Сколько священников в россии: В РПЦ назвали зарплаты священников

Содержание

Около ста священнослужителей умерли от коронавируса — Российская газета

Около ста священнослужителей умерли от коронавируса, сообщил патриарх Московский и всея Руси Кирилл. «Около ста человек погибли от этой болезни», — сказал он, открывая заседание Священного Синода.

Синод проходит, как выразился патриарх, «пусть дистанционно, но видимо за счет современных средств связи».

Он отметил, что скорбное обстоятельство, связанное с распространением коронавирусной инфекции, наложило особый отпечаток на церковь, мирян, монашествующих, духовенство. Напомнил, что в некоторых местах были ограничения, связанные с посещением храмов, и в первую очередь в Москве.

— Здесь действительно высокий процент людей заболевших, и в какой-то момент даже было принято решение об ограничении посещений храмов, — сказал патриарх, подчеркнув, что » это была очень болезненная, тяжелая мера, но ее нужно было принять» в силу слишком динамичного развития заболевания, коснувшегося в том числе и священнослужителей.

Когда около 100 священнослужителей погибли от COVID-19, странно слышать, особенно от людей, облеченных в священные одежды, что никакой эпидемии не существует, что это вымысел и нечто специально привнесенное в нашу жизнь, чтоб ограничить посещения храмов, подчеркнул патриарх.

— Ответом на эту ложь является тяжелейшая правда о наших почивших отцах и братьях, — сказал он.

В повестке дня открывшегося сегодня Синода доклады о похоронах Патриарха Сербского Иринея, о взаимодействии со старообрядческими приходами, принятие важных положений и утверждение комиссии по богословию и богословскому образованию, утверждение служб Акафистов, тропарей и кондаков святым. Патриарх сделает на Синоде доклад о заграничных учреждениях, и будут приняты важнее кадровые решения.

Умершие от коронавируса иерархи Русской православной церкви: митрополит Челябинский и Златоустовский Иов, бывший митрополит Луганский и Алчевский Иоанникий, митрополит Казанский и Татарстанский Феофан.

Службы онлайн и заболевшие священники.

Как РПЦ адаптируется к коронавирусу

  • Анастасия Голубева
  • Би-би-си

Автор фото, OLEG VAROV/patriarchia.ru

В Москве у троих священников Русской православной церкви диагностировали коронавирус. Церкви в России, в отличие от мечетей и синагог, не были закрыты. Иерархи РПЦ совершают объезды и облеты российских городов с иконами, а отдельные священники переносят службы в интернет.

Русская служба Би-би-си разбиралась, как православные адаптируются к коронавирусному карантину.

Что будет с Пасхой?

То, как Русская церковь будет праздновать Пасху 19 апреля, будет зависеть от конкретной эпидемиологической ситуации в каждом регионе России, сказал Би-би-си замглавы церковного отдела по взаимодействию со СМИ Вахтанг Кипшидзе.

«Мы считаем, что постановка вопроса о каких-то особенностях празднования пока преждевременная. Нужно будет рассматривать какие-то особенности празднования, когда положение будет более определенное. Россия — большое государство, есть регионы, где нет ни одного случая заражения инфекцией, поэтому сложно говорить о каком-то единообразии в отношении к этой угрозе», — заявил он.

Церковь и прихожане обязательно будут отмечать Пасху, даже если в этот день не получится прийти в храм, говорил ранее глава отдела внешних церковных связей митрополит Иларион.

При этом Антиохийская и Элладская греческая церкви решили перенести празднование Пасхи на конец мая. Антиохийская церковь (окормляет территорию Сирии, Ливана и других стран ближнего востока) проведет богослужения 19 апреля, но за закрытыми дверями.

В закрытом режиме может пройти и церемония схождения благодатного огня в Иерусалиме, несмотря на закрытие храма Гроба Господня, сообщает РИА Новости со ссылкой на источник, близкий к руководству Иерусалимского патриархата. В РПЦ не стали комментировать эту информацию.

Тем не менее в РПЦ подчеркивают, что отменять празднование Пасхи из-за эпидемии точно не собираются. «Когда меня коллеги-журналисты спрашивают: «Что будет с Пасхой?», я всегда отвечаю: «Пасха будет!» Пасху праздновали во время чумы, войны и прочих бедствий, отпразднуем ее и сейчас», — говорил глава отдела по взаимодействию со СМИ Владимир Легойда.

Заболевшие священники

В Москве коронавирус был обнаружен у трех священников РПЦ. Два священника с подтвержденными диагнозами служили в храме иконы Божией Матери «Утоли моя печали» в Марьино. Третий заболевший священник служил в храме Рождества Пресвятой Богородицы в Крылатском.

Еще четыре священника из этого храма ожидают своих тестов на коронавирус, а сам храм был закрыт на карантин.

«Все церковные служащие, которые имели с ними контакты, будут проверены [на коронавирус] и в случае необходимости изолированы», — говорит Вахтанг Кипшидзе.

На карантин закрылась и Киево-Печерская лавра на Украине (входит в юрисдикцию Украинской православной церкви Московского патриархата), где коронавирус нашли у четырех монахов. Богослужения в Лавре будут проходить, но в закрытом режиме.

Ранее настоятель лавры митрополит Павел призывал игнорировать карантин, приходить в храм и причащаться. «Не смотрите, старшее поколение или младшее, все спешите в храм, обнимите друг друга», — призывал митрополит Павел.

Автор фото, Tass

Подпись к фото,

Настоятель Киево-Печерской Лавры митрополит Павел

Нужно ли ходить в храм?

Русская церковь «серьезно относится к угрозе распространения коронавируса», священнослужителям были даны указания, как соблюдать правила безопасности в рамках богослужений, рассказывает Вахтанг Кипшидзе.

Еще в марте Синод РПЦ и патриарх Кирилл распорядились увеличить меры предосторожности во время служб в храме — например, дезинфицировать иконы, к которым прикладываются верующие, и лжицу для причастия. Также в храме необходимо соблюдать дистанцию между людьми. Тем, у кого есть признаки простуды, рекомендуют храм не посещать.

«Как к прихожанам, так и к клиру относится призыв патриарха не подвергать окружающих опасности», — говорит Кипшидзе.

Официальная позиция Русской церкви заключается в том, что церкви на время эпидемии закрыты не будут, в них можно будет зайти, однако патриарх Кирилл призвал верующих воздержаться от похода в храмы и молиться дома.

«51 год я проповедую с кафедр, призываю людей приходить в храмы, я этому призыву посвятил всю свою жизнь, и надеюсь, вы понимаете, как трудно мне сегодня сказать: воздержитесь от посещения храмов», — заявил патриарх 29 марта.

С такими мерами согласны не все священнослужители — некоторые из них продолжают настаивать на том, что верующим необходимо посещать храмы.

«На практике оказалось, что заметная часть духовенства и особенно монастыри открыто встали в оппозицию патриарху и отказываются от выполнения вполне разумных инструкций патриархии. Некоторые священники продолжают убеждать прихожан: «Ничего страшного не происходит, приходите в храмы, во время эпидемии самое главное — молитва и участие в таинствах», — отмечает главный редактор альманаха современной христианской культуры «Дары» Сергей Чапнин.

«Это крайне безответственная позиция. Такие призывы более всего характерны для консерваторов и фундаменталистов, которые буквально шантажируют простых прихожан. Мол, если не придете в храм — то у вас вера слабая», — продолжает он.

Инструкции, которые были даны патриархией, по его словам, где-то соблюдаются полностью, где-то частично, а где-то совсем не соблюдаются.

«Это опасная ситуация, она говорит о том, что у церковной власти нет необходимого авторитета и ее сегодня не слушаются. Еще меньше авторитета у государственной власти, и священники не видят причин, чтобы строго следовать тем предписаниям, которые дают государственные службы. Такое отрицание связано с тем, что они плохо понимают реальную ситуацию и не могут оценить возникающие риски», — считает Чапнин.

Службы онлайн и крестные облеты

Однако на фоне развивающейся эпидемии храмы во многих городах России стали устраивать дистанционные богослужения — в онлайн-трансляции.

Например, храмы Петербурга отчитались о том, что их трансляции служб набрали около 400 тысяч просмотров. В Ижевском храме сделали возможным через интернет подавать записки о поминовении. Такую же процедуру ввели в Орловской епархии, но там решили ввести еще и заочные отпевания умерших.

В отдельных ситуациях исповедоваться также можно по телефону или «скайпу», предположил митрополит Иларион. Однако ему возразил глава отдела церковных связей со СМИ Владимир Легойда: «Есть вещи, которые дистанционно невозможны в церкви — это таинства. Здесь ничего не меняется, и я не вижу здесь возможности идти в ногу со временем».

В Нижегородской митрополии ввели специальное молитвенное правило на время карантина: всех верующих просят четыре раза в день в обозначенное время читать определенный набор молитв.

Также за последнюю неделю несколько десятков митрополитов и епископов совершили крестные объезды или облеты в разных городах России. Архиереи проезжали или пролетали над городами с особо почитаемыми иконами. Крестные ходы во время эпидемий — своеобразная традиция русского православия, начавшаяся еще в средние века.

Автор фото, Nail Fattakhov/TASS

Подпись к фото,

Крестный ход против коронавируса в Челябинске

3 апреля крестный объезд также совершил и патриарх Кирилл в Москве. В сопровождении охраны он объехал Москву с иконой Божией Матери «Умиление», перед которой молился Серафим Саровский. Объезд патриарха транслировался в прямом эфире.

«Ко всему новому церковь адаптируется очень медленно и тяжело. Тем не менее ситуация в церкви меняется, я вижу, что многие священники серьезно относится к тем вызовам, которые связаны с пандемией. Уже запущен процесс изменения ряда важных церковных практик», — резюмирует публицист Чапнин.

Например, если раньше многие священники скептически относились к онлайн-богослужениям, то сейчас это «вынужденная мера и других вариантов нет». То же самое происходит и с практикой причащения, говорит Чапнин.

«Еще пару недель назад казалось, что это что-то незыблемое, а теперь уже и лжицу дезинфицируют, и обсуждают, что можно раздавать причастие руками (что прежде воспринималось как католическая практика), некоторые идут еще дальше и говорят, что в условиях карантина можно раздавать причастие мирянам домой для самостоятельного причащения», — объясняет он.

«Это сложные вопросы, на которые нет и не будет однозначных ответов. Но жесткое и узкое понимание традиции уходит в прошлое, обсуждение приведет к тому, что новые подходы прозвучат довольно громко и будут услышаны», — считает Чапнин.

Что делают другие конфессии?

Многие мечети в Москве и других городах России были закрыты еще в середине марта. После закрытия мечетей мусульмане стали молится в режиме онлайн — с помощью трансляций богослужений. Коллективные молитвы мусульман прекращены до 30 апреля.

24 апреля у мусульман начинается Рамадан. Коронавирус не помешает мусульманам поститься целый месяц — не придерживаться поста могут только те, у кого есть проблемы со здоровьем, заявили духовные лидеры Северного Кавказа.

В апреле празднуется и Песах — главный праздник иудеев. В Израиле во время этого праздника, который отмечается неделю (8-16 апреля), будет введен полный карантин. «Мы не допустим повторения случившегося во время празднования Пурима месяц назад, когда была вспышка заражения коронавирусом», — заявил премьер министр Израиля.

В России иудеи в связи с коронавирусом решили провести акцию «Песах дома», и раздали верующим в разных городах около 80 тонн мацы.

«Для того, чтобы у членов общины была возможность провести праздник дома, стартовала благотворительная акция «Песах дома», в рамках которой были подарены наборы, включающие мацу, виноградный сок, агаду — путеводитель по празднику, а также необходимые ингредиенты для кеары и другие кошерные на Песах продукты», — рассказала пресс-служба Федерации еврейских общин России.

Комментарий: Эпоха патриарха Кирилла подходит к концу | Комментарии обозревателей DW и приглашенных авторов | DW

«Сижу в пустом храме. ОМОН разогнал моих старушек, когда те пытались прорваться на службу»… Голос знакомого епископа, которому я позвонил, чтобы поздравить с Пасхой, звучал явно растерянно.

Монахи-оппозиционеры

В его бедном провинциальном российском городке и окрестных деревнях верующие — в основном пожилые люди, которые, по словам самого епископа, говорят: «Какие запреты? Может быть, это наша последняя Пасха! А я не знаю, что им отвечать». Я спросил владыку, получил ли он какие-либо инструкции от патриархии. «Сказали, что не могут приказать закрыть храмы, и призвали сотрудничать с местными властями. Как это понимать?» — ответил он.

Константин Эггерт

Но в не менее сложной ситуации оказался и сам патриарх Кирилл. Предстоятель Русской православной церкви (РПЦ) служил пасхальную службу в пустом Храме Христа Спасителя в Москве. Одновременно в подмосковной Троице-Сергиевой Лавре, которую многие считают своего рода «православным Ватиканом», утреня и литургия, если судить по онлайн-трансляции, прошли с участием не только братии, но и немалого числа простых прихожан.

Патриарх РПЦ по статусу одновременно является настоятелем (священноархимандритом) лавры. Получается, что консервативные лаврские монахи просто проигнорировали собственного «начальника». Этот факт обязательно заметят епископат и, что немаловажно, Кремль. Просьба патриарха к властям заморозить коммунальные платежи для церкви вызовет раздражение в правительстве, к которому все и так обращаются с просьбой дать денег, и уже вызвала негативную реакцию в соцсетях — мол, вместо того чтобы просить за беднеющих на глазах прихожан, глава РПЦ просит «за корпорацию».

Атеисты и фундаменталисты против Навального и патриарха

Пандемия показала всем слабость путинской системы управления Россией. И точно так же она обнажила катастрофические последствия заигрывания РПЦ с государством, с одной стороны, и фундаменталистским «активом» из числа активных верующих — с другой. Бесконечные реверансы в адрес Путина, готовность церковного руководства поддержать новую старую путинскую идеологию советского великодержавия, плюс выставленное напоказ богатство части иерархии и клира настроили против РПЦ влиятельное меньшинство — образованных горожан, прежде всего (но далеко не только) молодых.

Именно их готовность участвовать в митингах протеста, волонтерском движении плюс активность в соцсетях деятельно формируют сегодня идейную альтернативу путинизму — а значит, и образ будущего для России. Будущее это не предполагает какой-либо публичной роли для церкви и, в более широком контексте, для религиозной веры. Реакция этих людей на твит Алексея Навального, в котором он поздравил верующих с Вербным Воскресением — отличный пример радикального «нового атеизма», ставшего почти нормой среди активных оппонентов Кремля. По моим наблюдениям, эта тенденция в ближайшие годы не только не изменится, но и укрепится.

С другой стороны, пандемия сделала явным разрыв между высшей иерархией РПЦ и активными верующими, а также монашеством. Большинство этого «актива» видит в христианстве своего рода единственно верную идеологию и питается теориями заговора. Для них коронавирус — либо фейк, запущенный многоликим Западом (ЦРУ, Билл Гейтс, далее по списку), либо испытание веры — искушение. Борьба с ним должна включать презрение к опасности и даже готовность умереть, но никак не отказ от богослужений.

Для этой части верующих патриарх с его красноречием, близостью к светской власти (которую церковный актив считает коррумпированной, прозападной и не слишком православной), «мерседесами» и контактами с «еретиками» из Ватикана — чужой. У этих людей свои герои — прежде всего, старцы, например ныне покойный архимандрит Иоанн (Крестьянкин). На этот «актив» ориентируются, а часто и принадлежат к нему, десятки поставленных патриархом Кириллом епископов. В условиях пандемии многие из них почувствовали себя мини-патриархами в своих епархиях (что на самом деле вполне соответствует традиции и канонам) и, по сути, саботировали распоряжения властей о карантине.

Что предпримет Кремль?

Возникла абсолютно парадоксальная ситуация: оппозиционные критики патриарха, требовавшие закрытия церквей (и вообще мест коллективной молитвы), встали, фактически, на сторону нелюбимых ими властей. А вроде бы провластный епископат и заметная группа верующих оказались, наоборот, в оппозиции. То, что из-за боязни конфронтации с монашеством и «активом», а также нежелания потерять доходы, патриарх согласился с закрытием храмов медленно, неохотно и невнятно, не добавило ему очков в глазах Путина. «Если мы с мест видим, что патриарх больше не управляет церковью, то Кремль это заметит и подавно»,- сказал мне один из опытных священников.

Как и то, что, вероятно, самый популярный епископ и православный писатель России, митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов), наоборот, решительно затворил церкви, прекратил сбор средств с приходов и начал оказывать помощь многодетным священникам и бедным. Патриарх оказался чужим для всех: для власти, которая видит в нем слабого и некомпетентного менеджера; активных верующих, в глазах которых он изменил «истинному Православию»; и значительной части городского среднего класса, для которого предстоятель — очень богатый, оторванный от жизни член правящей корпорации, враг науки и прогресса.

Патриарх Кирилл потерпел крах — как администратор, де факто политик и общественный деятель. Если нынешний режим, возможно, переживет пандемию, то в отношении главы РПЦ есть большие сомнения. Причины добиваться его смещения есть и у многих членов епископата, и у Кремля, и у части общественности, как церковной, так и антицерковной. Но даже если чисто формально он сохранит патриарший трон, авторитету нынешнего предстоятеля несколько весенних недель нанесли такой удар, после которого он уже не сможет оправиться.

Автор: Константин Эггерт — российский журналист, ведущий программ телеканала «Дождь».  Автор еженедельной колонки на DW.  Константин Эггерт в Facebook:  Konstantin von Eggert

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

  • Коронавирус пришел в Россию

    Стремительный рост числа заболевших

    Первые случаи заражения коронавирусом в России были зафиксированы в конце января 2020 года. С тех пор их число, по официальным данным, какое-то время росло сравнительно низкими темпами. Однако начиная с 6 апреля количество новых заболевших в РФ начало ежедневно увеличиваться как минимум на 1000 человек. Прирост за сутки с 15 по 16 апреля составил 3448 случаев.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Тестирование на коронавирус

    По данным оперативного штаба по борьбе с коронавирусом, к 16 апреля в стране было проведено 1,61 млн тестов на COVID-19 и выявлено почти 28 тысяч заболевших. Сейчас в РФ зарегистрировано больше 10 видов тестов разной чувствительности от разных производителей. Ждать результата теста на коронавирус приходится от одного до пяти дней, а точность применяемых в РФ тестов составляет 80-90 процентов.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Эвакуация россиян из Уханя

    5 февраля 2020 года Россия эвакуировала 128 своих граждан из китайского города Уханя, ставшего эпицентром распространения коронавирусной инфекции. Вместе с ними в Тюмень, вблизи которой располагается санаторий «Градостроитель», где вернувшиеся из Китая провели 14 дней на карантине, прибыли 16 граждан СНГ. На фото врачи в защитных костюмах встречают пассажиров этого рейса в аэропорту Тюмени.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Возвращение в Россию во время пандемии

    6 апреля 2020 года после временной приостановки авиасообщения с другими странами «Росавиация» возобновила рейсы по доставке домой россиян, оказавшихся во время пандемии COVID-19 за границей. Граждан РФ вывозили из США, Японии, Италии, Киргизии, Бангладеша, Черногории, Индии и некоторых других стран. Для россиян с неиспользованными билетами иностранных авиакомпаний перелет был платным.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Визит Путина в больницу в Коммунарке

    24 марта 2020 года президент России Владимир Путин посетил инфекционную больницу в Коммунарке, где лечат пациентов с коронавирусом. Как заявил позже его пресс-секретарь Дмитрий Песков, Путин отправился туда неожиданно, «без подготовки вообще». Яркий желтый цвет его защитного костюма врачи позже объяснили тем, что он подошел по размеру.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Президент на удаленке

    Во время визита в инфекционную больницу для пациентов с коронавирусом в Коммунарке Владимир Путин общался с ее главврачом Денисом Проценко, у которого впоследствии был выявлен коронавирус. После этого президент России перешел на удаленный режим работы и стал соблюдать «социальную дистанцию». 15 апреля Проценко написал в Facebook, что победил коронавирус и возвращается к полноценной работе.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Режим самоизоляции

    Чтобы замедлить скорость распространения коронавируса, 30 марта 2020 года в России для всех граждан был введен режим самоизоляции. Выходить из квартиры можно только в магазин за продуктами, в аптеку, вынести мусор или выгулять собаку (на расстоянии не более ста метров от дома). Ездить на работу разрешается, если есть справка от работодателя. Нарушения караются штрафами и административным арестом.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Въезд в Москву по пропускам

    Одной из мер, направленных на борьбу с коронавирусом в Москве, стало введение с 15 апреля 2020 года электронных пропусков для въезда в столицу. В первый день работы пропускной системы на подъездах к городу образовались пробки, а на станциях метро — огромные очереди. Глава пресс-службы Кремля Дмитрий Песков назвал причиной этих неудобств «недисциплинированность» людей.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Общественный транспорт

    Из-за пандемии коронавируса количество пассажиров общественного транспорта в Москве и Санкт-Петербурге заметно уменьшилось. Чтобы сократить риск заражения коронавирусом, поручни вагонов метро регулярно протирают дезинфицирующим раствором.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Верующие в храмах

    Несмотря на пандемию коронавируса, многие верующие в России не отказались от посещения храмов. 10 апреля РПЦ призвала православных христиан в праздник Воскресения Господня и весь пасхальный период, продолжающийся 40 дней, молиться дома. Решение о применении этих рекомендаций, однако, должны принимать епархиальные архиереи с учетом санитарно-эпидемиологической обстановки в каждом регионе.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Рекордный спрос на гречку

    В условиях пандемии коронавируса многие россияне начали спешно закупать продукты долгого хранения, в первую очередь — макароны, консервы и гречку, являющуюся в стране излюбленным национальным блюдом. Кроме того, из-за коронавируса взлетел спрос на чеснок и имбирь, которые считаются в России народными средствами для укрепления иммунитета.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Малый бизнес на грани выживания

    Из-за коронавируса малый и средний бизнес в РФ, как и по всему миру, несет огромные убытки. В условиях пандемии 25 марта Владимир Путин объявил, что компаниям дадут отсрочку на полгода по кредитам и по всем налогам, кроме НДС. Во второй пакет помощи, представленный Путиным 15 апреля, входят финпомощь на зарплаты сотрудникам, а также льготные кредиты на пополнение оборотных средств.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Дефицит аппаратов ИВЛ

    Аппараты ИВЛ играют решающую роль в спасении пациентов с тяжелой формой COVID-19. 7 апреля министр промышленности РФ Денис Мантуров на совещании с Владимиром Путиным заявил, что они являются в стране «очень дефицитной позицией», но объем их производства наращивается. Неделей ранее Госдеп сообщил, что Россия продала США партию ИВЛ и другого медоборудования, необходимого для борьбы с коронавирусом.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Больница в деревне Голохвастово

    После вспышки коронавируса в Китае в провинции Хубэй за 10 дней была построена новая больница для пациентов с этим диагнозом. В России в середине марта тоже начали строить больницу для пациентов с COVID-19 — в деревне Голохвастово, расположенной в Троицком административном округе Москвы. Планируется, что объект будет сдан уже в мае.

  • Коронавирус пришел в Россию

    Работа над вакциной

    Ученые в России, как и по всему миру, ведут активную работу по исследованию коронавируса и разработке вакцины против него. По данным министра здравоохранения РФ Михаила Мурашко, соответствующие исследования проводятся в стране в семи научных центрах. По словам министра, в ближайшее время должны начаться клинические испытания первых российских вакцин-кандидатов.

    Автор: Елена Гункель

Почему в РПЦ не верят в коронавирус. Объясняет социолог

Одним из факторов роста числа инфицированных в России стала запоздалая реакция на опасность руководства Русской православной церкви. РПЦ долго противилась вводу любых ограничительных мер, которые нарушили бы привычный ритм жизни и работы храмов. Когда массовое заражение послушников, священников и настоятелей заставило патриархат смириться и ввести ограничения, то противиться им стали уже прихожане.

  • «Репетиция Пасхи в Челябинске удалась на славу. И вроде бы даже на дверях храмов есть напоминания о необходимости применять защитные маски и соблюдать дистанцию. Но какие тут правила? Куда важнее освятить вербу. И такое по всей стране. Только вот кажется, что священники и прихожане забыли или, может быть, вовсе не слышали призыв патриарха молиться дома» (НТВ, Россия).

Сколько прихожан заразилось в храмах, сказать сложно, подсчитать и доказать это невозможно, что же касается статистики инфицированных среди самих священнослужителей, то она закрыта.

Какова ситуация с коронавирусом в приходах РПЦ и удается ли патриарху побороть COVID-диссидентство среди духовенства? Настоящее Время поговорило об этом с научным сотрудником Центра по изучению Восточной Европы при Бременском университете, социологом религии Николаем Митрохиным.

– Если зайти на сайт Московской патриархии, в раздел обращений владыки, то там одно соболезнование за другим, от коронавируса умирают высшие чины духовенства РПЦ. Мы знаем, сколько сейчас среди служителей церкви инфицированных, насколько масштабна эта проблема?

– Сколько инфицированных, мы не знаем, но масштаб мы представить можем. В данный момент погибли уже больше 40 священнослужителей и монахов Русской православной церкви.

Даже если посчитать просто процент от смертности от болезни, то сразу можно представить, что речь идет о сотнях человек.

Конкретные сообщения из отдельно взятых монастырей или епархий говорят о распространении болезни. Сотня человек только в Киево-Печерской лавре, в московских духовных школах на территории Троице-Сергиевой лавры, там тоже сотни человек. В общем, можно уверенно говорить, что не меньше тысячи священнослужителей, монашествующих Русской православной церкви в данный момент болеют.

– Мы знаем, что массово заражаются даже священнослужители, принявшие меры предосторожности, ограничившие присутствие паствы в церкви. Почему это происходит?

– Несмотря на то, что туда ограничили приход прихожан и, если они приходили, они могли стоять с определенной дистанцией (хотя были приходы и монастыри, где все пооткрывали и стояла толпа просто), главная проблема была в том, что священники и епископы служили совместно в алтаре и в этой службе принимали участие от трех до 16–18 человек. И когда они совместно служат в одном помещении и при этом они соблюдают то, что называется «церковный этикет», то есть лобзают руку епископам, братски целуются, передают друг другу причастие и прочее, это телесный контакт – и увернуться в этом случае от COVID, если кто-то заражен, практически невозможно.

– А как можно объяснить позицию некоторых служителей РПЦ, открыто призывавших игнорировать опасность? Такие слова звучали даже в адрес прихожан в Италии, когда там началась эпидемия. Что это – фатализм, убеждение, что все это мирская суета, или же политический расчет?

– Это было обращение одного из руководителей РПЦ, председателя одной из комиссий РПЦ протоиерея Дмитрия Смирнова к православным Италии, то есть он не имел права этого делать, а делал не от имени руководства РПЦ, а от своего личного имени. В данный момент он в больнице с этим самым COVID. И с учетом его возраста и физического состояния еще неизвестно, чем дело кончится.

Можно говорить о том, что внутри РПЦ довольно много было подобного рода заявлений со стороны не институциональных структур, а со стороны отдельных священников или даже епископов, духовных соборов отдельных монастырей. Ну, например, той же самой Троице-Сергиевой лавры или Почаевской лавры.

Но здесь речь идет в первую очередь о таком церковном протесте, церковном диссидентстве по отношению ко всему обществу. На самом деле люди, которые воцерковленные, они себя ощущают диссидентами внутри обычного общества, которое идет к плохому, идет к краху, а они будут спасаться. И форма этого спасения предусматривает в том числе противодействие всем новым веяниям. Если все общество решает делать то-то, то такие церковные институции всегда будут делать наоборот. Если это особенно не совпадает с их принципами.

– Насколько сильно COVID-диссидентство распространено в РПЦ?

– Оно так же сильно, как и во всем обществе, потому что многие мои либеральные друзья являются ярыми COVID-диссидентами вплоть до сегодняшнего дня, потому что это ограничение свободы. И в этом плане они с православными и православными радикалами совпали тютелька в тютельку.

Сколько в России воцерковленных христиан и почему


Сколько в России воцерковленных христиан и почему

В издательстве ПСТГУ вышла книга проректора ПСТБИ при ПСТГУ, сотрудника научной лаборатории «Социология религии» ПСТГУ, к. ф.н., протоиерея Николая Емельянова «Жатвы много, а делателей мало». Она представляет собой научное исследование, в котором автор выдвигает гипотезу, почему в России не растёт количество воцерковлённых людей, оставаясь примерно одним и тем же на протяжении уже более чем двух десятилетий. Мы поговорили с автором о причинах такого положения дел и о проблеме соотношения священников и мирян в современной России.

 

– Отец Николай, какова исходная проблема, которую вы исследуете в своей книге?

– Меня давно занимал вопрос, почему в нашей стране при где-то 80 % православных верующих, то есть тех, кто в различных социологических опросах называет себя православными, только около 3 % являются действительно воцерковлёнными людьми.

– А откуда эти данные, что лишь 3 % от населения страны являются действительно воцерковлёнными, но что при этом около 80% опрошенных называют себя православными?

– Это более или менее общие социологические данные. На протяжении всего времени после освобождения Церкви все опросы показывают, что мы имеем порядка 3–5 процентов воцерковлённых людей. Имеются в виду те, кто причащается раз в месяц или чаще. Это достаточно узкая группа людей.

– Но 3 процента от всего населения России – это не так уж и мало.

– Возможно. Кстати, когда в Иерусалиме создавалась первая община верующих, как рассказывается в «Деяниях апостолов», то если посчитать, сколько человек вступили в нее сразу же по Воскресении, это тоже будет около 3% от всего населения того города. В Иерусалиме, по подсчетам ученых, тогда жило где-то 100 тысяч человек, а в книге говорится сперва о 3 тысячах присоединившихся к общине апостолов (ср. Деян. 2, 41), а потом еще о 5 тысячах уверовавших (ср. Деян. 4, 4).

Так или иначе, сегодня примерно похожие данные о количестве воцерковленных показывают и ФОМ, и ВЦИОМ, и «Левада-центр». Правда, последняя компания обычно даёт цифры по воцерковлённости и религиозности чуть ниже прочих, и мы для надёжности ориентируемся на неё. Но в целом все три главные независимые опросные компании в этом смысле дают примерно согласные данные.

Однако когда мы говорим о тех, кто причащается раз в месяц или чаще, то мы берём узкую группу даже среди тех, кого расширительно тоже можно назвать воцерковлёнными верующими. Если же понятие воцерковлённых расширить до тех, кто причащается несколько раз в год, но реже одного раза в месяц, то количество воцерковлённых вырастает примерно до 10–12%.

В то же время, согласно данным тех же социологических компаний, начиная с 1992 года устойчиво растет число тех, кто отвечает положительно на вопрос «считаете ли вы себя православным». А именно, ФОМ в последние годы даёт показатель где-то в 80%, «Левада-центр» – 65–70%. Надо признать, в целом всё это выглядит достаточно парадоксально: всё те же стабильные 3% причащающихся раз в месяц или чаще – на фоне устойчивого роста за то же время тех, кто называет себя православными.

Это явление не раз обсуждалось в научной среде, среди социологов религии и религиоведов. Причем обсуждалось, как правило, с достаточно критических позиций по отношению к Церкви. Это, впрочем, вполне понятно, в силу определённых традиций, до сих пор господствующих в научной среде.

– И какие именно давались объяснения?

– Самое из них известное и простое – то, что такое самоназвание себя православными по большому счёту не имеет отношения ни к какой религиозности. Называют себя православными те, кто таким образом пытается обозначить свою этническую и гражданскую принадлежность, как русского человека и гражданина России.

Были и другие гипотезы, связанные с распространённым предположением о том, что дает о себе знать общемировой тренд секуляризации, и Россия тоже движется в этом тренде. Ведь секуляризация порождает специфический тип религиозности, которая является внецерковной, размытой, и поэтому уже не может быть названа классической, институциональной в полном смысле этих слов.

Такие трактовки стали получать распространение и среди чиновников и государственных служащих. На вопросы и запросы, связанные, например, с влиянием Православия, его социальной значимостью, в ответ теперь можно услышать: «А почему мы вообще должны это поддерживать? Это же только 3% населения нашей страны. Разве это социально значимо?»

С другой стороны, когда мы сами проводили исследования приходов или церковных общин, то увидели следующее интересное явление. Если взять самые простые социальные показатели по России, например, количество детей, или разводимость, или такие социальные болезни, как курение и алкоголизм, то аффилиация с Православием на эти показатели практически никак не влияет. Среди тех, кто считает себя православным, тот же самый средний показатель разводов или, скажем, алкоголиков. Но как только мы берём эти показатели в той самой группе в 3%, то есть среди тех, кто причащается раз в месяц, то показатели становятся иными и качественно отличаются в разы в лучшую сторону.

Приходская община должна быть 200, максимум 500 человек

– Что вы имеете в виду?

– Например, в Москве три и более детей в 2004-м году имели лишь 3,5% от всего числа женщин старше 18 лет. А в общинах – 19%. Или такое же очевидное расхождение видно и по курящим. Поскольку курение в Церкви является осуждаемым пороком, то в ядре общин мы насчитали лишь 4% курящих. В то время как по России эта величина составляет 38%. Вы видите, что это качественная разница. И такие показатели и их расхождения в пользу воцерковленных имеют место едва ли не по всем проблемам, которые мы связываем с определёнными социальными болезнями.

Также мы спрашивали об отношении к Родине и о патриотизме. Причём предлагали разные понимания патриотизма, в том числе контрпродуктивные. Опять-таки, в ядре общины понимание патриотизма чаще всего оказывается наиболее адекватным. Патриотизм понимается как любовь к Родине и готовность работать и действовать на благо процветания страны, но при этом люди не считают, что твоя страна всегда и во всех отношениях лучше других, и тому подобное.

В результате всего этого как вывод вроде получается, что за тезисом, что церковная жизнь в значительной мере сжимается и умещается в эти 3%, стоит какая-то правда. Но в какой-то момент у меня родилась гипотеза, возникшая просто из моего священнического опыта Исповеди, о котором я пишу в своей работе. Если мы с вами говорим о городских храмах. Священник постоянно чувствует, что он в состоянии непрерывной спешки. У него постоянное ощущение, что с ним кто-то хочет поговорить, а он не успевает: либо ему приходится в это же время говорить с кем-то ещё, либо он должен уже куда-то бежать.

– Насколько это, на ваш взгляд, значимая проблема?

– Могу сказать, что для приходского священника это очень болезненное переживание. Моё личное убеждение, что половина тех проблем, которые связаны с конфликтными ситуациями в храме, о которых я часто читаю в Facebook или в печати, связаны с этим обстоятельством. Скажем, человек рассказывает, как он пришёл в храм, и священник к нему грубо отнёсся. Я, анализируя эти ситуации, прекрасно понимаю, что едва ли не в половине случаев, если не больше, это произошло потому, что священник, скорее всего, куда-то поторопился. Он поэтому просто не успел понять этого человека, не успел с ним поговорить, не успел его почувствовать. Невнимание из-за постоянной спешки становится частью наработанной привычки. Уже есть привычка торопиться, и она чуть ли не автоматически порождает невнимание и отношение свысока, конечно, совершенно недопустимое для священника. Потому что даже несмотря на то, что это защитная реакция, это не может не отталкивать людей, не может не производить на них тяжёлое впечатление.

Типичной является ситуация, когда во время какого-то праздничного богослужения перед священником на исповедь стоит очередь чуть ли не в 100 человек, и он должен за час со всеми поговорить! А среди этих людей могут оказаться как те, которым просто надо подойти под разрешительную молитву, так и те, кто зашли в храм первый раз за месяц, а то и за год. Однако никакого глубокого контакта со священником не может быть в такой ситуации в принципе. И любой священник, который живёт приходской жизнью и для которого исповедь составляет важную часть его служения, тяжело переживает эту проблему.

Я сам служу не так много для священника, немногим больше 20 лет, но даже за это время очень чётко чувствуешь разницу между тем, что было тогда, и тем, что есть сейчас. Разница эта очень проста: то внимание, которое ты мог раньше уделять людям, ты сейчас уделять уже не можешь. Катастрофически не хватает времени. Тех людей, которые тебя хорошо знают и регулярно к тебе приходят, становится так много, что они просто не вмещаются в то время, которое может быть выделено для исповеди.

Это очень простое наблюдение и связанные с ним болезненные переживания подвели меня к тому, что дальше я задался простым вопросом: сколько же людей я могу принять? Какая община вообще может быть у священника? Не означают ли эти стабильные 3% на протяжении всего постсоветского времени, что существующее количество духовенства больше прихожан при всем желании просто не может принять? Это и была моя изначальная гипотеза, которая затем полностью подтвердилась эмпирически.

В ходе своих исследований я попытался сделать приблизительные подсчёты, какой размер общины может быть у одного священника. И хотя нам не удалось довести дело до полномасштабного исследования, мы получили простой вывод на основании бесед со священниками и анализа литературы, что максимальный размер общины, окормляемой одним священником, совсем небольшой: всего около 200, максимально 500 человек.

– А как же Иоанн Кронштадтский, к которому приходили тысячи людей?

– Тут нужно очень хорошо понимать, что многие приходили к нему раз, может быть, несколько раз в жизни. Зато тех, кто с ним общался постоянно, было весьма ограниченное количество людей. Поэтому классический пример священника-харизмата, духоносного старца, нетипичен и нехарактерен для священника, у которого есть своя община, живущая регулярной церковной жизнью, свои постоянные прихожане, которых он всех знает, которые с ним регулярно общаются и регулярно у него исповедуются по многу лет.

Также нам удалось установить следующие интересные данные. В одном из всероссийских опросов мы задали вопрос «Знаете ли вы священника, к которому сможете обратиться в кризисной ситуации?» Собрав данные по этому вопросу, мы получили данные, что вокруг каждого священника есть порядка 1500 человек, которые его знают и могут обратиться к нему за помощью. То есть вокруг священника есть близкая ему община в количестве примерно 200–500 человек, а может быть и такой вот круг или сеть связей, в среднем примерно до полутора тысяч. И это на самом деле некий предел. Любой человек – он ограничен и больше ему отпущенного не вмещает. К тому же мы знаем, что священники бывают разные. Есть те, которые занимаются преимущественно духовничеством. Есть сельские священники, которые служат в деревнях и сёлах, где у них на всенощной стоит по 3–5 человек, и они не знают, что делать, и т.д.

Но на этом наше исследование не было закончено. Дальше мы попытались проанализировать процесс Исповеди. В одно из воскресений, когда не было какого-то большого церковного праздника, мы сразу в 50-ти московских храмах просто посчитали, сколько длилась Исповедь и сколько человек успели поисповедаться. При этом мы получили достаточно небольшой разброс среднего времени Исповеди. Несмотря на то, что люди могут исповедоваться по-разному и разное время, в основном оно составило диапазон примерно от 3–5 и до 15–20 минут. Хотя были храмы, где несколько человек исповедовались у батюшки гораздо дольше, а были, напротив, такие, где люди исповедовались ещё быстрее. Причем этот показатель не зависел от того, много или мало народу было на службе, суббота это была или воскресенье, старый священник исповедовал или молодой.

Священник как единственная точка входа в Церковь

– Сколько в среднем может и должна длиться исповедь?

– Это отдельная тема, надо сказать, достаточно нетривиальная. Исповедь ведь является очень сложным феноменом. Одно дело, когда на исповедь приходит кто-то из хорошо знакомых священнослужителю прихожан. В этом случае исповедь имеет свой специфический характер. Человек прекрасно знает, что он делает и зачем он пришёл, участие священника порой здесь может быть просто минимальным, потому что уже есть полное взаимопонимание. И на такую исповедь, как правило, не нужно много времени, здесь речь идёт уже о чём-то другом. Исповедь – это ведь не разговор, а таинство, основной составляющей которого является молитва.

– Молитва?

– На исповеди священник не столько разговаривает с человеком, сколько молится за него всё время, пока тот ему что-то рассказывает.

– Так священник во время Исповеди всё равно обязательно беседует, вразумляет, задаёт вопросы.

– Конечно. Но главное – не беседы и не вразумление, а то, что священник молится Богу за того, кто сейчас исповедуется.

А вот если на исповедь приходит человек, который в первый раз видит священника, то даже если у него нет каких-то особых проблем, приходится с ним долго разговаривать и что-то объяснять. Его просто нужно ввести в реальность церковной и духовной жизни. И это никак не может быть коротким разговором на 10–15 минут.

Так же, если у человека какая-то реальная проблема, если он пришёл с горем или переживанием жгучей обиды, то сам факт того, что ты не торопишься, может сыграть определяющую роль. Но как только человек почувствует, что ты спешишь, разговор станет бессмысленным. Ты можешь говорить всё что угодно, но он почувствует только одно: что ты торопишься и что ты в нём не очень заинтересован. Кстати, один очень хороший епископ мне однажды сказал: «Я своим священникам говорю, что когда разговариваешь с человеком, спрячь свои часы и не смотри на них». Мне это очень понравилось.

Кроме того, мы должны понимать, что на сегодняшний день широкой и массовой церковной культуры в нашей стране по большому счету так и не сложилось. По-прежнему очень трудно найти для ребёнка адекватную православную школу, а православных университетов у нас два с половиной на всю страну. По сути, мы не имеем распространенных социальных форм, через которые человек может войти в Церковь. Например, у нас практически нет христианских обществ и движений. А в той же Западной Европе, при всей сложности того положения, в котором там сейчас находится христианство, их там по сравнению с нами колоссальное количество, что вызывает непреходящее изумление. Ничего подобного у нас нет, а если и есть, то имеет крошечные масштабы.

В этих условиях единственной, по сути, точкой входа в Церковь для человека остаётся священник. Священники – словно то угольное ушко или узкое горло, через которое должна просочиться вся наша современная церковная жизнь. Но оказывается, что вся она сквозь него пройти или просочиться не может, могут пройти лишь только 3% тех, кто находится в ближнем кругу священника и тем самым имеет счастливую возможность причащаться не реже раза в месяц.

Один из самых сложных случаев – это большие храмы, соборы, через которые идёт непрерывный поток людей. Священник должен принять весь этот вал, что забирает все его силы. Строить в таких условиях общину оказывается очень трудно. Её пытаются и в таких условиях создавать, я такие примеры знаю, но она, как правило, оказывается под катком того большого количества совершенно нецерковных людей, которые приходят в этот храм с улицы, и их надо встретить. Обычно в таких условиях вся община занята совершенно особенным служением, с одной целью – просто встретить и принять этих людей.

Всё это в значительной мере является разрушительным для приходской жизни. Если священник приходит в храм с утра, а вокруг 100-тысячный спальный район и за ящиком – соответствующий список заказанных треб, то даже если просто возьмёшься, например, освящать все квартиры, то ты до смертного конца своего их не освятишь. Эта ситуация создаёт впечатление некоей безысходности.

Мы находимся в самом начале пути

– Каковы те выводы, к которым вы приходите в вашем исследовании? Как можно поправить ситуацию?

– Те выводы, к которым я прихожу, являются, на первый взгляд, совсем неутешительными. Например, возьмём соотношение количества священников и количества прихожан в Русской Православной Церкви. Оно оказывается, конечно, катастрофически большим: примерно 6050 человек, называющих себя православными, на одного священника в России. При том, что в Европе (в католических странах – Польше и Франции – или православных – Греции, Румынии и т.д.) это соотношение в разы меньше: от 1050 человек на одного священника в Греции до 2688 – во Франции. Однозначно, это совершенно другая картина. Соответственно, чтобы наша печальная ситуация поменялась, чтобы стала возможна какая-то совершенно другая пастырская практика, нужно увеличение существующего корпуса духовенства в 3–5 раз.

– Разве это реально?

– Это, конечно, нереально, в том-то и дело. Сейчас православное духовенство на территории РФ составляет примерно 20,5 тысяч человек. Я как раз об этом и пишу, что даже самый эффективный набор в семинарии не даст требуемого количества. И потом, мы же с вами прекрасно понимаем, что количество здесь не решающий фактор. При увеличении корпуса духовенства в первую очередь становится важным качество. Формальные механизмы ничего хорошего не дадут. К тому же каждый священник – это не просто священник, это ещё и его семья, которая тоже должна быть церковной, иначе грош цена такому священнику, и т.д.

Ну и потом, любой менеджер тут же спросит, а как содержать всех этих людей? И это тоже будет резонный и вполне уместный вопрос. На него невозможно дать какой-то немедленный ответ. Но, строго говоря, это и не было целью моей книги. Цель была – обозначить эту проблему, показать её обоснованно и содержательно. То, что существующие ограничения современной церковной жизни не связаны именно с секуляризацией. Я, наоборот, привожу примеры, что как только появляется священник, то следом появляется храм, а потом и приход. То есть всё действует ровно в обратную сторону. Не спрос рождает предложение. Ситуация подобна той, которая в политэкономии описывается законом Сэя: любое предложение порождает немедленный спрос, и таких реальных примеров мы можем привести множество. Важно отметить, что этот процесс происходит совершенно естественно. Это не пропаганда, не клерикализация общества, а, скорее, наоборот – происходит объединение людей в местные общины, преодоление атомизации общества, порожденной революцией 1917 года и Второй мировой войной.

В последние годы мы видим очень быстрый рост Церкви: быстрый рост количества духовенства, числа епархий. Церковь очевидно растёт, развивается, и иногда возникает ощущение, что мы уже не можем больше, мы и так рукоположили уже очень много священников, даже восполнять это количество будет очень трудно. Находить кандидатов для рукоположения всё труднее, потому что их требуется всё больше и больше. И, как всегда и бывает при активном росте, возникает ощущение, что вроде где-то надо и остановиться, что мы не сможем содержать эти храмы, не сможем построить новые, что всё это очень дорого и т.д.

А на самом деле нужно очень хорошо понимать, что мы находимся в самом начале пути. Это понимание, как мне кажется, очень важно. Если его потерять, то будет очень сильно искажена как очень важная перспектива видения Церкви, так и религиозная картина в нашей стране. Всё будет выглядеть так, что есть лишь какая-то маргинальная Церковь числом всего 3% от всего населения и какое-то совершенно непонятное остальное пространство, которое является то ли секулярным, то ли обладающим странной специфической религиозностью, то ли находящимся в поисках какой-то специфической гражданской идентичности.

– Но необходимо ли рост числа священников повлечёт за собой и рост количества прихожан?

– Нет, конечно. Это резонный и важный вопрос. В книге я оговариваю, что никакой рост духовенства не влечёт за собой автоматически немедленного роста количества воцерковлённых людей. Можно сказать, что это условие необходимое, но недостаточное. Более того, это показывает и наша история последних 20 лет: корпус духовенства вырос в 5 раз за это время, а 3% воцерковлённых так и остались неизменными.

Однако тут есть одно очень важное соображение. Да, за это время не выросло количество людей, причащающихся раз в месяц или чаще. Но есть вполне достаточные данные для утверждения, что в это же время значительно выросла та группа прихожан, которая причащается несколько раз в год. Здесь есть очевидный рост, и он немаленький.

Нетрудно догадаться, что эта группа требует гораздо большего внимания и времени. Это большой масштабный процесс воцерковления, который требует общения с людьми, катехизации, подробных разговоров и т. д. Но чтобы этот процесс пошёл дальше – для этого у Церкви сегодня, по-видимому, просто не хватает возможностей, в том числе из-за крайней ограниченности времени у священников.

Тем не менее можно говорить, что это условие хоть и недостаточное, но необходимое. Без роста численности духовенства изменения сложившихся пастырских практик, когда до священника порой просто не добраться, ожидать не приходится. Такая задача перед Церковью стоит. Как она может быть решена – это отдельная тема. Я, опять же, в практических выводах пишу об этом. Видимо, узловой точкой для следующего этапа развития Церкви будет не постройка храмов, хотя она остаётся первостепенной задачей. Каждый новый храм в спальном районе добавляет 2000 регулярных прихожан в течение следующего года после его открытия. Это уже объективный и поверенный факт. На следующем этапе главным будет построение церковных общин. Кстати, надо сказать, что об этом постоянно говорит Патриарх Кирилл, причем начал он это делать очень давно, даже ещё до своего Патриаршества. На этом мало фиксируется внимания. Но когда я этой темой стал заниматься, я специально посмотрел и обнаружил, что она постоянно звучит в выступлениях Патриарха, и особенно часто – в последнее время.

Без действующих и живых церковных общин, во-первых, не будет расширения церковной жизни – в том смысле, что приходящим людям просто некуда будет войти. Во-вторых, только община может продуцировать достаточное количество духовенства. Никакой рекрутинг, основанный на других принципах, не будет ни естественным, ни логичным и не даст того масштаба кандидатов на священство, который необходим. Я думаю, построение новых общин гораздо легче может быть осуществлено, если священник сам вышел из общины и если он с ней сохраняет постоянную связь. В этом смысле мне кажется, что одним из возможных решений проблемы было бы формирование священнических «кустов», когда есть духовник, который воспитывает будущих священников, направляет их на получение духовного образования. Потом они возвращаются, служат у него на приходе, в его общине или на приписных приходах. Это тоже могло бы быть весьма эффективной практикой, когда церковная жизнь и священническое служение, словно по эстафете, передаётся от поколения к поколению.

Все эти соображения являются очень важными с точки зрения подготовки будущих священников. Свято-Тихоновский богословский институт при ПСТГУ, проректором которого я являюсь, готовит кандидатов к рукоположению в священство уже более 25 лет. Проведенное исследование позволяет по-новому взглянуть на сам процесс пастырской подготовки, четче осознать наличную церковную ситуацию, поставить вопрос о том, какие священники нужны сегодня, как и к чему их нужно готовить.

Я уверен, что Церковь даст свой ответ на проблему нехватки священников, ведь Бог даже из камней может «воздвигнуть детей Аврааму» (Лк. 3, 18), но одновременно мне кажется, что без нашего понимания самой проблемы и нашего участия в этом деле Божьем Господь не захочет явить Свою милость. Поэтому я и написал свою книгу.

Православие.ru

Главное о коронавирусе на 21 октября — Реальное время

Фото: Ринат Назметдинов

Ощущения после прививки

За последние сутки в Татарстане подтвердились 44 новых случая коронавируса, из них два — завозных, 42 — контактных. Девять человек госпитализированы, 35 лечатся дома.

Всего на 21 октября в Татарстане зарегистрировано 7 943 случаев COVID-19.

Выздоровели за весь период 6 803 человека, в том числе 47 за минувшие сутки. Умерли 103 человека.

  • В Татарстане подтвердились еще две смерти от COVID-19: скончались мужчины 1943 и 1955 годов рождения. У обоих была внебольничная двусторонняя пневмония.
  • За две недели из инфекционного отделения горбольницы № 5 Набережных Челнов выписали 173 пациентов с коронавирусом. За это время медики провели 1 412 компьютерных томографий, около 800 лабораторных исследований.
  • Число смертей от коронавирусной инфекции по округам Татарстана распределилось следующим образом: Центральный — 49, Северо-Восточный — 34, Юго-Восточный — 10, Нижнекамский — 5, Закамский — 5. К Центральному округу региональный Минздрав относит в первую очередь Казань и близлежащие населенные пункты, к Северо-Восточному — Набережные Челны. Юго-Восточный — Альметьевск, Нижнекамский — Нижнекамск, Закамский — Чистополь.

Фото Ильи Репина

  • В Казани в общественном транспорте выявили 35 нарушителей масочного режима. Из них 34 надели маску после замечания. Одного пассажира проверяющие высадили из салона. Всего было проверено 358 автобусов, трамваев и троллейбусов.
  • Депутат Госдумы от Татарстана Олег Морозов поделился ощущениями после прививки от коронавируса. Политик сообщил в своем Instagram, что спустя три недели не ощутил ни одного негативного симптома.
  • Татарстан по-прежнему остается в числе субъектов с наименьшим темпом прироста заболеваемости коронавирусом. Республика заняла третье место с показателем 0,5%.

Карантина нет в планах

За последние сутки в России выявлено 15 700 новых случаев коронавируса, выздоровели 10 952 человека. Таким образом, число зараженных выросло до 1 447 335 человек, а выздоровевших — до 1 085 608 человек.

Зафиксировано 317 смертей. За весь период в России от коронавируса умерли 24 952 человека.

В России на сегодняшний день проведено более 55,1 млн тестов на коронавирус, в том числе 496 тыс. за последние сутки. Под медицинским наблюдением остаются 321,4 тыс. человек.

  • Глава Башкирии Радий Хабиров внес изменения в указ об «антиковидных» мерах в республике. В частности, он отменил почти все массовые мероприятия, на которых собираются более 50 человек.
  • Корпуса МГТУ им. Баумана закроют на дезинфекцию. Возобновить работу всех корпусов планируется 26 октября.

Фото: Алексей Ерзин / wikipedia.org

  • Директор Центра им. Гамалеи Александр Гинцбург назвал факторы, которые негативно отражаются на выработке антител к коронавирусу: это постоянный стресс, злоупотребление алкоголем и возраст старше 70 лет.
  • Российские власти не планируют вводить карантин в связи с эпидемией коронавируса. Вариант, при котором президент России Владимир Путин объявляет о режиме нерабочих недель, как это было весной, не рассматривается, сообщили накануне федеральные СМИ.
  • Почетный председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов умер в возрасте 69 лет. Ранее, в мае, он переболел коронавирусом.
  • Бывший сотрудник Росстата Алексей Ракша заявил, что избыточная смертность на душу населения в России может стать самой высокой в Европе. По его словам, ежедневная статистика по коронавирусу не отражает реальное число жертв, а официальные данные «нужно умножать на три».

Фото mos.ru

  • В Русской православной церкви рассказали, что число вызовов священников к больным коронавирусом в столице в последний месяц растет, и людей готовы причащать круглосуточно.

США избавились от российских ИВЛ

В мире коронавирусом нового типа на 10.20 (мск) заразились 40 792 599 человек, 1 124 918 человек умерли. Такие данные приводит Университет Джонса Хопкинса, который следит за распространением вируса в реальном времени.

По количеству заболевших на первом месте находятся США (8 274 797). На второй строчке — Индия (7 651 107), на третьей — Бразилия (5 273 954). Россия на четвертом месте (1 422 775), на пятом — Аргентина (1 018 999).

Больше всего смертей зафиксировано в США (221 076). За ними следуют Бразилия (154 837), Индия (115 914), Мексика (86 893) и Великобритания (44 057).

  • В Федеральном агентстве США по чрезвычайным ситуациям (FEMA) подтвердили появившуюся в СМИ информацию об утилизации 45 ИВЛ, доставленных в США из России весной этого года.
  • Зеленскому рассказали об исследовании украинской вакцины от COVID-19. Исследования продолжались шесть месяцев и включают наличие нейтрализации вирусной инфекции COVID-19 в культуре инфицированных клеток человека. Сообщается, что вакцина создается на основе уникального подхода.

Фото cis.minsk.by

  • Минздрав Украины сообщил, что в стране за сутки было зафиксировано 6 719 новых случаев инфицирования, что является новым антирекордом. Еще Украина побила антирекорд по смертям за сутки от коронавируса — 141.
  • Власти Великобритании предупредили путешественников, что стоит все вещи сдавать в багаж и по возможности минимизировать ручную кладь, так как это ускорит посадку и высадку и сведет к минимуму риск передачи инфекции.
  • Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) спрогнозировала, что объем мировой торговли в стоимостном выражении будет на 79% меньше по итогам 2020 года, чем в 2019 году.

Маргарита Головатенко

Общество Татарстан Морозов Олег Викторович

Сколько репрессированных в России пострадали за Христа?

30 октября — День памяти жертв политических репрессий. Сегодня не праздник, не торжество, а день, когда мы должны сосредоточенно вглядеться в себя. Потому что за свои убеждения и веру миряне и священники гибли в XX веке не где-то, а в нашей родной стране. Мы должны не просто сострадать жертвам политического произвола, но понимать, что зло, которое пришло через их палачей, может вернуться в мир — если наши сердца не будут чисты. Если мы не хотим повторения трагедии новомучеников, давайте обратим взгляды на самих себя. И вспомним историю.

Статья Николая Евгеньевича Емельянова, д. т.н., проф. (Москва, ИСА РАН, ПСТГУ)

К вопросу о числе новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви в XX веке

Каждый, кто занимается историей гонений на церковь и веру в XX в. или подсчетом общего количества репрессированных по религиозным вопросам, должен прежде всего ответить на вопросы:

1. Что считать репрессией, т. е. какие репрессии учитывать при подсчете?

2. Кого считать пострадавшими именно за Христа?

Ответ на первый вопрос содержится в Законе РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.11.1991 г.2: «Статья 1. Политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам, в виде лишения жизни или свободы, помещения на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, выдворение из страны и лишения гражданства, выселения групп населения из мест проживания, направления в ссылку, высылку и на спецпоселение, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иное лишение или ограничение прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам, осуществлявшееся по решениям судов и других органов, наделявшихся судебными функциями, либо в административном порядке органами исполнительной власти и должностными лицами».

фото rian.ru. Соловецкий лагерь особого назначения — крупнейший исправительно-трудовой лагерь 1920-х годов, находившийся на территории Соловецких островов (Архангельская область).

В Дополнениях к Закону от 1993 и 1995 гг. содержится расширение понятия репрессий. В конце процитированной статьи № 1 добавлено: «…и общественными организациями и их органами, наделявшимися административными полномочиями».

Введены новые статьи: «(Статья 1–1) Подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации признаются дети, находившиеся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке. (Статья 2–1). Подвергшимися политическим репрессиям и подлежащими реабилитации признаются дети, супруг (супруга) на спецпоселении».

Мы еще добавили одну категорию лиц. Это — явившие милосердие в те тяжелые времена (чаще всего женщины), добровольно поехавшие в изгнание за своими  духовными отцами, мужьями, женихами. Они не попадают под определение Закона о репрессиях и реабилитации. Но не будь репрессий, не было бы и добровольных изгнанниц.

В Законе достаточно полно перечислены виды репрессий. Мы при формировании в ПСТГУ базы данных «Новомученики и исповедники Русской Православной Церкви ХХ века» (ниже БД новомучеников, см. www.pstbi.ru) придерживались именно такого широкого взгляда на репрессии.

В настоящем докладе «новомучениками и исповедниками» называются все те, кто пострадал за Христа и Его Церковь в XX в.– как причисленные в лику святых, так и не канонизированные.

фото rian.ru. БУР — барак усиленного режима — одного из исправительно-трудовых лагерей на Колыме.

По поводу второго вопроса заметим, что в процитированной статье Закона перечислены категории репрессированных: «лица, признававшиеся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным3 или иным признакам».

Таким образом, пострадавшими за Христа, в соответствии с Законом, можно считать тех, кто принадлежал Русской Православной Церкви и кого государство признало социально опасными из-за этого. Мы при сборе сведений и наполнении базы данных трактуем данную позицию так: если в обвинении написано «церковно-монархическая» или «церковная контрреволюционная организация» и т. п., то репрессии правомерно отнести к религиозным.

После уточнения понятия «репрессии по отношению к Русской Православной Церкви» можно сформулировать вопрос – сколько пострадало (согласно Закону 1991 г.) за Христа в 1917–1957 годы?

Игумен Дамаскин (Орловский) пишет: «К сожалению, точных цифр пострадавших в этот период времени нет, не приводит их и правительственная Комиссия при Президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий, ограничившись всего лишь обобщенными подсчетами, подготовленными Православным Свято-Тихоновским богословским институтом».

Надо сказать, что игумен Дамаскин выразил и мое и, наверное многих, «сожаление». Действительно, жаль, что нет точных цифр хотя бы за один год. Уже 15 лет открыты архивы и ведется большая работа по изучению хранящихся в них материалов, но никаких точных цифр пострадавших за веру не найдено. Теперь видно, что их нет, видимо, и не было, пострадавших просто никто никогда не подсчитывал.

Были надежды, что кто-нибудь из верхов ЧК, ОГПУ, НКВД, КГБ в каком-нибудь году издал приказ по всем областным организациям – собрать сведения о всех расстрелянных и арестованных попах, монахах, мирянах, но – нет, видимо, такие приказы не издавались или подчиненные ленились их исполнять.

Представляется, что единственный путь числовой оценки гонений, это прогноз на основе уже собранных данных. Если количество репрессий по годам, фиксированные в БД новомучеников, умножить на коэффициент, равный отношению общего числа пострадавших к числу пострадавших, введенному в БД, то получим оценки общего числа репрессий по годам.Мы считаем (это обосновывается ниже), что общее число людей, репрессированных за веру, не менее 500 000. Следовательно, коэффициент, на который нужно умножать, равен (500 000 : 25000) = 20.

Если бы у нас были сведения обо всех пострадавших, мы смогли бы точно нарисовать по  годам график репрессий. Мы имеем сведения только об ~1/20 части репрессий.

Вопрос правомерности изучения процесса по этой выборке сводится к вопросу представительности (репрезентативности) этой выборки. В виду разнообразия источников информации, эта выборка представляется достаточно представительной. (Есть математические методы проверки представительности выборки. Один из главных методов проверки — расчет статистики по разным эшелонам выборки.

Такие расчеты производились в 1995 г. по 3 000 имен, в конце 1996 г. по 5 000 имен, в 1998 г. по 10 000, они давали качественно близкие результаты (соответственно выбирались коэффициенты — 170, 100, 50).

Одним из результатов работы в начале 1990-х гг. Комиссии, в которую входили первые лица ФСБ, МВД, Минюста, Прокуратуры и др., явилась книга председателя Комиссии акад. А. Н. Яковлева «По мощам и елей». Многие исследователи ссылаются на эту книгу и тем самым опосредованно на БД новомучеников. К сожалению, те материалы, которые мы передали в Комиссию, в книге А. Н. Яковлева цитируются неточно, например, число всех пострадавших за христианские убеждения отнесено только к православному духовенству, что в 2,4 раза меньше общего количества репрессированных за Христа. Эта ошибка перекочевала во многие статьи, исследования и учебники, причем появились дополнительные неточности цитирования уже и книги А. Н. Яковлева.

Надо сказать, что написать историю гонений без числовых оценок волн репрессий практически невозможно (хотя есть и такие попытки), многочисленные умозрительные прогнозы привели к бездне грубых ошибок (можно привести много примеров, но это может быть темой отдельного доклада о типовых ошибках).

Каждому, пишущему о репрессиях за веру необходимо сравнивать свои оценки с данными БД новомучеников, иначе порой указываются цифры, в три-пять раз преуменьшающие реальные. Кроме того, БД включает биографические материалы и фотографии пострадавших.

Оценка общего количества новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви в ХХ веке

фото rian. ru. Исправительно-трудовой лагерь 1930-40-х годов. Барак для строителей Панышевской ГЭС.

В дореволюционной России было около 100 000 монашествующих и более 110 000 человек белого духовенства. С учетом их семей к сословию духовенства относилось на рубеже веков 630 000 человек. Гонениям подверглось подавляющее большинство священников и монахов, как служивших в церквах и монастырях России в канун революции, так посвященных в дальнейшем, вплоть до 1950-х годов.

Общее число пострадавших можно оценить, исследуя

1) церковные архивы,

2) партийные и правительственные архивы,

3) архивы ФСБ.

В первом случае оценка отражает восприятие числа пострадавших Русской Православной Церковью. Это число пострадавших определяется следующим образом.

•Число священнослужителей в 1917 г. – 110 000 чел.

•Число монахов и послушников в 1917 г. – 100 000 чел.

•Число священнослужителей и монахов, рукоположенных после 1917 г. по БД новомучеников – 105 000 чел. (каждый 3-й).

•Из общего числа уклонились в расколы (это соотношение вычисляется по БД епископов, построенной на основе картотеки М.Е. Губонина) – 80 000 чел.

•Число мирян (по БД новомучеников в 1,4 раза больше, чем священнослужителей и монахов) – 330 000 чел.

•Всего: 110 + 100 + 105 – 80 + 329 = 564 000 пострадавших.

Всех священников и монахов, не уклонившихся в расколы, мы считаем пострадавшими за Христа. Правомерно ли это?

Нам представляется это правомерным. В качестве обоснования этого расскажу о своих многочисленных поездках по России. В начале 1960-х годов, во время хрущевского гонения на Церковь, в Москве каким-то чудом удалось создать молодежный клуб «Родина», я в нем был ответственным секретарем и возглавлял архитектурную секцию.

От Управления культуры Московской области у меня была бумага с печатями, по которой мне показывали все памятники архитектуры (а в России это, в основном, церкви). Управление культуры было заинтересовано в молодых людях, которые были готовы почти бесплатно на месте узнать, что происходит с недавно закрытыми церквами, и помочь найти им новых хозяев, а главное, заставить новых хозяев подписать договора на охрану и поддержание памятников хотя бы в относительном порядке. Везде находились местные жители, которые просили помочь отстоять храм, вернуть его верующим, и почти всегда разговор заходил о судьбах местных священников.

Тогда было много людей, которые помнили все, что обрушилось на них с 1917 года. Сначала нас поражала жестокость по отношению к священникам и их семьям, потом мы поставили задачу — найти хотя бы одного нерепрессированного священника, расспрашивали о судьбах родственников (в избах часто на стенах висели фотографии родных). Ни разу нам не удалось найти священнослужителя, которого миновали бы аресты, тюрьмы, ссылки, концлагеря.

Во втором случае данные являются отражением представлений большевиков о числе врагов народа среди верующих, которые подлежат репрессированию. В 1937 г. секретарь ЦК ВКП(б) Г. М. Маленков писал Сталину о существовавших религиозных объединениях как о «широко разветвленной враждебной советской власти легальной организации в 600 000 человек по всему СССР». В письме ставилась цель «покончить с органами управления церковников, с церковной иерархией»10. И это после 20 лет террора против Церкви! Самый приблизительный подсчет свидетельствует о сотнях тысяч пострадавших.

В третьем случае целесообразно использовать огромный материал о репрессиях, собранных Обществом «Мемориал» и опубликованных в Книгах памяти. Выпущен Обществом «Мемориал» и компакт-диск, содержащий 1 300 000 имен11. Как узнать, сколько из них пострадали за Христа?

Изучение, проведенное с участием сотрудников ПСТГУ, следственных дел всех 20765 человек, расстрелянных в Бутово, показало, что примерно каждый двадцатый из репрессиованных пострадал за веру. То же соотношение наблюдается и среди пострадавших в месте расстрелов — поселке Левашово под Санкт-Петербургом – ~5.6%12.

Эти исследования дают основание считать, что в списках всех репрессированных, которые составляются Обществом «Мемориал» и Центром «Возвращенные имена», также примерно 5% составляют пострадавшие за веру. Можно предположить, что такое соотношение характерно для всех периодов истории репрессий в СССР в 1917–1953 годах. Следовательно, если бы мы знали общее число пострадавших от репрессий, то могли бы оценить число пострадавших за Христа.

Оценка общего числа репрессий приобрела у нас в стране политический характер. В. Земсков, который стремится опровергнуть т. н. миф сталинского террора (МСТ), пишет: «…никакое религиозное, национальное, государственное, даже экономическое возрождение России невозможно без нашего освобождения от оков МСТ. Поэтому, люди, пропагандирующие МСТ (включая многих православных людей), объективно выступают могильщиками своего народа, нeзависимо от их субъективных побуждений. Отнюдь не Богу служат православные люди, подрядившиеся жрецами МСТ». МСТ свойственно «громадное преувеличение числа жертв сталинского периода. Называются совершенно безумные цифры — 66 млн., 70 млн., даже 110 млн.

Этот миф был создан не на пустом месте. Действительно, в мясорубке сталинских репрессий погибло много самых рaзных людей, но реальное число жертв во много раз меньше». Оценки В. Земскова, пожалуй, самые низкие, но и по ним число репрессированных (в соответствии с цитированным Законом 1991 г. ) никак не менее 10 млн (с учетом жертв революции).

Полковник, к. ю. н., проф. О. Б. Мозохин пишет: «Общее количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности за 1918–1953 гг. равно 4 308 487 человек. Всего за упомянутый период к высшей мере наказания были приговорены 835 194 человека»14. 4 300 000 уголовных репрессий, а сколько еще административных? Сотрудники ФСБ и Прокуратуры говорят, что число административных репрессий очень трудно подсчитать, и, скорее всего, их в полтора раза больше. То есть ~6 400 000. Суммарное число репрессий ~ 10 700 000. Если каждый двадцатый пострадал за Христа, то это также больше 500 000 человек.

А.Я. Разумов на основе самой полной коллекции «Книг памяти» (Российская Национальная Библиотека (СПб.)) издал библиографический указатель 15. По его данным, суммарное число пострадавших оказалось ~ 1 500 000. Но так как пока в большинстве областей страны еще не изданы все запланированные тома, то это число может в ближайшие годы увеличиться до ~3 000 000 16. По сообщению А.Я. Разумова, сотрудники общества «Мемориал» в г. Новом Тагиле (центре издания книг памяти и создания БД Общества «Мемориал») предполагают собрать 10 000 000 биографий репрессированных.

Другой вопрос, тесно связанный с определением общего числа пострадавших за Христа: сколько имен можно узнать из этих пятисот тысяч? По нашим оценкам, можно рассчитывать узнать до 100 000 имен пострадавших, так как из поступающих к нам новых списков имен обычно 1/4 уже имеется в БД, следовательно, БД можно увеличить в четыре раза. Это представляется возможным только в том случае, если удастся организовать работу по сбору сведений в областных епархиальных архивах, крупных монастырях, краеведческих музеях и других организациях по единой программе.

В качестве заключения рассмотрим несколько вопиющих ошибок, которые встречаются в православных изданиях.

В одной из публикаций Интернета мы читаем: «…следует сказать и о порой появляющихся в православных или околоправославных изданиях утверждениях о «20 миллионах христианских мучениках», «500 тысячах казненных священниках» и т. п.

Это просто неправда. Этот период нашей истории дал тысячи христианских мучеников. Тысячи! И это очень много. Но миллионов не было и в помине». Если мучениками считать только причисленных к лику святых и пострадавших до смерти (не исповедников), то утверждение, безусловно, правильное. Так как за 10 лет работы Комиссии по канонизации к лику святых причислены 1200 мучеников (из 1596 новомучеников и исповедников), то, если Комиссия проработает еще 20 лет, число канонизированных мучеников достигнет 3 600.

Если же вести расчет в соответствии с Законом 1991 г., то репрессированных сотни тысяч. Не миллионы (это правильно), но в пределах от полумиллиона до миллиона человек.

Меня однажды пригласили на телевидение, ведущий – православный человек — говорит: «…в Бутово расстреляны сотни тысяч священников». Я вскочил: «Как вы так можете говорить? Сотен тысяч священников в России одновременно никогда не было. В Бутово расстреляно всего ~ 20 800 человек, из них за веру ~900, священников ~ 300. И это действительно очень много.

На одну мою статью я получил отзыв, оппонент пишет о «сотнях и тысячах пострадавших». По-моему, писать так недобросовестно, а православным и грешно, так как это говорит о лени изучать историю Церкви и о непочитании мучеников.

Сколько же человек пострадало за Христа? Этот вопрос, по-моему, нужно не лениться обсуждать и придти к общему заключению. Писать историю без чисел невозможно.

Действительно, в семи томах труда игумена Дамаскина (Орловского)18 помещено около 900 биографий, следовательно, можно сказать о сотнях пострадавших. Если же обратиться к спискам причисленных к лику святых (1 596 имен) или к первому тому спрвочника «За Христа пострадавшие», опубликованному в 1997 г., то мы найдем там более 4 000 имен.

Если же посмотреть нашу БД новомучеников, содержащую более 25 000 имен (а к ней уже обращались со всего мира около 150 000 раз), то элементарная добросовестность требует говорить уже о десятках тысяч пострадавших.

Интересно, что в ту же неделю, когда я услышал упомянутый выше отзыв оппонента, мне положили в почтовый ящик газету «Москва Центр» (декабрь 2004 г. ). Там я прочел: «…в борьбе за обезбоживание 20 пострадали от 500 000 до миллиона православных людей. Более 300 архиереев подверглись репрессиям. Из них более 250 архипастырей были казнены или скончались в заключении». Здесь все соответствует БД, только число пострадавших архиереев, о которых мы имеем сведения, достигло числа 440. Ссылки на БД новомучеников в статье нет, но числа приводятся правильные.

Мой оппонент, как мне про него рассказали, – преподаватель православного вуза и служит алтарником в одном из Московских храмов. Если бы он хотя бы месяц почитал в алтаре поминальные записки новомучеников и исповедников, думаю, уже никогда больше не сделал бы такой ошибки. Потому что увидел бы дни, когда в течение суток замучены, расстреляны более 100 человек. 17 февраля расстреляны 151 человек, 28 декабря арестованы 399 человек. Каждый день есть пострадавшие, замученные или расстрелянные в этот день (и так все 365 дней в году). Каждый день более 30 человек, о которым мы знаем, были арестованы или погибли, а мы знаем пока примерно одного из двадцати пострадавших.

Оценка оппонента — «сотни и тысячи пострадавших» — занижена в тысячу раз. Сотни расстрелянных и замученных епископов и сотни тысяч пострадавших за Христа! Вот правильные оценки.

Сколько католиков в России

Сколько католиков в России


Сколько католиков
в России?



Сколько на самом деле католиков в России? Кажется, что никто
действительно знает и не заинтересован в расследовании. Доступны только цифры
относятся к началу 1990-х гг. Эти официальные оценки, использованные католиками
Церковь считает, что в Западной Европе 300 000 католиков латинского обряда.
Россия, от 60 000 до 100 000 (35 000 иностранцев) в Москве и около 1 000 000
в азиатской России.

Эти оценки были сделаны на основе количества людей, относящихся к
традиционно католическим этническим группам, литовцам, полякам и определенному проценту
немцев. Несмотря на то что
Католики в России используют принцип ассоциации
национальности и вероисповедания (например, поляки — католики, поэтому все
Поляков в России следует считать в лоно католицизма) многие
не позволяют Русской Православной Церкви использовать тот же принцип, согласно которому
все русские считаются пастырскими и миссионерскими
области Православной Церкви, то есть в пределах ее канонических
территория.

Однако, казалось бы, эти несколько романтичные числа католиков
значительно снизились и будут продолжать уменьшаться в
будущее. Большинство немцев уже переселились в Германию, а также
У многих литовцев и поляков возвращено исконных родов .
Еще одно соображение заключается в том, что большинство тех, кто официально
Поляки или немцы — пожилые люди. Когда они поженились много десятилетий назад, они
часто состоящие в браке с русскими и по разным семейным и политическим причинам их
дети числятся русскими, считают себя русскими и
говорят только по русски.

Если оценивать количество католиков в России, как иначе
где в мире, исходя из числа тех, кто имел официальные
контакт с Церковью через принятие таинств, затем
должна быть нарисована совсем другая картина. Однако было бы несправедливо
оценить таким образом, из-за исторического атеистического преследования религии,
разрушение церквей и тюремное заключение и казнь большинства
священников.В те времена веру иногда передавали от бабушек.
а не от попов. Соответственно, достоверной статистики не существует.

Казалось бы, единственный способ определить реальное количество католиков в
Россия должна быть основана на количестве верующих, которые посещают Святую Мессу.
где когда-либо и когда бы он ни отмечался. Таким образом, в Западной России нет
Казалось бы, всего около 10 000 католиков, которые регулярно посещают церковь.
базис (Москва 3000 — 4000, г.Санкт-Петербург 2000, Калинградская область 2000
— 3000, Поволжье и Урал 600-800, Северный Кавказ 500 —
600, Центральная и Северная Россия — менее 500). На большие праздники
Рождества и Пасхи число приходящих в церковь удваивается.
и все же картина остается несколько неясной из-за общей практики
рейтинг среди жителей России.

Еще одна проблема, вызывающая беспокойство по поводу нумерации католиков в России.
это процесс латинизации.Католики других обрядов и религиозных традиций
получают образование и считают среди латинян, в частности,
Армяне и греко-католики (украинцы
и русские православные, ставшие католиками). По законам
католической церкви должны не только древние христианские религиозные традиции
уважать и ободрять, но и верных, имеющих отношение к этим
традициям не разрешается изменять свою традицию, то есть свой обряд.

Однако за последние шесть лет наблюдается рост в одном секторе.
в католических кругах России.Многие иностранцы приехали в Россию,
как бизнесмены, дипломаты и студенты. Многие из них происходят из
традиционно католические страны и были крещены и
в католической вере. Однако многие перестали практиковать
веры и редко бывают в католической церкви в России. В Москве есть
может быть от 40 000 до 50 000 иностранных католиков, в России есть
может быть даже более 100000, большинство из которых нуждаются в церковных
внимание и часто повторной евангелизации.Очень немногие
видят в в значительной степени брошенных иностранных католиков причину католической
присутствие в России.


Возвращение в католицизм в России стр.

или зайдите в Интернет Church-Unity
Центр

латинских католиков европейской части России | CNEWA

  • Епископ Тадеуш Кондрусевич, Апостольский администратор латинских католиков в Европейской России. (фото: Шон Спраг)

  • Семья зажигает свечи перед детской мессой в церкви Св. Луи в Москве. (фото: Шон Спраг)

  • На молитве перед утренней мессой, Москва. (фото: Шон Спраг)

  • Служители алтаря возглавляют процессию. (фото: Шон Спраг)

  • Количество беспризорников растет с каждым днем ​​во всех мегаполисах России.(фото: Шон Спрэг)

После падения марксизма-ленинизма и распада Советского Союза религия в ее традиционных и нетрадиционных формах процветала в Российской Федерации.

Подавляющее большинство верующих этнических русских идентифицируют себя как православные христиане, однако существуют и другие конфессии и секты. Христиане-евангелисты, финансируемые США, предлагают масштабные религиозные представления и бесплатно распространяют Библии. Мусульмане юга России при поддержке стран Персидского залива возрождают мечети и богословы. И снова буддийские монахи молятся в своих древних монастырях на Дальнем Востоке России; а маргинализированные «пророки» охотятся на экономических и социальных страхах простых россиян.

Латинские (римские) католики в России — одно из самых значительных религиозных меньшинств России. По словам архиепископа Тадеуша Кондрусевича, Апостольского администратора латинских католиков в Европейской России, более 300 000 католиков живут в Европейской России, на территории более 2,5 миллионов квадратных миль к западу от Уральских гор.Приблизительно 250 000 католиков во главе с епископом Йозефом Вертом, С.Дж., апостольским администратором латинских католиков Сибири, разбросаны по сибирской пустыне и на Дальнем Востоке России.

Количество языков, на которых говорят латинские католики России, отражает этническое разнообразие Российской Федерации и Русской католической церкви. Английский, французский, немецкий, итальянский, корейский, литовский, польский, русский и испанский — все это можно услышать после празднования Евхаристии, которое обычно совершается на русском, общем языке бывшего Советского Союза. Большинство из 100 священников, которые служат католикам европейской части России, являются иностранцами, но знание русского языка обязательно.

«Мы надеемся, что когда-нибудь все наши священники будут русскоговорящими по рождению», — заявил архиепископ Кондрусевич из своей забитой квартиры в Москве во время недавнего интервью.

До 1918 года 150 латино-католических семинаристов, все граждане Российской империи, учились в Санкт-Петербурге, столице империи. Когда в апреле 1991 года он был назначен Апостольским администратором, главной целью архиепископа Кондрусевича было основание семинарии.Сегодня 45 юношей обучаются в восстановленной Духовной академии Санкт-Петербурга, вновь открывшейся в 1993 году.

«Чтобы помочь этим будущим священникам в создании сети катехизических и пастырских служб, около 500 студентов учатся в колледже Святого Фомы Аквинского в Москве, учреждении с филиалами в Екатеринбурге, Оренбурге и Саратове. Перевод на русский язык Катехизиса Католической церкви , который частично финансировался CNEWA, был недавним приоритетом колледжа, управляемого доминиканцами.

Латинские католики также издают журнал Svet Evangelica, и управляют радиостанцией. Церковь организует специальные мероприятия для молодежи; 9800 человек посетили недавнее празднование Дня молодежи.

Однако именно Русская Православная Церковь была основной верой русского народа, возможно, ее определяющей силой. Присутствие католической церкви росло по мере расширения российского государства, охватившего нерусские, часто католические, территории. На территории современной западной Украины и Беларуси большинство христиан совершили Божественную литургию св.Иоанна Златоуста, прославленного русскими православными, но эти византийские, или греческие, католики были в общении с Римской церковью. Когда Российское государство стало империей, поглотив народы Речи Посполитой и Речи Посполитой, большое количество латинских католиков стали частью русской нации. Армянские и халдейские католики также были включены в состав Российской империи по мере ее распространения на юг.

Российские цари пригласили тысячи немецких и польских семей селиться на этих территориях, особенно вдоль Волги и Черного моря.Эти «русские немцы» построили внушительные каменные церкви везде, где они поселились, что свидетельствовало об их духовной свободе и экономическом благополучии.

Как и их русские православные собратья-христиане, которые были почти истреблены, русские католики не избежали катастроф этого столетия — войны, революции, гражданских волнений, голода и гонений. Церкви были разграблены и закрыты. Верующих и их священников сажали в тюрьмы, даже расстреливали. Немецкие, литовские, польские и украинские общины были рассеяны и сосланы, как правило, в Сибирь или на Дальний Восток России.

В апреле 1991 года, поощряемый политикой президента Михаила Горбачева гласности, (открытости) и перестройки, (реструктуризации), Святой Престол учредил три апостольских администрации для пастырского попечения латинских католиков в Советском Союзе — Европейской России. Сибирь и Казахстан. Однако из уважения к Русской Православной Церкви были приняты меры, чтобы не создавать епархий; Католические епархии были бы неуместны ввиду исторической роли Русской Православной Церкви в регионе.

Однако окончательный распад Советского Союза безвозвратно изменил положение дел с религией во вновь созданной Российской Федерации.

Хотя некоторые католики являются дипломатами или иностранцами, занимающимися бизнесом, большинство из них — граждане России. Многие связывают свой католицизм с дедушкой из Германии, Литвы или Польши. Некоторые россияне вступили в брак в церкви, а другие искали крещения и полного причастия.Большинство россиян, ищущих католицизм, привлекает универсальность церкви и ее стремление служить бедным. Часто это некрещеные представители интеллигенции, которые на своем духовном пути находят утешение и в Православной церкви.

Отношения между католической и православной церквями, которые были натянутыми после того, как пресса неправильно поняла намерения Святого Престола, когда он создал две апостольские администрации для латинских католиков на российской земле, были охарактеризованы архиепископом как «значительно улучшившиеся». В качестве доказательства он привел недавние встречи с официальными лицами Московского Патриархата в рамках подготовки к Европейской экуменической конференции, которая состоится в Граце, Австрия, в июле этого года, а также положительные отзывы Московского Патриархата на русский перевод Катехизиса . католической церкви.

Во время интервью в Нью-Йорке прошлым летом архиепископ, этнический поляк, родившийся в белорусском городе Гродно, указал, что патриарх Алексей II сам обращался к властям Москвы с просьбой вернуть католикам Храм Непорочного зачатия, этнический польский приход. в пригородном районе Москвы.Церковь была закрыта коммунистическими властями, ее прекрасный неф был разделен на части и использовался как офисное помещение. Кажется маловероятным, что первоначальное великолепие церкви будет восстановлено.

Одна латинско-католическая церковь в Москве, Сент-Луис, которая принадлежит правительству Франции, сумела служить католикам Москвы на протяжении всего коммунистического периода, несмотря на слежку КГБ. Сегодня литургия здесь совершается на русском, польском и французском языках, а одна воскресная месса проводится на русском языке специально для детей.

Католическая церковь наиболее активна в своей личной работе с растущим числом бедных в России, особенно с детьми и пожилыми людьми. В качестве примера можно привести отец Казимьев Шиделько, пастор московской церкви Непорочного зачатия. Польский салезианец, руководивший этой общиной более четырех лет, он хочет построить центр для размещения растущего московского населения беспризорных детей. Фактически, права детей и образование кажутся его страстью.

В Москве сестра Тереза ​​Ким, уроженка Польши, член Конгрегации Святого Семейства, является одной из немногих католиков, работающих среди российских бездомных и наркозависимых детей.

Сестра Тереза ​​вошла в религиозную жизнь во время коммунистических репрессий против польского общества и религиозной жизни в 1980-х годах. Ее друзья — даже ее семья — понятия не имели, что она была монахиней до 1991 года, когда, работая в реабилитационном отделении больницы, сестра Тереза ​​начала носить ее одежду.

Три года назад она поехала в Москву, где монахиня проводила большую часть времени, навещая детей в токсикологическом отделении большой больницы. Ей разрешили регулярно навещать детей, особенно детей с особыми потребностями и тех, у кого нет посетителей.

Многие из этих детей из неполных и неблагополучных семей. Часто родители злоупотребляют психоактивными веществами.

Например, отец одного 14-летнего подростка-алкоголика убил свою мать в пьяной драке.Юноша бежал, спал на чердаках, в переулках или на скамейках в парке, пока не встретил сестру Терезу.

Трудолюбивая монахиня, сестра Тереза ​​вынуждена решать эту серьезную проблему в неспокойной России. Уличные дети есть в Москве повсюду. Их можно увидеть живущими впроголодь на вокзалах, рынках и в переулках.

В типичной подмосковной квартире сестра Тереза ​​управляет домом на полпути, местом, где она и несколько ответственных помощников-подростков (также бенефициаров заботы сестры Терезы) предоставляют детям (в основном подросткам) начальную профессиональную подготовку: шитье, готовить , чистка и тому подобное.

В ее маленькой трехкомнатной квартире нет места для все большего числа детей, которые останавливаются там, но они находят еду, тепло, чистую одежду, любовь и даже немного развлечений.

«Нам нужно больше средств, чтобы правильно разместить этих детей», — сказала она. Каритас Россия оказывает ей некоторую поддержку, но она отчаянно нуждается в большем. Сестра Тереза ​​почти голыми руками пытается заполнить увеличивающуюся брешь в свободном рыночном падении, которое характеризует современную Россию.

Россия превратилась в общество имущих и неимущих, и будущее не сулит ничего хорошего, особенно для ее молодежи.Безработица, прекращение работы социальных служб и рост наркомании, алкоголизма и насилия в семье — это симптомы страданий нации. Они также усугубляют его проблемы.

И Русская Православная, и Католическая церкви отчаянно пытаются переломить ситуацию, но церковь в России снова является молодой. Русские, выходящие из рабства коммунизма, мало знают о своей вере. Безудержно отчаяние. Русской православной и латино-католической церквям не с чем работать, но они, тем не менее, воплощают Евангелие в жизнь для своего народа.

Это 50-й вклад фотожурналиста Шона Спрэга в журнал ONE .

Структурные проблемы и противоречивые отношения с правительством, 2000-2008 гг. По JSTOR

Большинство выпусков социальных исследований посвящены одной теме, к которой обращаются ученые, писатели и эксперты из самых разных дисциплин. Некоторые из этих вопросов — материалы серии наших конференций; другие приглашаются вместе с учеными, которые используют свой уникальный опыт в многогранном исследовании интересующих их предметов.Некоторые из наших тем явно взяты из социальных наук; другие рассматривают отдельные части мира. Другие вопросы касаются концепций, идей или явлений, которые кажутся созревшими для исследования.

Одно из крупнейших издательств в США, Johns Hopkins University Press сочетает в себе традиционные издательские подразделения книг и журналов с передовыми сервисными подразделениями, которые поддерживают разнообразие и независимость некоммерческих, научных издателей, обществ и ассоциаций. Журналы
The Press — это крупнейшая программа публикации журналов среди всех университетских изданий США. Отдел журналов издает 85 журналов по искусству и гуманитарным наукам, технологиям и медицине, высшему образованию, истории, политологии и библиотечному делу. Подразделение также управляет услугами членства более чем 50 научных и профессиональных ассоциаций и обществ.

Книги
Имея признанные критиками книги по истории, науке, высшему образованию, здоровью потребителей, гуманитарным наукам, классике и общественному здравоохранению, Книжный отдел ежегодно публикует 150 новых книг и поддерживает более 3000 наименований.Имея склады на трех континентах, торговые представительства по всему миру и надежную программу цифровой публикации, Книжный отдел объединяет авторов Хопкинса с учеными, экспертами, образовательными и исследовательскими учреждениями по всему миру.

Проект MUSE®
Project MUSE — ведущий поставщик цифрового контента по гуманитарным и социальным наукам, предоставляющий доступ к журналам и книгам почти 300 издателей. MUSE обеспечивает выдающиеся результаты для научного сообщества, максимизируя доходы издателей, обеспечивая ценность для библиотек и обеспечивая доступ для ученых во всем мире.Услуги Hopkins Fulfillment Services (HFS)
HFS обеспечивает печатную и цифровую рассылку для выдающегося списка университетских издательств и некоммерческих организаций. Клиенты HFS пользуются современным складским оборудованием, доступом в режиме реального времени к критически важным бизнес-данным, управлением и сбором дебиторской задолженности, а также беспрецедентным обслуживанием клиентов.

Душа России

Эта история появляется в
Апрельский выпуск 2009 г.
Журнал National Geographic .

Новая Россия неуклонно угасает по мере того, как выезжает из Москвы.Тупик и загрязнение, разросшиеся торговые центры и рекламные щиты последних лет бума уступают место серым окраинам и ржавым фабрикам советских времен. Они, в свою очередь, переходят в высокие сосновые и березовые леса, перемежающиеся лугами и вневременными деревнями из бревенчатых домов. Время от времени причудливо раскрашенный шпиль вырывает горизонт, его позолоченный купол блестит на ярком весеннем солнце. Мы снова в глубинке , глубокой России , любимой славянофилами, ссыльными и художниками. И мы направляемся в самое сердце.

Наша цель — Муром, один из древнейших городов России. Расположенный на семи холмах на левом берегу Оки, Муром был гордым стражем на восточной окраине древней Руси в средние века, до того, как империя расширилась, оставив после себя бедный провинциальный город, богатый монастырями, воспоминаниями и мифами. Советские правители пытались подавить многие из них, и часть истории сегодняшней России — это попытка воссоединиться с прошлым. Здесь часть того прошлого также принадлежит мне.

Четыре века назад сюда прибыла набожная молодая женщина как жена «мужа хорошего происхождения и благополучия». Несмотря на невероятные испытания — муж, который был на войне, рождение 13 детей и смерть 8, голод, эпидемии, вторжения и бандитизм, которые в истории называются «Смутным временем», — Юлиана Осорин оставалась стойкой в ​​своей благотворительности. и вера. После ее смерти в 1604 году она была канонизирована Русской Православной Церковью как святая Иулиана Лазаревская, в честь села под Муромом, где она жила.Ее канонизация была направлена ​​на то, чтобы убедить людей в панике и отчаянии, что святость может быть достигнута в доме и семье, а не только через побег в монастырь. Моя мать, урожденная Юлиана Осоргайна, является ее прямым потомком и тезкой.

Я был в Муроме раньше, когда Россия выходила из очередного смутного времени. Это был март 1992 года. Лед на Оке таял, и повсюду было ощущение новых начинаний. Я был руководителем бюро New York Times в Москве в последние годы существования Советского государства, в 80-е годы, и вернулся, чтобы сообщить о крахе коммунистического правления и возникновении новой России.

Это был головокружительный и хаотичный период, время смятения и больших надежд — на демократию, экономическую свободу и, возможно, больше всего на духовное возрождение. Русская Православная Церковь повсюду восставала из пепла советских времен, и миллионы россиян спешили креститься. Большинство из них лишь смутно осознавали религиозное значение причастия, но стремились вернуть прошлое и идентичность, над тем чтобы стереть их коммунисты в течение 75 лет.

Тысячи разрушенных церквей, в том числе те, что Советский Союз использовали как склады, фабрики или амбары, были возвращены в их первоначальное состояние и, в конечном итоге, в их былое великолепие.Монументальный Храм Христа Спасителя, разрушенный по приказу Сталина в 1931 году, возродился на берегу Москвы-реки. Появились верующие, ушедшие в подполье в советское время, и начали активно создавать приходы, детские дома, дома престарелых и школы. Тысячи мужчин были рукоположены в священники, и еще тысячи — мужчин и женщин — приняли монашеские обеты, все стремясь обрести руководящую веру.

Почти тысячу лет Православная Церковь с ее великолепной литургией и иконографией была неотъемлемой частью русской идентичности и истории.Я был достаточно русским, чтобы чувствовать глубокое волнение от того, что вера моих предков снова оживает. В то же время, как западный репортер, я задавался вопросом, к чему может привести это погружение в прошлое, часто идеализированное и смутно воспринимаемое. Станет ли Православная церковь мощной силой для реформ, говорящей правду кремлевской власти? Или он вернется к той роли, которую играл на протяжении веков царского правления, и снова станет украшением и инструментом авторитарного государства?

Эти вопросы касались не только церкви; на карту было поставлено будущее облика России.Как писал российский ученый Джеймс Х. Биллингтон, ныне библиотекарь Конгресса, через несколько лет после распада Советского Союза: «Сможет ли Православная церковь оторваться от государства и стать совестью нации, будет иметь важное значение для определения того, сможет ли Россия могут открыть новую демократическую и гражданскую культуру или вернуться к темному и угрожающему авторитаризму ». С тех пор, похоже, разыгрался более мрачный сценарий, когда церковные лидеры вступили в союз с агрессивным антидемократическим Кремлем. Но когда я вернулся в Муром в прошлом году, мне стало интересно, живет ли что-то от милосердия и благочестия святой Иулианы в возрожденной церкви.

У меня также были основания полагать, что среди некоторых верующих мог укорениться открытый и вопрошающий дух. Мой отец, преподобный Александр Шмеманн, православный священник и богослов, который, как и моя мать, был рожден из русских эмигрантов, был хорошо известен среди диссидентов и интеллигенции в Советском Союзе своими книгами и радиопередачами на Радио Свобода. U.Правительство С. сияло за железным занавесом. И полностью русский, и гордо западный, он прожил большую часть своей жизни в Соединенных Штатах и ​​посвятил большую часть своей жизни избавлению своей веры от этнической корки и сосредоточению внимания на ее универсальном послании. В 2005 году в России были опубликованы дневники, которые он вел с 1973 года до своей смерти в 1983 году. К моему удивлению, они мгновенно стали сенсацией среди многих русских верующих и мыслителей. Я хотел узнать, почему мысли западного священника так сильно резонируют?

Муром, в который я возвращаюсь, мало изменился.Конечно, есть ночные клубы, банкоматы, станции техобслуживания и рекламные щиты, но любое богатство, просачивающееся из Москвы, кажется, останавливается где-то поблизости. Постоянного моста через Оку до сих пор нет, летом только понтонный мост. Ямы по-прежнему коварные, а старые деревянные дома обветшали и пошатнулись. Однако есть одно кардинальное изменение: монастыри и церкви на высоком утесе над рекой теперь сияют в восстановленном величии.

Спасский монастырь, датируемый концом 11 века, является одним из старейших на всей территории России.Армия использовала его как казарму до 1995 года, оставив после себя печальные и вонючие развалины. Русская православная церковь поручила энергичному священнику отцу Кириллу Епифанову возродить исторический религиозный центр. Он начал со строительства пекарни, чтобы содержать свою горстку монахов. Затем, найдя средства и рабочую силу, где мог, он перестроил церкви и восстановил территорию. Результаты потрясающие: автобусы паломников прибывают, чтобы полюбоваться средневековым великолепием. На безупречной территории есть вольер с павлинами, а процветающая пекарня наполняет воздух ароматом свежеиспеченного хлеба.

Спасский — лишь один из сотен монастырей, возрожденных оттепелью, начавшейся с перестройки Михаила Горбачева в конце 1980-х годов. В 1987 году в России было всего три монастыря; сегодня их 478. Тогда было всего две семинарии; сейчас их 25. Самым поразительным является взрыв церквей: с примерно 2 000 во времена Горбачева до почти 13 000 сегодня. Русская православная церковь превратилась в обширное учреждение с десятками издательств и сотнями процветающих журналов, газет и веб-сайтов.

Когда я с ним встречаюсь, отец Кирилл только что вернулся из паломничества в восточно-православные монастыри на Афоне в Греции. Крупный мужчина с голосом, заполняющим всю комнату, и широкой черной бородой, он раздает подарки своим монахам, как любящий, но строгий родитель. Всегда в движении, в рясе, развевающейся вокруг него, он кажется образцом лидера, в котором нуждается возрождающаяся церковь — пастором и менеджером, ощетинившимся энергией, энтузиазмом и верой. И все же за чаем в своем сводчатом кабинете отец Кирилл подавлен.

По его словам, собрать деньги и восстановить здания — это легко. Паломники? Большинство из них — «религиозные туристы», которые приходят собирать тотемы. Даже монахи сегодня здесь, завтра уезжают в другой монастырь. В церкви до сих пор нет настоящей общинной жизни, нет истинного духовного возрождения.

«Советский режим был продуктом безверия, но, по крайней мере, он позволил настоящим верующим жить пламенем веры», — говорит он. «Сегодня мы больше озабочены борьбой с сектами и« врагами », чем раскаянием.Эти силы разрывают церковь изнутри ».

Многие из людей, которые поспешили креститься во время первого прилива свободы, прекратили свою религиозную деятельность прямо здесь, говорит он. Другие священники и верующие выражают аналогичные жалобы на снижение интереса к вере среди рядовых россиян, а также на сползание официальной церкви к ксенофобии и национализму.

Данные о посещаемости церкви отрывочны, поскольку Русская Православная Церковь не ведет списков членов или приходских книг.По словам Николая Митрохина, историка и критика церкви, около 60 процентов россиян сегодня идентифицируют себя как православные — они могут креститься, жениться и хоронить в церкви, — но менее одного процента действительно входят в церковь хотя бы раз в год. месяц. По другим источникам, цифра приближается к 10%. Одна из причин низкой посещаемости может заключаться в том, что Православная церковь не совсем дружелюбна к людям, которые небрежно относятся к ее священным традициям или не имеют представления о ее священных традициях — как я обнаружил в Муроме.

Мощи святой Иулианы ныне покоятся в ярко-желтой церкви святого Николая на Набережной, опасно расположенной на крутом обрыве. Когда я вхожу, чтобы отдать дань уважения, крестят двух младенцев. Плотный священник, вспотевший и нетерпеливый с молодыми родителями и крестными родителями, проявляет меньше интереса к тому, чтобы сделать обряд понятным, чем к тому, чтобы с ним покончить.

«Давай, давай, раздень их», — лает он. «Как я могу положить их в воду вот так? Пусть он подержит свечу.Нет! В правой руке! Что ты делаешь? »Младенцы кричат, камеры мигают, родители суетятся, и вскоре крещения подходят к концу.

С другой стороны церкви женщина средних лет с белым платком, сильно завязанным вокруг головы, ругает меня за то, что я сфотографировал мощи святой Иулианы. «Священник благословил вас фотографировать?» она требует. «Фотографирование без благословения принесет только зло!»

Я узнаю ее вид по годам, проведенным в Советском Союзе.В немногих открытых в то время церквях всегда были такие женщины, как она, женщины, которые мыли полы, ухаживали за подсвечниками и выдерживали все службы, когда советское неодобрение отпугивало всех остальных. В некотором смысле они ухаживали за церковью во время ее долгого заключения. Они были хранителями приличий и обычаев: стой вот так! Лицом к алтарю! Накройте голову! Перекрестись! Они были невыносимы, но церковь в долгу перед ними. Поэтому я делаю то же, что и другие русские, когда сталкиваюсь с этими дружинниками: я покорно кланяюсь и убираю камеру.

Послушание и ритуалы правили Русской Церковью с того поворотного дня в 988 году, когда князь Владимир, правитель Киевской Руси, приказал крестить свой народ на реке Днепр. По легенде, знакомой каждому россиянину, Владимир отправлял послов за границу в поисках веры для своего языческого народа. Те, кого отправили в Константинополь, вернулись домой, потрясенные восточно-греческим ритуалом, свидетелями которого они стали в Соборе Святой Софии, тогда самом большом соборе в мире. «Мы не знали, находимся мы на небе или на земле», — сообщили они.

Религия, привнесенная князем Владимиром, сформировала русский народ и, в свою очередь, была им сформирована. Православные монастыри стали духовным, экономическим, культурным, а иногда и оборонным ядром нации. Церкви, распространившиеся по России, внушали страх своим великолепием и неизменными ритуалами. По сей день церковный язык — архаичный, но сладкозвучный старославянский. Священники в сверкающих облачениях отделены от прихожан сложной иконой, а хоры поют большую часть литургии, часто с гимнами величайших композиторов России.Для верующих этот опыт столь же потусторонний, насколько прямое и неприукрашенное баптистское служение.

Во время моего первого визита в Муром в 1992 году я в изумлении стоял перед мощей святой Иулианы, которая тогда укрывалась в только что открывшемся соборе. Рядом были мощи двух князей XII века, святого Константина Муромского и его сына святого Михаила. Константин приехал в то место, которое тогда было глубинкой, чтобы насаждать свою религию и свое правление. Это было древнее повествование о России: праведные князья-воины, распространявшие Православное Царство, и неутомимые работники церкви, поддерживающие его во времена кризиса.На протяжении веков русские стали воспринимать себя как народ с уникальной духовностью и миссией, как «Святая Русь».

Ужасающее величие Святой Руси было очевидным в московской резиденции патриарха Алексия II, покойного лидера Русской Православной Церкви. Молчаливые священнослужители в черных рясах обращались только к «Его Святейшеству». На стенах, обшитых темными панелями, огромные масляные холсты изображали эпические события религиозной истории России. Аколиты указали посетителям, где им стоять, когда Его Святейшество войдет в комнату.

Но патриарх вошел с улыбкой и сердечным приветствием (мы встречались несколько раз в начале 1990-х). Он позвонил, чтобы попросить чаю, и порекомендовал шоколад. Несмотря на то, что он страдал от сердечных и респираторных заболеваний, которые могли оказаться фатальными менее чем через год, Алексий по-прежнему оставался крепким и активным для человека 79 лет. «После болезни я немного меньше служу на службе, но все еще служу 150 раз в год ,» он сказал мне. Затем, с огоньком в глазах: «Врачи, которые измеряют мое кровяное давление, говорят, что оно немного повышено до службы, но всегда в норме после.«

Алексий руководил Русской православной церковью с момента ее возрождения в 1990 году до своей смерти в декабре 2008 года. Его история — это история церкви и ее борьбы с государством. Алексий родился в Эстонии в 1929 году в семье русской эмигрантской знати, Алексий служил священником и епископом в течение 40 лет при советском режиме, который превратил церковь в едва терпимый «культ» и заставил «служителей культа» играть постоянную роль. унизительная игра в сговор и обман. Алексий никогда не отрицал, что он сотрудничал с государственными «органами», но настаивал на том, что все, что он делал, было для защиты основных функций церкви.«В самые тяжелые дни репрессий церковь не сбегала в катакомбы», — сказал он. «Он поддерживал таинства, молитвы».

Алексий сделал своей личной миссией выявить «новомучеников и исповедников» — жертв коммунистических гонений, которые в глазах церкви умерли за свою христианскую веру. Он выделил четвертую субботу после Пасхи для специальной службы в память не менее 20 000 «врагов Советского государства», которые в разгар Великой чистки 1937-1938 годов были застрелены и похоронены в братских могилах к югу от Москвы.

Там я присоединился к тысячам москвичей как патриарх, вместе с десятками епископов и сотнями священников совершил Божественную литургию. Некоторые люди вставляли зажженные свечи в заросшие травой холмы, которые теперь покрывают траншеи, где были срублены и хоронены жертвы. На скромном рекламном щите были изображены некоторые из погибших: бородатый монах, взлохмаченный крестьянин, еврейка, студентка — их глаза были либо широко открыты от ужаса, либо полузакрыты в знак капитуляции. График фиксировал количество убитых день за днем, месяц за месяцем.10 декабря 1937 г .: 243 казнены. Всего за месяц: 2376. 28 мая 1938 года: 230. Всего за месяц: 1346.

Было некоторое ворчание, что церковь удостоила чести свою собственную честь, когда было убито так много других. В самом деле, тысячи епископов, священников, дьяконов и монахинь, которые умерли здесь, лежат рядом с большевиками, монархистами, троцкистами, обвиняемыми контрреволюционерами, евреями, немецкими коммунистическими беженцами, кулаками, «социальными изгоями» и даже московскими отмывателями китайских денег — все они были пойманы Сталиным. оргия смерти.

Но Патриарх Алексий твердо решил: «Сейчас мы возвращаемся к своей истории. Мы должны ее помнить». Он говорил так, как если бы давно умершие были его братьями и сестрами: «Представляете? Архимандриту Крониду, последнему наместнику Троице-Сергиевой Лавры, было 83 года! Вынесли его на носилках и расстреляли!»

Ненависть к священнослужителям, которая разгоралась среди коммунистов-революционеров, подогревалась историческим фактом. На протяжении веков Русская Православная Церковь была служанкой царей.Император был главой церкви, и все награды, повышения и назначения проходили через императорский двор.

В 1990 году Алексий стал первым патриархом после русской революции, избранным без прямого вмешательства правительства. «Нам удалось установить совершенно новые отношения с государством, — сказал он, — которых никогда раньше не было». Он настаивал на том, что церковь не намеревается становиться государственной церковью, отмечая, что он запретил своему духовенству занимать выборные должности.

Но критики утверждают, что Алексий и другие высокопоставленные прелаты были слишком счастливы принять атрибуты государственной церкви и мало что сделали, чтобы противостоять скатыванию Кремля к авторитаризму. Хотя Конституция России призывает к отделению церкви от государства, три постсоветских президента России — Борис Ельцин, Владимир Путин и Дмитрий Медведев — регулярно и широко освещаются в церкви, а православные епископы и священники являются постоянными членами государства. функции.

Эта близость породила за границей впечатление, что Православная церковь объединилась с Кремлем, чтобы создать новое российское самодержавие. Официальные лица церкви это отрицают. Они ссылаются на множество разногласий и неразрешенных споров между церковью и правительством, от контроля над религиозными древностями до религиозного образования. Они говорят, что если церковь и государство переплетаются, то это глубокий и сложный поиск новой постсоветской идентичности. В этом поиске имперская история России предлагает лишь частичный шаблон, и окончательный результат далеко не ясен.

Тем не менее, привилегированный статус Православной церкви часто работает в ущерб другим конфессиям и конфессиям, особенно тем, которые правильно или ошибочно воспринимаются как западные.

На окраине южного города Ростова-на-Дону Александр Кириллов отпирает ворота в большую баптистскую церковь, которую его община недавно завершила. По словам старейшины, власти ухватились за бюрократическую проблему — отказ подать годовой бланк — и закрыли ассоциацию, к которой принадлежит церковь.«Конечно, мы виноваты. Но они могли так же легко послать нам уведомление, напоминающее нам подать его». По его словам, настоящая причина запрета заключается в том, что его церковь не принадлежит к основной группе баптистов, санкционированной правительством.

«Они не привыкли к тому, что есть деноминации, кроме« официальных », поэтому не думают, что мы имеем право на существование», — говорит Кириллов. «Православная церковь — это доминирующая деноминация, поэтому, конечно, они представлены во всех сферах власти. Смотрю новости: открывается новый артиллерийский институт, приезжают новые абитуриенты, есть православный священник. Почему? »

Одна из причин восходит к ранним постсоветским годам, когда эйфория свободы уступила место разочарованию в последовавших за этим потребительство, коррупция и хаос. Реакционеры в правительстве и церкви обвиняли Запад в преднамеренном унижении России, разжигая подозрения в отношении деноминаций и групп, связанных с либеральными демократиями. В правых кругах прозвучал призыв к Святой Руси вернуться к своим корням.

Некоторые поразительно мрачные и ретроградные идеи открыто циркулируют в реакционных церквях и на националистических сайтах. Один из них — это стремление канонизировать Распутина и Ивана Грозного, двух наиболее вредных персонажей российской истории, которых экстремисты заново изобрели в качестве «защитников Святой Руси».

За пределами Санкт-Петербурга обветшавшие летние дворцы царей и великих князей древней России выходят на Финский залив. За руинами одного из таких дворцов стоит крошечная, наполовину восстановленная часовня.Внутри я лицом к лицу сталкиваюсь с зрелищем, от которого задыхаюсь, — большой иконой Иосифа Сталина. На нем нет ореола святого, но святой его благословляет.

На иконе изображена легенда, в которой Сталин в разгар Второй мировой войны тайно посещает святую Матрену Московскую, слепую и парализованную женщину, к которой многие люди приходили за духовным наставлением до ее смерти в 1952 году. Согласно легенде, она советовал советскому диктатору не бежать из Москвы перед вторгшейся немецкой армией, но твердо противостоять натиску.

Пастор часовни Евстафий Жаков — пылкий националист, которого паства высоко ценит харизматические проповеди. В интервью правой газете « Завтра, » он защищал икону, объясняя, что в России есть давняя традиция святых благословлять воинов перед битвой.

«Но Сталин был атеистом», — вставил интервьюер.

«Откуда ты знаешь?» — возразил отец Евстафий. Два патриарха военного времени провозгласили Сталина верующим, «и я поверю им раньше, чем поверю всем этим либералам и демократам.«

В то время как в некоторых темных уголках церкви священники, такие как отец Евстафий, превращают массовых убийц в поборников Святой Руси, многие традиционные пасторы преследуют более просвещенные цели: реабилитация наркоманов, спасение безнадзорных детей и распространение Христова прощения на преступников.

В ярко освещенном доме-интернате в Санкт-Петербурге четырехлетний Никита показывает мне свои игрушки и с гордостью сообщает, что его мама скоро сделает ему подарок. Он еще не понимает, что его только что поместили в этот дом, потому что его мать — наркоманка — быстрорастущая болезнь в России — и она больше не может заботиться о нем.

Отец Александр Степанов ухаживает за отбросами с тех пор, как около 20 лет назад оставил работу в физике, чтобы стать священником. «Я был рукоположен прямо в тюрьму», — шутит он, вспоминая, как начал свое служение с обсуждения Библии с заключенными. «Я понятия не имел о том мире золотых зубов и татуировок».

Вся частная гуманитарная деятельность была строго запрещена в Советском Союзе — социальных проблем не существует в рабочем раю, — но после краха коммунизма отец Александр не нашел недостатка в людях, готовых окунуться, и западные церкви поспешили предложить помощь.Сегодня, работая в двух отреставрированных зданиях на набережной Санкт-Петербурга, отец Александр курирует приходскую церковь, приют, детский дом, приют для попавших в беду подростков, а также отряд добровольцев, посещающих больницы и тюрьмы. У него также есть радиостанция на чердаке и офисы летнего лагеря в подвале. Не теряется ни места, ни времени — его сотовый телефон звонит (под звон церковных колоколов) неоднократно.

Во многих церквях сейчас есть какая-то форма помощи, и есть много добровольцев, — говорит отец Александр.Но правительство ревностно пытается вернуть себе монополию на социальную работу. «Правительство не хочет поддерживать социальные инициативы церкви», — с грустью говорит он. «Это заставляет нас выпрашивать записки».

Не оказывая или почти не оказывая сопротивления «темному и угрожающему авторитаризму», о котором предупреждал Джеймс Х. Биллингтон 15 лет назад, церковь провалила решающее испытание. Однако никто из тех, кто был свидетелем огромной любви и труда, вложенных в восстановление церквей и возрождение благотворительной деятельности, не может сомневаться в том, что в России также пробудилось что-то хорошее и многообещающее.

Когда я гуляю по детскому дому в Санкт-Петербурге или восстановленному монастырю в Муроме, меня поражает сам факт того, что религия, столь долго подавляемая безжалостно, родилась заново. И я начинаю понимать, почему дневники моего отца вызвали такой резонанс у многих россиян. Дневник, который он вел последние десять лет своей жизни, был путешествием по идеям, книгам, открытиям, борьбе и радостям православного верующего и священника. Он пережил многие из тех разочарований и горестей, которые пережили русские в это последнее время неприятностей, но, несмотря на тяжелую битву — даже его последнюю битву с раком, — он, как и Св. Иулиана приняла их как норму христианской жизни. Это было его сутью: в повседневной жизни и мысли этого западного священника русские нашли подтверждение, что их собственные сомнения, разочарования и замешательство не были неправильными, что они, по сути, были нормальными, пока они оставались непоколебимыми в вере. и благотворительность.

В Муроме воскресное утро, и я рано просыпаюсь под звон церковных колоколов. В монастыре собираются паломники, но любезная домработница отца Кирилла предлагает отвезти меня в Лазарево, г.Деревня Юлианы. Старая церковь, где она поклонялась, наконец-то была открыта.

Мы проезжаем мимо заброшенных советских военных заводов к грязному скоплению деревянных домов вокруг большой разрушенной церкви, которая все еще восстанавливается. Груды кирпичей и мешки с цементом сложены у стен, а к двери ведет мост из шатких досок. Внутри у одного бокового алтаря установлен скромный экран с иконами; с другой стороны — икона Иулианы.

Две дюжины местных жителей, большинство из которых женщины, собираются на воскресную литургию. Ни суеты, ни политики, ни самооценки, только тихое обращение к скромной женщине, которая жила, молилась и страдала здесь, как и они: «Блаженная, ходатайствуй и за землю Русскую, и за всех рассеянных, чтобы они обрели мир и процветание и тем более вернулись к твоему древнему благочестию… »

антирелигиозных кампаний

антирелигиозных кампаний

Откровения из Российских архивов


АНТИРЕЛИГИОЗНЫЕ КАМПАНИИ


Советский Союз был первым государством, в котором
идеологическая цель искоренения религии.К этому
В конце концов, коммунистический режим конфисковал церковную собственность, высмеял
религии, преследовали верующих и пропагандировали атеизм в
школы. Однако действия в отношении определенных религий были
определялись интересами государства, и большинство организованных религий
никогда не был вне закона.

Главный объект антирелигиозной кампании 1920-х гг.
и 30-е годы — Русская Православная Церковь, у которой был самый большой
количество верных. Почти все его духовенство и многие из его
верующих расстреливали или отправляли в трудовые лагеря.Духовные школы
были закрыты, церковные издания запрещены. К 1939 г.
только около 500 из более чем 50 000 церквей остались открытыми.

После нападения нацистской Германии на Советский Союз в 1941 г.
Иосиф Сталин возродил Русскую Православную Церковь для усиления
патриотическая поддержка военных действий. К 1957 году около 22000
Активизировались русские православные церкви. Но в 1959 году Никита
Хрущев инициировал собственную кампанию против русских
Православная церковь и принудительное закрытие около 12000 церквей.К 1985 году действовало менее 7000 церквей. Члены
церковные иерархи были заключены в тюрьму или изгнаны, их места
взяты послушным духовенством, многие из которых были связаны с КГБ.

Кампании против других религий были тесно связаны
с определенными национальностями, особенно если они признали
иностранный религиозный авторитет, такой как Папа. К 1926 году римский
Католическая церковь не имела епископов в Советском Союзе, и
1941 г. только две из почти 1200 церквей, существовавших в
1917 г., в основном в Литве, еще были активными.Украинский
Католическая церковь (униатская), связанная с украинским национализмом, была
насильственно подчинен в 1946 году Русской Православной Церкви, и
Автокефальные Православные Церкви Белоруссии и Украины
подавлялись дважды — в конце 1920-х и снова в 1944 году.

Нападения на иудаизм были повсеместными
период, и организованная практика иудаизма стала почти
невозможно. Протестантские деноминации и другие секты также были
преследуемый. Всесоюзный совет евангельских христиан
Баптисты, учрежденные правительством в 1944 году, обычно были
вынужден ограничить свою деятельность узким актом поклонения и
лишены большинства возможностей для религиозного обучения и публикаций.Опасаясь панисламского движения, советский режим
систематически подавлял ислам силой до 1941 года.
вторжение в Советский Союз в том году привело правительство к
проводить политику официальной терпимости к исламу, одновременно активно
поощрение атеизма среди мусульман.


Письмо Горького Сталину

Перевод письма


Вот письмо Ленина через Молотова от 19 марта 1922 г. членам
Политбюро, намечающее жестокий план действий против «Черных»
Сотни духовенства и их последователей, бросивших вызов
постановление правительства об изъятии церковных ценностей (предполагалось
правительство будет использоваться для финансирования помощи голодающим).Ленин предложил
арест и скорый суд над повстанцами в Шуе, за которым последовал
беспощадная кампания по расстрелу большого количества реакционного духовенства
и буржуазии и настаивал на том, чтобы вывоз ценностей из
самые богатые церкви и монастыри будут быстро достроены.


Письмо, стр. 1

Письмо, стр. 2

Письмо, стр. 3

Письмо, стр. 4

Перевод письма


Перейти в следующий раздел экспозиции Советского архива.

Вернуться к содержанию Советского архива
экспонат

Перейти на домашнюю страницу Библиотеки Конгресса


Библиотека
Конгресса

Свяжитесь с нами (
31 августа 2016 г.
)
Юридическая информация | Отказ от ответственности за внешние ссылки

католиков в России следуют за православными по Covid-19

Католическая церковь России следует примеру православных в борьбе с пандемией Covid-19.

Церковь рассчитывает, что местные власти не воспользуются кризисом как предлогом для введения новых ограничений для религиозных общин, по словам одного из священников.

«В настоящее время нет единого стандартизированного федерального постановления о карантине в России на государственном уровне, и местные власти могут устанавливать свои собственные правила», — сказал генеральный секретарь Конференции российских епископов монсеньор Игорь Ковалевский.

«Здешние католики в целом осознают серьезность этой проблемы — что она не ограничивается странами постсоветского блока, но что в странах Запада есть аналогичные ограничения.

«Но есть дискуссия о том, нужно ли закрывать церкви, и некоторые люди недовольны, не только здесь, в России, но и в других странах».

Московский священник выступил с речью, когда православные христиане отмечают Пасху в воскресенье по восточному календарю.

В интервью Tablet он сказал, что Католическая церковь России призвала своих членов принять постановления местных властей во время пандемии и не слышал о каких-либо столкновениях в местах поклонения.

Он добавил, что католические церкви откроются вновь, как только их православные соседи примут такое решение, и выразил надежду, что нынешний кризис не окажет длительного воздействия на общины религиозных меньшинств страны.

«Властям пришлось гораздо больше работать с православной церковью большинства, убедившись, что она информирует своих верующих о правилах карантина», — сказал монахин Ковалевский The Tablet.

«В настоящее время Католическая Церковь в России развивается мирно и спокойно, поэтому нам не о чем беспокоиться. Наши опасения отражают те же опасения, что и российское государство ».

Президент Владимир Путин отказался присутствовать на традиционном пасхальном бдении в московской базилике Христа Спасителя, как и в предыдущие годы, хотя его официальный представитель Дмитрий Песков заявил, что вместо этого зажег праздничную свечу в часовне своей резиденции в Ново-Огарево.

Между тем, в пасхальном послании лидер русской церкви Патриарх Кирилл призвал христиан смотреть пасхальные службы по телевизору и воздерживаться от посещения церквей.«Никакие внешние ограничения никогда не должны разрушать наше единство и отнимать у нас истинную духовную свободу, которую мы получили», — добавил патриарх.

«Вера дает нам силы жить и преодолевать все немощи и невзгоды с Божьей помощью, в том числе те, которые теперь стали частью нашей жизни из-за этого опасного вируса».

церковных руководителей в 11 преимущественно православных странах Европы выступили с аналогичными призывами, хотя некоторые настаивали на том, чтобы места богослужений также оставались открытыми для небольших общин.

Вселенский Патриарх Варфоломей I призвал православных верующих противостоять любому «чувству отчуждения» от «мучительного решения» закрыть церкви, добавив, что, по его мнению, «беспрецедентный кризис» «показал силу и ценность любви и солидарности. «.

80-летний патриарх сказал: «Мы должны признать и принять, что эти меры не влияют на нашу веру — они нисколько не умаляют центральной роли храма или его священных служб в жизни наших верующих.

«Эти временные ограничительные меры не являются решениями против церкви. Они не имеют отношения к нашей идентичности как верующих, но только к нашей идентичности как человеческих существ, которые несут плоть и живут в мире».

В Румынии епископ греко-католической церкви, которая сочетает в себе восточный обряд с верностью Риму, также защищал решение о закрытии мест отправления культа, но сказал «Табличке», что ограничения Covid-19 напомнили католикам о «кошмаре» коммунистическое правление.

«Более 40 лет у нас не было возможности поклоняться, тем более праздновать Пасху или Рождество.

«У нас ничего не было и мы жили тайно, и это было для нас вполне нормально», — сказал епископ Вирджил Берсеа из Орадя в интервью Tablet.

«В то время это был коммунизм, а теперь это коронавирус. Ситуация другая, но эффект тот же, и опасности столь же серьезны».

Епископ Берсиа сказал, что распространение «заражения и смертей» вынудило румынских христиан «молиться дома», поскольку церкви, школы и университеты теперь закрыты, и вызвало болезненные воспоминания.

«Когда католическая церковь была запрещена при коммунизме, у нас также не было священников, и нам приходилось праздновать в частном порядке с нашими семьями», — сказал епископ The Tablet. «Мы все сейчас в одной лодке, католики или православные, и многие из наших верующих говорят мне, что ситуация при коммунизме вернулась. Однако на этот раз мы надеемся, что все закончится раньше».

В России задержан бывший священник, подозреваемый в призыве детей «умереть за Россию»

Российские правоохранители задержали отлученного священника в женском монастыре, который он захватил недалеко от Екатеринбурга, по подозрению в призыве несовершеннолетних «умереть за Россию», сообщила во вторник деловая газета «Коммерсант».

Отцу Сергею Романову предъявлено обвинение в склонении несовершеннолетних к самоубийству — уголовное дело, предусматривающее максимальное наказание в виде тюремного заключения до четырех лет, сообщила Интерфаксу его адвокат Светлана Герасимова. По словам Герасимовой, этот случай, вероятно, связан с одной из его проповедей на YouTube, в которой он спрашивает, готовы ли его сторонники умереть за Россию.

Десятки силовиков штурмовали Среднеуральский женский монастырь около часа ночи во вторник, чтобы задержать бывшего священника, изменившего свое светское имя на Николай Романов в честь последнего императора России.