфляции, либо целевого уровня цен не потребуется изменять ни целевой показатель инфляции, ни целевой уровень цен, и центральный банк будет корректировать курс денежно-кредитной политики для достижения своих целевых показателей. Однако с таргетингом на рост NGDP, учитывая уровень инфляции, который обусловил целевой рост NGDP до перманентного шока, целевой темп роста NGDP необходимо будет снизить, чтобы он соответствовал более медленным долгосрочным темпам роста производства, и при нацеливании на уровень NGDP целевой путь для уровня NGDP необходимо будет скорректировать в сторону уменьшения.При падении роста реального ВВП из-за отрицательного перманентного шока предложения попытки поддерживать НВП на траектории, предшествующей шоку предложения, повысили бы уровень инфляции выше желаемого уровня и, следовательно, в конечном итоге повысили бы ожидаемый уровень инфляции.

Таким образом, важно, чтобы центральный банк, который нацеливается либо на уровень инфляции, либо на уровень цен, мог различать шоки совокупного спроса и временные шоки совокупного предложения в реальном времени, что трудно сделать на практике.Для центрального банка, нацеленного на НПР, определение источника потрясений менее важно. Но с шоками производительности, которые влияют на темпы роста производства в долгосрочной перспективе, центральному банку, нацеленному на NGDP, необходимо будет соответствующим образом скорректировать свой целевой показатель NGDP, чтобы избежать инфляционной или дезинфляционной политики, в то время как таргетирование уровня цен или инфляция — установление таргетинга на центральный банк может достичь его долгосрочных целей без изменения целевого уровня цен или целевого уровня инфляции. Поскольку экономики страдают от различных потрясений, в конечном итоге относительная полезность таргетирования NGDP по сравнению с таргетингом на уровень цен или инфляцию является эмпирическим вопросом.

Эмпирическое сравнение уровня цен и таргетинга на уровень NGDP

Далее мы суммируем результаты эмпирического сравнения политики, преследующей целевой путь для уровня цен, с политикой, преследующей цель пути для NGDP. В частности, мы оцениваем модель за период с 4 квартала 1979 года по 4 квартал 2003 года (период, когда экономика испытывала сильные шоки спроса и предложения), а затем моделируем расчетную модель за период с 1 квартала 2004 года по 4 квартал 2006 года. нахождение значений ставки по федеральным фондам, соответствующих выбранному целевому пути либо для уровня цен, либо для NGDP.Чтобы сделать моделирование более реалистичным, для данной целевой переменной и связанного с ней пути мы реализуем параметры политики, которые достигают целевого пути в среднем за скользящий 12-квартальный период, а не на периодической основе. Вдобавок, признавая, что связь между инструментом политики и целевой политикой проскальзывает, мы не настаиваем на точном достижении цели политики, а скорее стремимся удерживать целевую переменную в пределах определенных диапазонов допуска вокруг желаемого пути.Этот подход, примененный к нашим целевым ориентирам, примерно отражает недавние политические заявления о том, что целевой показатель инфляции в 2 процента является «симметричным», что позволяет фактической инфляции быть несколько выше или ниже целевого показателя в среднесрочной перспективе.

Наша статистическая модель включает реальный ВВП, дефлятор ВВП, индекс цен на сырьевые товары, показатель денежной массы, ставку по федеральным фондам и кредитный спред (который измеряет разницу между доходностью корпоративных ценных бумаг и доходностью государственных ценных бумаг. аналогичной зрелости), что является информативным для объяснения движений экономической активности.Отклики переменных модели на действия денежно-кредитной политики в течение периода оценки, как и ожидалось, основаны на монетарной теории и предыдущих эмпирических исследованиях: сдерживающая денежно-кредитная политика (т. Е. Повышение ставки по федеральным фондам) оказывает отрицательное, но временное влияние на реальный ВВП, отсроченное, но затем устойчивое воздействие на дефлятор ВВП и временное повышение оценки корпоративного кредитного риска кредитным рынком.

Для таргетинга на уровень цен мы указываем целевой путь, который позволяет уровню цен повышаться со скоростью 2% в год, используя уровень цен в четвертом квартале 2003 года в качестве базы, на основе которой рассчитывается целевой путь.Для моделирования, в котором мы ориентируемся на уровень NGDP, в нашем базовом сценарии указывается траектория роста со скоростью 4,5 процента (2 процента для цен и 2,5 процента для реального ВВП). Затем мы определяем настройки ставки по федеральным фондам, необходимые для поддержания целевой переменной в пределах диапазона допуска, центрированного на целевом пути. Мы устанавливаем диапазоны допуска ± 1% или ± 2% вокруг этих заданных целевых траекторий и требуем только, чтобы результаты попадали в эти диапазоны на скользящих горизонтах 12 кварталов.Для сравнения мы также оцениваем политику, которая является продолжением неявного FIT, который характеризовал оценочный период с первого квартала 1979 года по четвертый квартал 2003 года для нашей модели. При оценке политики FIT мы используем значения ставки по федеральным фондам, характерные для периода оценки. Целевые пути реального ВВП и уровень цен, используемые при оценке политики FIT, такие же, как и пути, используемые в целевом пути NGDP.

Наш вывод относительно превосходства определения пути NGDP для нашего периода моделирования основан на нескольких экспериментах.В каждом эксперименте мы оцениваем макроэкономическую изменчивость путем вычисления функций потерь. Эти функции потерь отражают двойной мандат ФРС и представляют собой просто взвешенные средние значения изменчивости выпуска и уровня цен относительно их целевых значений. Как обычно, мы используем реальный ВВП как показатель занятости. Используя меры изменчивости выпуска и уровня цен, для каждой стратегии политики мы вычисляем три версии функции потерь, которые используют альтернативные веса, описанные в следующем абзаце.Поскольку волатильность в макроэкономических переменных нежелательна, наше предпочтение целевой траектории NGDP обусловлено тем фактом, что она минимизирует функцию потерь. Однако, как для политик смоделированного уровня цен, так и для политики NGDP, хотя настройки процентных ставок находятся в пределах исторических границ в течение периода оценки, изменения в политике часто больше, чем обычные изменения на 25 базисных пунктов, которые характеризовали политику процентных ставок в течение последних нескольких десятилетий. . Учитывая, что наш период моделирования начинается со ставки по федеральным фондам на уровне 1 процента, мы также исследуем, зависели ли наши выводы от установки процентной ставки ниже нуля.Нарушение нулевой нижней границы не является проблемой для наших результатов.

Закон о Федеральной резервной системе не определяет относительную важность каждой цели, поэтому веса, применяемые к выпуску и ценам при вычислении значений функции потерь, регулируются предпочтениями политиков. Представляя политиков, придающих одинаковое значение изменчивости реального ВВП и уровня цен, наша первая функция потерь одинаково взвешивает изменчивость реального ВВП и уровня цен. В отсутствие весов, определенных Конгрессом, мы называем функцию потерь с этими весами функцией потерь двойного мандата.Наша вторая функция потерь признает, что предпочтения политиков могут иметь тенденцию придавать большее значение стабильности реального ВВП (и неявно придавать большее значение стабильности рынка труда), чем стабильности уровня цен. Эти политики готовы мириться с несколько более низкими показателями инфляции в поддержку улучшения результатов производства и занятости. Считается, что политики с такими предпочтениями имеют кейнсианские предпочтения. Кейнсианские веса составляют 0,75 для изменчивости реального ВВП и 0.25 за изменчивость уровня цен. Наша третья функция потерь представляет результаты для политиков, которые относительно озабочены поддержанием уровня цен на целевом уровне. Функция потерь с весами 0,25 для изменчивости реального ВВП и 0,75 для изменчивости уровня цен отражает такие предпочтения, и мы называем эти предпочтения классическими.

Мы представляем основные результаты различных экспериментов в таблице 1, где результаты каждого представлены для альтернативных функций потерь.Хотя в центре внимания нашего анализа находятся пути для уровня цен и NGDP, мы также включаем результаты политики продолжения, связанной с подходом FIT, применяемым в то время.

Для каждой схемы взвешивания мы сообщаем о двух экспериментах с уровнем цен — оба с целью повышения уровня цен по сравнению со значением за 4 квартал 2003 года на 2 процента — с альтернативными диапазонами допуска вокруг этой скорости роста уровня цен. Поскольку 2 процента были формальной целью инфляции с 2012 года, а неформальной целью до этого, мы ограничиваем наше внимание случаем, когда уровень цен растет такими темпами.Мы также сообщаем для каждой схемы взвешивания результаты для целевого пути NGDP на основе его значения за 4 квартал 2003 года и альтернативных диапазонов допусков. В этом эксперименте целевая траектория NGDP увеличивается на 4,5 процента (2 процента для инфляции и 2,5 процента для реального ВВП).

Результаты очевидны: независимо от относительных весов в реальном ВВП и уровня цен, используемых при вычислении функций потерь, ориентация на путь NGDP всегда преобладает при нацеливании на путь уровня цен. Ориентация на путь NGDP также всегда преобладает в политике соответствия требованиям FIT.В различных экспериментах величина потерь минимизирована с помощью классических весов для целей NGDP и узкого доверительного диапазона.

Результаты в таблице 1 зависят от значений ставки по федеральным фондам, необходимых для достижения предполагаемых целей роста по траекториям уровня цен и NGDP. Чтобы решить, следует ли рассматривать такие рамки, как целевые ориентиры для уровня цен или НПВП, в качестве жизнеспособных политических альтернатив, необходима оценка поведения ставки по федеральным фондам.В конце концов, если ставка по федеральным фондам сильно варьируется (то есть демонстрирует так называемую «нестабильность инструментов»), то полезность рассмотренных здесь альтернатив будет спорной.

Для сравнения, в течение исследуемого периода ставка по федеральным фондам выросла с 1 процента в первом квартале 2004 года (где она оставалась во втором квартале 2004 года), а затем последовательно увеличивалась на 25 базисных пунктов до 5,25 процента в четвертом квартале 2006 года. Напротив, как для целевого уровня цен, так и для целевого пути НПВР, модель ставки по федеральным фондам, лежащая в основе результатов, приведенных в таблице 1, должна немедленно и существенно вырасти в первом квартале 2004 года, вырасти более умеренно в течение следующих кварталов или двух, а затем постепенно снизиться до около 2.5 процентов к концу 2006 года. В частности, учетная ставка для целевого показателя NGDP первоначально подскакивает примерно до 5 процентов (по сравнению с фактической ставкой в ​​1 процент в 4 квартале 2003 года) и первоначально примерно до 7 процентов для целевого уровня цен. Объяснение заключается в том, что указанные целевые пути как для уровня цен, так и для NGDP, согласующиеся с тенденциями на конец 2003 года, как правило, меньше, чем фактические пути, по которым следуют целевые переменные. Директивному органу, действовавшему в период 2004–2006 годов и следующему альтернативным стратегиям, обсуждаемым здесь, потребовалось бы с самого начала проводить относительно ограничительную политику, чтобы ограничить целевую переменную в пределах допустимых диапазонов.Дальнейшее исследование вопроса о том, будут ли изменения учетной ставки, необходимые в начале наших экспериментов, рассматриваться политиками, как введение слишком большой волатильности процентных ставок, вероятно, оправдано.

Заключение

Наша оценка таргетирования NGDP и уровня цен за период с 1 квартала 2004 г. по 4 квартал 2006 г. предполагает лучшие результаты при таргетировании NGDP, чем при таргетинге на уровень цен или продолжении денежно-кредитной политики, которая характеризовала период оценки (4 квартал 1979 г. — 4 квартал 2003 г.) для нашей модели.Хулио Гарин, Роберт Лестер и Эрик Симс, используя совершенно иную модель, обнаружили, что таргетирование NGDP превосходит таргетирование инфляции; Джонатан Бенчимол и Андре Фурсанс, снова используя совершенно другую модель, обнаружили, что правила политики, нацеленные на уровень NGDP, обычно превосходят правила, нацеленные на рост NGDP, или политику, реализованную с использованием вариантов правила Тейлора. Кроме того, Дэвид Бекворт и Джошуа Р. Хендриксон, используя новую кейнсианскую модель, предполагают, что нацеливание на NGDP предпочтительнее правила Тейлора.Накопление эмпирических данных из различных макроэкономических моделей в поддержку таргетирования NGDP предполагает, что Федеральная резервная система должна серьезно рассмотреть таргетирование NGDP в качестве стратегии денежно-кредитной политики в своем предстоящем обзоре своей основы денежно-кредитной политики в конце 2019 года.

Федеральный резервный банк Сан-Франциско

Сейчас самое время задаться вопросом, подходят ли основы и стратегия денежно-кредитной политики, хорошо зарекомендовавшие себя в прошлом, для решения стоящих перед ними задач.Гибкая система таргетинга на уровне цен обладает такими важными качествами, как адаптируемость, доступность и подотчетность. Он также предлагает значительные преимущества по сравнению с таргетированием инфляции для достижения целей стабильности цен и занятости. Нижеследующее адаптировано из презентации президента и генерального директора ФРС Сан-Франциско Комитету теневого открытого рынка в Нью-Йорке 5 мая.


Когда я выступал в Нью-Йорке около месяца назад, я сравнил, где экономика США была четыре года назад, и где мы находимся сейчас.Я должен сказать, что это совсем другой разговор, когда безработица ниже 5%, чем в начале 2013 года, когда уровень безработицы, казалось, застрял на уровне 8%.

Говорят — и часто приписывают К.С.Льюису, — что преодоление болезненного опыта во многом похоже на переход через обезьянью решетку. В какой-то момент вы должны отпустить, чтобы двигаться вперед.

Теперь, когда мы избавились от обезьяны рецессии, мы можем позволить себе роскошь заглядывать в будущее. Это дает нам возможность задать себе вопрос, подходят ли основы и стратегия денежно-кредитной политики, хорошо зарекомендовавшие себя в прошлом, на будущее.

Такой самоанализ — это здорово и является лучшей практикой для любой организации. Фактически, Банк Канады уже указал нам путь. Каждые пять лет они проводят тщательный анализ того, остаются ли их политические рамки наиболее подходящими в меняющемся мире. Это упражнение должны предпринять все центральные банки, включая ФРС.

В мире экстренного реагирования есть модное слово: отказоустойчивость. Вы не можете точно предсказать, когда и где начнется следующая буря или как именно она будет выглядеть.Но вы можете сделать себя устойчивым, поэтому, когда придет время, вы будете готовы и сможете ограничить ущерб и быстро восстановиться.

Мы должны думать о нашей устойчивости к следующему экономическому шторму в тех же условиях. Хотя система таргетирования инфляции хорошо служила центральным банкам по всему миру в прошлом, мир изменился таким образом, что ставит под сомнение ее эффективность в будущем. В частности, появляется все больше свидетельств того, что естественная процентная ставка, или r-звезда, в США и других странах упала до исторического минимума, что ограничивает способность традиционной денежно-кредитной политики реагировать на следующий спад (Laubach and Williams 2016 , Холстон, Лаубах и Уильямс, 2016).

Как я утверждал ранее, в лучшем из всех миров будет введена фискальная и другая политика, которая будет способствовать долгосрочному экономическому процветанию и постоянно повышать рейтинг звезд (Williams, 2016). В отсутствие таких действий денежно-кредитная политика столкнется с серьезными препятствиями для достижения стабильных цен и высоких макроэкономических показателей в мире с низкими r-звездами. Таким образом, сейчас — подходящее время для проверки того, должны ли основы денежно-кредитной политики адаптироваться к меняющимся обстоятельствам.

Существует ряд потенциальных альтернативных стратегий, позволяющих справиться с низкой естественной процентной ставкой, включая регулярное использование нетрадиционных инструментов политики, отрицательные процентные ставки и повышение целевого показателя инфляции (см. Williams 2009, Blanchard, Dell’Ariccia, and Mauro 2010 , Ball 2014, Reifschneider 2016, Bernanke 2016, Williams 2016 и Kiley and Roberts 2017).У каждого из них есть свои преимущества и недостатки.

В своем сегодняшнем выступлении я ограничусь одной альтернативной политикой, которая заслуживает особого внимания, потому что она предлагает значительные преимущества по сравнению с таргетированием инфляции, особенно в мире с низким уровнем цен: гибкое таргетирование на уровне цен.

Первые принципы

Прежде чем углубляться в детали таргетирования на уровне цен, давайте вернемся к основным принципам и зададимся вопросом: что обеспечивает успешную основу денежно-кредитной политики?

Это сводится к трем словам: адаптируемость, доступность и подотчетность.

Под этим я подразумеваю, что эффективные стратегии должны уметь адаптироваться к изменениям в неопределенном мире. Они должны быть доступными и прозрачными, чтобы общественность могла планировать и действовать в соответствии со стратегией. И они должны способствовать подотчетному сравнительному анализу и измерению производительности.

Есть старая шутка об экономистах, застрявших на необитаемом острове. На берег вымывается банка с едой, и они пытаются придумать, как ее открыть. Их решение? «Предположим, консервный нож.История учит нас, что мы склонны сталкиваться с проблемами, когда «берем на себя открывашку для консервов», вместо того чтобы быть готовыми адаптироваться к окружающим нас реалиям.

Поскольку природа не терпит вакуума, денежно-кредитная политика не терпит застоя. Вместо того чтобы быть жестким набором предписаний, он следует поговорке «выживает то, что наиболее адаптируется к изменениям».

Базовые константы, такие как потенциальный ВВП, естественный уровень безработицы и естественная ставка процента, на самом деле не постоянны: они изменяются с течением времени непредсказуемым образом.Денежно-кредитная политика оказалась наиболее успешной, когда она смогла учесть эти изменения.

Таргетирование уровня цен и привязка инфляционных ожиданий

Хотя естественная процентная ставка является предметом обсуждения, проблемы, с которыми денежно-кредитная политика может адаптироваться к неопределенным и меняющимся естественным ставкам, не нова. В серии исследовательских работ Афанасиос Орфанидес и я исследовали дизайн надежных стратегий денежно-кредитной политики, которые могут быть успешными в условиях реальной неопределенности, в том числе в отношении естественных ставок процента и безработицы.

Чтобы быть точным, мы изучали то, что называется правилом «разностной» денежно-кредитной политики. Этот тип политической стратегии тесно связан с версией правила политики Тейлора (1993), но с тем главным отличием, что политика реагирует на отклонения уровня цен относительно постоянно растущего целевого уровня, а не на отклонения уровня инфляции. от целевой ставки.

Один из постоянных выводов нашего исследования заключается в том, что политическая стратегия, которая таким образом ориентируется на уровень цен и реагирует на уровень безработицы, может быть очень эффективной для стабилизации как инфляции, так и безработицы в условиях структурных изменений и неопределенности (Орфанидес и Уильямс 2002, 2007, 2013).Короче говоря, большое преимущество этого подхода заключается в том, что любые всплески или падения уровня инфляции необходимо компенсировать в будущем. Это гарантирует, что в среднесрочной перспективе инфляция не изменится, даже если политики имеют очень несовершенное представление об уровнях естественных норм или других структурных изменений, влияющих на экономику.

Как сказал Мартин Лютер Кинг-младший: История — великий учитель. Эпизоды неудач денежно-кредитной политики могут быть столь же поучительными, как и времена, когда дела шли хорошо.В этом духе мы с Афанасиосом изучали период, когда денежно-кредитная политика терпела неудачу, и обычные люди платили цену — как в переносном, так и в буквальном смысле (Орфанидес и Уильямс, 2013). Я говорю о Великой инфляции конца 1960-х и 1970-х годов.

Оглядываясь назад, мы пересмотрели выбор, сделанный политиками, чтобы определить, можно ли было избежать разрушительного роста инфляции и безработицы, известного как стагфляция. Наши результаты показывают, что ответ был положительным, они могли бы иметь — если бы ФРС вместо этого использовала альтернативную, надежную стратегию политики, которая эффективно ориентировалась на уровень цен, а также реагировала на уровень безработицы.

Не вдаваясь в подробности — я приглашаю вас прочитать статью на досуге — согласно нашим модельным расчетам, такая надежная стратегия уровня цен могла обеспечить достаточно стабильную инфляцию на протяжении 1960-х и 1970-х годов и в последующие годы. Этот результат показан на Рисунке 1, где черной линией показан фактический уровень инфляции, который дважды достигает двузначных цифр. Синяя линия показывает смоделированный уровень инфляции, который имел бы место, если бы ФРС следовала стратегии политики, которая нацелена на постоянное повышение уровня цен на 2%, начиная с 1966 г. (моделирование заканчивается в 2003 г.).

Рисунок 1
Инфляция

Примечание. Изменение дефлятора ВВП на четыре четверти процента.
Источник: Орфанидес и Вильямс (2013), Бюро экономического анализа.

При стратегии уровня цен денежно-кредитная политика могла бы избежать ошибки конца 1960-х годов, когда уровень безработицы оставался очень низким в течение длительного времени, что способствовало росту инфляции в этот период. В результате Великая инфляция никогда не материализуется.

Ключом к успеху этой стратегии является надежное закрепление инфляционных ожиданий.На Рисунке 2 сравниваются реальные показатели инфляционных ожиданий на год вперед, полученные в Опросе профессиональных прогнозистов (черная линия), с прогнозами модели относительно того, какими были бы инфляционные ожидания, если бы ФРС следовала стратегии таргетирования уровня цен ( синяя линия). Важным аспектом этой стратегии является то, что она не позволяет инфляции надолго отклоняться от 2%. Этот «ходячий разговор» о стабильности цен укрепляет понимание общественностью стратегии политики и создает петлю положительной обратной связи, в которой стабильная инфляция закрепляет инфляционные ожидания, что, в свою очередь, способствует стабильной инфляции, что усиливает закрепление ожиданий и т. Д.

Рисунок 2
Ожидаемая инфляция

Примечание. Изменение дефлятора ВВП на четыре четверти процента.
Источник: Орфанидес и Вильямс (2013), Обзор профессиональных прогнозистов.

Политика уровня цен не только эффективна с точки зрения стабильности цен, но также помогает стабилизировать уровень безработицы, избегая колебаний безработицы в результате попыток ФРС вернуть инфляцию в нужное русло (Рисунок 3). Если избежать Великой инфляции, экономического спада, необходимого для снижения инфляции в начале 1980-х годов, не произойдет.Интересно, что политическая стратегия, используемая в этой моделировании, неявно предполагает постоянный естественный уровень безработицы. Тем не менее, эта политика достаточно хорошо справляется с отслеживанием естественного уровня безработицы, который предполагается равным оценке Бюджетного управления Конгресса, показанной пунктирной красной линией на рисунке.

Рисунок 3
Уровень безработицы

Источник: Орфанидес и Уильямс (2013), Бюро экономического анализа и Бюджетное управление Конгресса.

Таргетинг на уровень цен и низкий уровень r-звезды

Этот анализ дает веские аргументы в пользу гибкого таргетирования уровня цен в «нормальные» времена изменений и неопределенности. Но сейчас мы живем в «мире низких r-звезд», и это только усиливает аргументы в пользу таргетинга на уровне цен.

Если вы посмотрите на естественные процентные ставки по всему миру, вы обнаружите нечто общее: в каждой стране они находятся на историческом минимуме. Более того, похоже, что они останутся такими, поскольку тенденции, снижающие естественную норму, вряд ли в ближайшее время развернутся вспять (см. Williams 2015, Hamilton et al.2015 г., Кили 2015 г., Любик и Маттес 2015 г. и Лаубах и Уильямс 2016 г.). Для сравнения: средневзвешенное значение естественных норм в Канаде, Великобритании, США и зоне евро в настоящее время составляет около%. Это более чем на 2 процентных пункта ниже средней естественной нормы, существовавшей за два десятилетия до финансового кризиса (рис. 4) (Holston, Laubach, and Williams, 2016).

Рисунок 4
Оценки r-star

Примечание: средневзвешенное значение ВВП США, Канады, Великобритании и зоны евро; по оценкам ОЭСР, веса — это ВВП по паритету покупательной способности.До 1995 года веса еврозоны были суммированными весами 11 исходных стран зоны евро.
Источник: оценки Холстона, Лаубаха и Вильямса (2016).

Почему таргетинг на уровень цен хорошо адаптирован к миру с низким уровнем r-звезд? Если рост цен немного ниже целевого уровня, например, во время спада, центральный банк стремится восстановить уровень цен в предстоящие годы — и наоборот. В самой его конструкции заложен политический рецепт «меньше — дольше» в ответ на устойчиво низкую инфляцию (Reifschneider and Williams 2000, Eggertsson and Woodford 2003).Это помогает поддержать возврат уровня цен к желаемому уровню и закрепить инфляционные ожидания, даже когда процентные ставки ограничены нижним пределом (см. Koenig 2013 и Sheedy 2014 для получения дополнительных преимуществ).

Этот аспект таргетирования на уровне цен можно увидеть, сравнив предписания стандартного правила Тейлора (1993) с предписаниями, адаптированными к структуре ценового уровня. На Рисунке 5 показаны предписания для этих двух политических стратегий на 2005–2016 годы, где 2005 год выбран в качестве отправной точки, поскольку он обычно рассматривается как год, когда экономика была близка к своим целям с точки зрения инфляции и уровня безработицы.Для этих расчетов инфляция измеряется изменением индекса цен основных расходов на личное потребление на четыре четверти процента, а экономическая активность измеряется уровнем безработицы. Для обоих правил коэффициент разрыва безработицы установлен равным –1. Для сравнения фактическая ставка по федеральным фондам показана черной линией.

Рисунок 5
Рецепты альтернативных политических стратегий

Источник: Бюро экономического анализа, Бюро статистики труда, Совет Федерального резерва и Федеральный резервный банк Сан-Франциско, расчеты персонала.

В рамках этой стратегии уровня цен ставка по федеральным фондам однозначно реагирует на изменения: уровня инфляции, процентного отклонения уровня цен от целевого уровня и отрицательного значения процентного отклонения уровня безработицы. от его естественной нормы. Для этих расчетов я принял постоянную естественную процентную ставку 2% и постоянную естественную норму безработицы 5%, что согласуется со стандартными взглядами на эти естественные ставки в начале этой выборки.

На этом рисунке выделяется то, насколько близки друг другу предписания этих двух политических стратегий до и во время рецессии. Они существенно различаются только во время восстановления экономики после многих лет инфляции, постоянно опускающейся ниже целевого уровня. Накопление односторонних промахов ниже целевого уровня инфляции приводит к тому, что стратегия уровня цен сохраняет ставки на низком уровне, несмотря на улучшение уровня безработицы и постепенное движение инфляции обратно к 2%.

Таргетинг на уровне цен, доступность и подотчетность

Таким образом, у этой структуры есть очевидные преимущества, когда дело доходит до адаптируемости.Как насчет доступности и подотчетности?

С точки зрения доступности цель уровня цен легко объяснить, и в некотором смысле это более естественный способ для общественности думать о стабильности цен, чем целевой показатель инфляции. Целевой уровень цен обеспечивает большую ясность в отношении того, где будут цены на 5, 10 и 30 лет в будущем, временных горизонтов, о которых люди думают, покупая автомобиль, дом или планируя выход на пенсию. Это должно обеспечить большую прозрачность и ясность для общественности, особенно когда процентные ставки ограничены нижней границей.

Та же логика верна и для подотчетности. Режим уровня цен предоставит четкую и доступную метрику, с помощью которой можно будет судить о том, успешно ли центральный банк выполняет свой мандат на стабильность цен, проверяя, приближается ли уровень цен к установленной цели.

И, как показывают примеры, которые я обсуждал, это не проблема «голубя» или «ястреба»: гибкая структура цен хорошо подходит как для достижения стабильности цен, так и для целей занятости. В 1960-х и начале 1970-х годов структура уровня цен потребовала бы ужесточения денежно-кредитной политики и, таким образом, избежала бы стагфляции конца 1970-х годов.В последние годы он призывал к более простой денежно-кредитной политике, чем стандартное правило Тейлора.

Заключение

Я выделил некоторые ключевые потенциальные преимущества структуры уровня цен перед таргетированием инфляции. Между прочим, некоторые из них разделяются соответствующим подходом таргетирования номинального ВВП, подходом, который также заслуживает дальнейшего подробного изучения и рассмотрения.

Важно отметить, что у системы ценового уровня также есть потенциальные недостатки. Во-первых, он, скорее всего, будет успешным только в том случае, если описанный мною путь будет последовательно соблюдаться в течение долгого времени и будет хорошо понят публикой (Williams, 2006).Это не краткосрочное «исправление» проблемы низкого уровня r-звезд, а скорее долгосрочное решение, которое потребует многих лет, чтобы получить полный эффект. Во-вторых, может быть недостаточно иметь дело с миром с очень низкой r-звездностью без других дополнительных мер политики, будь то фискальная или денежно-кредитная политика.

Вероятность того, что r-star останется низкой в ​​обозримом будущем, является одной из причин, по которой я убежден, что нам необходимо оценить плюсы и минусы альтернативных структур и стратегий … потому что наше меню вариантов выглядит примерно так:

  • Мы можем надеяться, что новой бури не будет;
  • Мы можем надеяться, что наш существующий инструментарий, возможно, расширенный за счет включения отрицательных процентных ставок, справится с этой задачей;
  • Мы можем подготовиться к новой норме, когда спады длятся дольше и глубже, восстановление будет медленнее, и мы рискуем потерять номинальный якорь;
  • Или мы можем подготовиться к следующему шторму, заранее приняв соответствующие меры, чтобы перейти на более устойчивую структуру; структура, которая поддерживает нашу приверженность стабильности цен и максимальной занятости; закрепляет инфляционные ожидания; и обладает всеми преимуществами нынешнего режима.

Лучше изучить и обсудить эти вопросы сейчас, когда мы достигли восстановления, чем ждать следующего спада или кризиса. Не знаю, как вы, но я бы предпочел подготовиться к следующему шторму, пока мы находимся в спокойной воде, чем ждать, пока наши лодки уйдут в воду.

Я закончу с того места, где начал, подчеркнув необходимость стратегий денежно-кредитной политики, которые сделают нас устойчивыми и эффективными в предстоящие годы: адаптируемость. Доступно. Подотчетный.

В соответствии с этими критериями — и с учетом реалий мира низких r-звезд, в котором мы живем, — я считаю, что структура ценового уровня заслуживает очень серьезного внимания со стороны центральных банков, включая ФРС.

Джон К. Уильямс — президент и главный исполнительный директор Федерального резервного банка Сан-Франциско.

Список литературы

Болл, Лоуренс. 2014. «Доводы в пользу долгосрочного целевого показателя инфляции в четыре процента». Рабочий документ МВФ 14/92, июнь.

Бернанке, Бен С. 2016. «Изменение основы политики ФРС: побеждает ли более высокий целевой показатель инфляции отрицательные процентные ставки?» Блог Бена Бернанке , Брукингс, 13 сентября.

Бланшар, Оливье, Джованни Дель’Аричча и Паоло Мауро.2010. «Переосмысление макроэкономической политики». Журнал денег, кредита и банковского дела 42 (s1), стр.199–215.

Эггертссон, Гаути и Майкл Вудфорд. 2003. «Нулевая граница процентных ставок и оптимальная денежно-кредитная политика». Документы Брукингса по экономической деятельности 2003 (1), стр. 139–211.

Гамильтон, Джеймс Д., Итан С. Харрис, Ян Хациус и Кеннет Д. Уэст. 2015. «Равновесная ставка реальных средств: прошлое, настоящее и будущее». Рабочий документ, Центр Хатчинса по фискальной и денежно-кредитной политике в Брукинге, октябрь.

Холстон, Кэтрин, Томас Лаубах и Джон К. Уильямс. 2016. «Измерение естественной процентной ставки: международные тенденции и определяющие факторы». Рабочий документ ФРБ Сан-Франциско 2016-11, декабрь. Имеются оценки.

Кили, Майкл Т. 2015. «Что данные могут сказать нам о равновесной реальной процентной ставке?» Серия дискуссий по финансам и экономике 2015-077, Совет управляющих Федеральной резервной системы.

Кили, Майкл Т. и Джон М. Робертс. 2017. «Денежно-кредитная политика в мире с низкими процентными ставками. Документы Брукингса по экономической деятельности , Весна, готовится к печати.

Кениг, Эван Ф. 2013. «Как хороший сосед: денежно-кредитная политика, финансовая стабильность и распределение рисков». International Journal of Central Banking 9 (2, июнь), стр. 57–82.

Лаубах, Томас и Джон К. Уильямс. 2016. «Измерение естественной процентной ставки Redux». Business Economics 51 (2, июль), стр. 57–67.

Любик, Томас А. и Кристиан Маттес.2015. «Расчет естественной процентной ставки: сравнение двух альтернативных подходов». FRB Richmond Economic Brief 15-10 (октябрь).

Орфанид, Афанасиос и Джон К. Уильямс. 2002. «Жесткие правила денежно-кредитной политики с неизвестными естественными ставками». Документы Брукингса по экономической деятельности 2002 (2), стр. 63–145.

Орфанид, Афанасиос и Джон К. Уильямс. 2007. «Надежная денежно-кредитная политика с несовершенными знаниями». Журнал монетарной экономики 54 (август), стр.1 406–1 435.

Орфанид, Афанасиос и Джон К. Уильямс. 2013. «Ошибки денежно-кредитной политики и эволюция инфляционных ожиданий». В г. Великая инфляция: возрождение современного центрального банка , ред. Майкл Д. Бордо и Афанасиос Орфанидес. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Райфшнайдер, Дэвид. 2016. «Оценка способности FOMC реагировать на будущие рецессии». Серия дискуссий по финансам и экономике 2016-068, Совет управляющих Федеральной резервной системы.

Рейфшнайдер, Дэвид и Джон К. Уильямс. 2000. «Три урока денежно-кредитной политики в эпоху низкой инфляции». Журнал денег, кредита и банковского дела 32 (4, ноябрь), стр. 936–966.

Шиди, Кевин Д. 2014. «Долговые и незавершенные финансовые рынки: аргументы в пользу таргетирования номинального ВВП». Документы Брукингса по экономической деятельности , Весна, стр. 301–361.

Тейлор, Джон Б. 1993. «Осмотр против правил политики на практике». Серия конференций Карнеги-Рочестера по государственной политике 39, стр.195–214.

Уильямс, Джон К. 2006. «Денежно-кредитная политика в экономике с низкой инфляцией с обучением». В Денежно-кредитная политика в условиях низкой инфляции , Материалы конференций, Международная конференция Банка Кореи, 2006 г. Сеул, Корея: Банк Кореи, 2006 г., стр. 199–228. Печатается в FRB San Francisco «Экономический обзор » , 2010 г.

Уильямс, Джон К. 2009. «Прислушиваясь к Дедалу: оптимальная инфляция и нулевой предел». Записки Брукингса об экономической деятельности 2009 (2), стр.1–37.

Уильямс, Джон С. 2015. «Снижение естественной процентной ставки». Business Economics 50 (2, апрель), стр. 57–60.

Уильямс, Джон К. 2016. «Денежно-кредитная политика в мире с низкими R-звездами». Письмо FRBSF по экономическим вопросам 2016-23 (15 августа).

, как центробанки, ориентированные на инфляцию, могут выжать больше из процентных ставок

Резервный банк Австралии снизил официальную процентную ставку до 0,25%. Управляющий банка Филип Лоу считает, что это минимально возможная сумма для банка.

Сокращение — первое в этом столетии, которое было принято вне рамок обычного ежемесячного заседания правления банка — подчеркивает экономическую угрозу, создаваемую пандемией COVID-19. Это следует за тем, как банк на своем февральском заседании снизил ставку на 0,25 пункта до 0,50%.




Прочитайте больше:
Больше, чем снижение ставки: за трехточечным планом Резервного банка


За время, прошедшее после этого заседания, Федеральная резервная система Соединенных Штатов также произвела два чрезвычайных сокращения, подняв ставку США чуть ниже 1.От 25% до почти 0%.

Австралия и США присоединились к странам Азии и Европы, где ставки близки к нулю, а у политиков не осталось места для маневра, чтобы их еще больше снизить.

Президент США Джон Ф. Кеннеди сказал: «Время ремонтировать крышу, когда светит солнце».

Условия и без того мрачные, но прежде, чем разразится следующий шторм, мы обязательно должны подумать о том, что мы будем делать.

Вариант, который чаще всего обсуждается, когда ставки приближаются к нулю, — это количественное смягчение, при котором Резервный банк (и аналогичные учреждения) используют вновь созданные деньги или резервы для покупки финансовых активов, таких как государственные и корпоративные облигации.

Резервный банк Австралии заявил о своем намерении следовать за ФРС США и покупать государственные облигации у инвесторов, заставляя деньги в их руки.

Глава Резервного банка Австралии Филип Лоу обрисовывает планы в четверг, 19 марта 2020 года.
Джоэл Карретт / AAP




Прочитайте больше:
«Контроль кривой доходности»: план Резервного банка на случай, когда снижение процентных ставок больше не работает


Но здесь я хочу изучить альтернативную политику, которая должна сделать денежно-кредитную политику сильной даже при нулевых процентных ставках, изменив ожидания относительно будущих ставок.

Для достижения этого центральным банкам необходимо внести тонкие, но существенные изменения в целевой показатель, определяющий денежно-кредитную политику.

Инфляция по отношению к цене

В Австралии и многих других странах центральные банки стремятся к целевому уровню инфляции — в нашем случае от 2% до 3%.

У них меньше возможностей достичь целевого показателя инфляции, когда денежные ставки близки к нулю.




Прочитайте больше:
‘Гарантированная потеря денег’: добро пожаловать в причудливый мир отрицательных процентных ставок


Чтобы исправить это, некоторые экономисты предлагают увеличить целевой показатель инфляции.

Недостатком является постоянно более высокая средняя инфляция, которая, как известно, дорого обходится обществу.

Лучшей альтернативой в мире низких процентных ставок является замена целевого показателя инфляции на целевой уровень цен.

Разница небольшая, но существенная.

Допустим, индекс потребительских цен в начале года составляет 100.

Целевой показатель инфляции 2% -3% будет нацелен на достижение индекса потребительских цен 102-103 к концу года.Если в какой-то момент в течение года инфляция будет выше или ниже, чем годовой рост на 2–3%, цель будет состоять в том, чтобы вернуть ее к этим темпам роста.

После этого индекс может оказаться где-нибудь выше или ниже 102-103.

Целевой уровень цен отличается тем, что стремится придерживаться пути для уровня индекса и возвращать его к этому уровню, если есть какое-либо отклонение. Таким образом, если целевой уровень цен был 102-103, цель вернется к 102-103.

На этих диаграммах сравнивается, что произошло бы при таргетировании инфляции (ИТ) с тем, что происходит сейчас при таргетировании на уровне цен (PLT).


Мариано Кулиш, автор предоставил


Оба начинаются с едва различимой цели: инфляция 2% в первом случае с ИТ; и уровни цен, соответствующие 2% инфляции во втором случае PLT.

Разница в политике становится очевидной после экономического шока, который снижает спрос на товары и услуги и, следовательно, инфляцию (показано пунктирной линией).

На левой панели показан ответ политики таргетирования инфляции на падение инфляции до 0%.Центральный банк снижает процентные ставки, чтобы вернуть инфляцию до 2%. На какое-то время инфляция ниже целевого уровня.


Мариано Кулиш, автор предоставил


На правой панели показан ответ политики таргетинга на уровне цен. Когда инфляция упадет до 0%, центральный банк не будет удовлетворен простым возвращением ее к 2%, потому что это не вернет уровень цен к целевому уровню. Вместо этого банк пытается на время поднять инфляцию до 4%, чтобы компенсировать это.Банку придется снижать процентные ставки на более длительный срок, чтобы вернуться к целевому уровню цен, чем к целевому уровню инфляции.


Мариано Кулиш, автор предоставил


Чем меньше, тем дольше стратегия

Какое преимущество это дает таргетирование уровня цен перед таргетингом инфляции?

Ответ заключается в том, что в нынешних обстоятельствах целевой уровень цен требует более низких процентных ставок на более длительный срок. Поскольку домашние хозяйства и бизнес знают об этом и будут ожидать низких процентных ставок дольше, они с большей вероятностью будут тратить или инвестировать.

Таргетинг на уровень цен сделает больше.

Обратной стороной для некоторых является то, что при благоприятных условиях Резервный банк должен будет удерживать процентные ставки на более высоком уровне в течение более длительного периода, что для банка может оказаться сложным с политической точки зрения.




Прочитайте больше:
ФРС придется сделать гораздо больше, чем просто снизить ставки до нуля, чтобы остановить панику по поводу коронавируса на Уолл-стрит


Но мы находимся в той точке, где должны быть рассмотрены все варианты.

Неизвестно, насколько стойкими и негативными будут последствия коронавируса. Однако силы, удерживающие процентные ставки на низком уровне, скорее всего, сохранятся.

Нам нужно выжать из денежно-кредитной политики как можно больше сока.

% PDF-1.2
%
219 0 объект
>
эндобдж
xref
219 80
0000000016 00000 н.
0000001951 00000 н.
0000005010 00000 н.
0000005228 00000 н.
0000005394 00000 п.
0000005737 00000 н.
0000005953 00000 п.
0000014993 00000 п.
0000015369 00000 п.
0000015629 00000 п.
0000016076 00000 п.
0000031990 00000 п.
0000032567 00000 п.
0000033070 00000 п.
0000033188 00000 п.
0000035375 00000 п.
0000035874 00000 п.
0000035896 00000 п.
0000036780 00000 п.
0000036802 00000 п.
0000037637 00000 п.
0000037659 00000 п.
0000038386 00000 п.
0000038682 00000 п.
0000038953 00000 п.
0000039224 00000 п.
0000039470 00000 п.
0000039700 00000 н.
0000039936 00000 н.
0000040177 00000 п.
0000040415 00000 п.
0000040645 00000 п.
0000040903 00000 п.
0000041118 00000 п.
0000041170 00000 п.
0000041354 00000 п.
0000041596 00000 н.
0000041862 00000 п.
0000042129 00000 п.
0000042310 00000 п.
0000042513 00000 п.
0000042746 00000 н.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *