Куда инвестирует россия: В какие страны инвестирует Россия | Статьи

Содержание

Топ-5 стран ЕС, куда инвестируют граждане РФ — Офтоп на vc.ru

{«id»:69891,»url»:»https:\/\/vc.ru\/flood\/69891-top-5-stran-es-kuda-investiruyut-grazhdane-rf»,»title»:»\u0422\u043e\u043f-5 \u0441\u0442\u0440\u0430\u043d \u0415\u0421, \u043a\u0443\u0434\u0430 \u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0440\u0443\u044e\u0442 \u0433\u0440\u0430\u0436\u0434\u0430\u043d\u0435 \u0420\u0424″,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/flood\/69891-top-5-stran-es-kuda-investiruyut-grazhdane-rf»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/flood\/69891-top-5-stran-es-kuda-investiruyut-grazhdane-rf&title=\u0422\u043e\u043f-5 \u0441\u0442\u0440\u0430\u043d \u0415\u0421, \u043a\u0443\u0434\u0430 \u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0440\u0443\u044e\u0442 \u0433\u0440\u0430\u0436\u0434\u0430\u043d\u0435 \u0420\u0424″,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter. com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/flood\/69891-top-5-stran-es-kuda-investiruyut-grazhdane-rf&text=\u0422\u043e\u043f-5 \u0441\u0442\u0440\u0430\u043d \u0415\u0421, \u043a\u0443\u0434\u0430 \u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0440\u0443\u044e\u0442 \u0433\u0440\u0430\u0436\u0434\u0430\u043d\u0435 \u0420\u0424″,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc.ru\/flood\/69891-top-5-stran-es-kuda-investiruyut-grazhdane-rf&text=\u0422\u043e\u043f-5 \u0441\u0442\u0440\u0430\u043d \u0415\u0421, \u043a\u0443\u0434\u0430 \u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0440\u0443\u044e\u0442 \u0433\u0440\u0430\u0436\u0434\u0430\u043d\u0435 \u0420\u0424″,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/flood\/69891-top-5-stran-es-kuda-investiruyut-grazhdane-rf»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u0422\u043e\u043f-5 \u0441\u0442\u0440\u0430\u043d \u0415\u0421, \u043a\u0443\u0434\u0430 \u0438\u043d\u0432\u0435\u0441\u0442\u0438\u0440\u0443\u044e\u0442 \u0433\u0440\u0430\u0436\u0434\u0430\u043d\u0435 \u0420\u0424&body=https:\/\/vc. ru\/flood\/69891-top-5-stran-es-kuda-investiruyut-grazhdane-rf»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

Россия — одна из лидирующих в мир стран по числу миллионеров, уезжающих на постоянное жительство за границу. По данным New World Wealth, в 2018 году РФ покинули семь тысяч богатых людей (достаток от $1 млн и выше). Такие переезды обычно связаны с денежными вложениями — например, инвестициями в недвижимость по миграционной программе ради гражданства или вида на жительство. Те состоятельные люди, которые уезжать не собираются, все равно заинтересованы в «запасном аэродроме», обеспечить который помогают заграничные вложения. Наконец, инвестиции — способ заставить работать уже накопленные средства.

В этой статье расскажем о том, как обстоят дела у российских инвесторов и какие страны Европы привлекают россиян в плане инвестиций.

Тенденции

По информации крупной консалтинговой фирмы в сфере жилой и коммерческой недвижимости Knight Frank, летом 2018 года количество покупок за границей выросло в полтора раза по отношению с годом 2017. Эксперты также отмечают, что изменилась структура спроса.

В 2017 году 65% сделок составляла коммерческая недвижимость, а годом позже акцент сместился на курортную. Россияне покупали виллы и апартаменты не только для жизни, но и в качестве выгодной инвестиции. Летом россияне особенно активно инвестировали в недвижимость отельного типа.

Состоятельные люди из РФ выбирают прибыльную недвижимость в государствах с мощной экономикой и предсказуемым будущим. Чаще всего эти инвесторы не планируют оседать в выбранных странах навсегда, а готовят там «запасной аэродром», диверсифицируют активы и стремятся получать доход от имеющихся денег. Половину всех заграничных сделок россияне в 2018 году совершили с целью приумножения средств.

Хотя доля коммерческих объектов и упала, она все еще остается значительной. Популярны гостиницы, супермаркеты, земля, предложения редевелопмента и девелопмента.

Бюджет заграничных вложений граждан РФ в недвижимость остается низким, если сравнивать с последними годами до кризиса. Так, раньше значительная доля покупок приходилась на виллы за €10–20 млн, то в 2018 году интересовались виллами за €2–4 млн. Большую часть сделок по дорогой недвижимости за границей совершают в рамках бюджета от €1 до 3 млн.

В целом, российские миллионеры — одни из самых консервативных на планете. В среднем по миру инвестиции в активы с гарантированным доходом — финансовые инструменты, облигации — составляют 37% в портфелях состоятельных людей. Такую цифру приводит Knight Frank в исследовании The Wealth Report 2019. А доля таких вложений в портфелях россиян превышает половину: 26% приходится на инструменты финансового рынка, 27% — на облигации.

Этот консерватизм — следствие структуры богатого класса России. Большинство его представителей — топ-менеджеры и владельцы средних и больших компаний, а не рантье. Собственный бизнес — обычно главный их актив, что и определяет структуру портфеля.

20% инвестиций россиян приходится на недвижимость — это среднемировой уровень. Посмотрим, в какую недвижимость и в каких странах ЕС вкладывают граждане РФ.

Сколько ультра-богатых людей владеет недвижимостью за пределами своей родной страны в процентах

Источник: The Wealth Report Attitudes Survey 2019

Кипр

Кипрский рынок недвижимости предлагает состоятельным россиянам несколько привлекательных инвестиционных направлений. Деньги вкладывают в местные инфраструктурные проекты, возведение жилых и курортных комплексов и редевелопмент гостиниц. Вызывают интерес коммерческие участки под застройку и покупка уже существующих и работающих бизнесов.

{«url»:»https:\/\/booster.osnova.io\/a\/relevant?site=vc»,»place»:»between_entry_blocks»,»site»:»vc»,»settings»:{«modes»:{«externalLink»:{«buttonLabels»:[«\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c»,»\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c»,»\u041d\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u0417\u0430\u043a\u0430\u0437\u0430\u0442\u044c»,»\u041a\u0443\u043f\u0438\u0442\u044c»,»\u041f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0438\u0442\u044c»,»\u0421\u043a\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u041f\u0435\u0440\u0435\u0439\u0442\u0438″]}},»deviceList»:{«desktop»:»\u0414\u0435\u0441\u043a\u0442\u043e\u043f»,»smartphone»:»\u0421\u043c\u0430\u0440\u0442\u0444\u043e\u043d\u044b»,»tablet»:»\u041f\u043b\u0430\u043d\u0448\u0435\u0442\u044b»}},»isModerator»:false}

По сведениям Knight Frank, востребованы у инвесторов девелоперские проекты в Лимассоле, Ларнаке и Айя-Напе; арендаторы приобретают офисные здания и блоки в Никосии и той же Ларнаке. Доходность арендного бизнеса на Кипре достигает 5–8%, а у проектов редевелопмента и девелопмента этот показатель выше.

Часть кипрских вложений россиян приходится на программу гражданства за инвестиции. Кипр — одна из немногих стран Европейского союза, где можно получить паспорт за инвестиции в экономику и недвижимость. Вложив €2 млн в девелоперский проект, коммерческую или жилую недвижимость, в действующий бизнес, можно за полгода оформить паспорт Кипра и стать полноценным гражданином ЕС. Это означает безвизовый въезд в 173 страны мира, в том числе в Канаду, Японию, Великобританию, другие страны ЕС и Шенгенского соглашения. Кроме того, кипрский налог на прибыль самый низкий из европейских — 12.5%.

В поисках кипрского гражданства россияне инвестируют в находящиеся на берегу виллы. Например, клиенты Knight Frank в 2018 году в основном искали виллы в диапазоне €4–6 млн, планируя жить там постоянно.

Другой вариант вложения в Кипр с миграционной выгодой, которым пользуются россияне — программа ПМЖ за инвестиции. Это значительно дешевле, чем сразу паспорт: минимальная инвестиция в недвижимость составляет €300 тыс. И быстрее: постоянное резидентство оформляют за срок от трех месяцев. После этого можно жить на Кипре, владеть там бизнесом, получать дивиденды, а через семь лет — стать гражданином через натурализацию. Россияне, которые выбирают этот путь, обычно вкладывают в апартаменты в строящихся комплексах.

Кипр — популярное туристическое направление, а граждане РФ составляют значительную и растущую долю в этом потоке. Миллионеры покупают виллы и апартаменты на берегу Лимассола, который пользуется популярностью среди любителей яхт из-за качественных причалов и другой связанной инфраструктуры.

Франция

Франция — традиционно любимое состоятельными россиянами место. Популярностью пользуется Лазурный Берег, особенно курортные коммуны Канны, Антиб, Сен-Тропе, Кап-Ферра.

По данным Knight Frank, шесть лет назад богатых граждан РФ во Франции интересовали в основном виллы и поместья с виноградниками, а теперь их сменили инвестиции. Востребованная стратегия — покупка ресторана или гостиницы для редевелопмента. Чтобы найти подходящий объект, требуются усилия, но они окупаются благодаря популярности Лазурного Берега, на которую не влияют кризисы и другие внешние обстоятельства. Культурная и светская жизнь Ривьеры всегда будут привлекать состоятельных людей со всего мира.

Кроме того, вложение во французскую недвижимость тоже можно приятно совместить с миграционными целями. В стране стране работает программа ВНЖ на основании наличия недвижимости и финансовой независимости. В отличие от других программ такого рода, французская не требует купить или арендовать объект на определенную сумму, главное условие — наличие этой самой недвижимости. Финансово независимым в контексте программы считается человек с ежемесячным доходом в €1,3 тыс. или с €15,6 тыс. на банковском счете. ВНЖ дает возможность жить во Франции и ездить без виз по странам Шенгена, ведет к ПМЖ и гражданству.

Германия

Эта страна, по информации Knight Frank, занимает лидирующее место по количеству сделок с участием российских инвесторов и бюджетом от €10 млн. Немецкое законодательство очень строго регламентирует местный рынок недвижимости, что делает его одним из самых стабильных и надежных в Европе.

Коммерческая недвижимость в Германии — вариант для тех, кто предпочитает комфортные, консервативные и долгосрочные инвестиции. Обычно арендаторы в немецких бизнес-центрах и ТЦ подписывают договоры на сроки в 5–10 лет. Для инвестора это означает безопасность вложения и неплохую по меркам ЕС доходность в 3–5% годовых. Спросом среди россиян пользуются новые и красивые объекты в хороших районах.

В сделках размером от €10 млн часто фигурируют бизнес-центры, гостиницы в Мюнхене и во Франкфурте. В последнее время набирают популярность инвестиции россиян в инфраструктуру здравоохранения — клиники и дома престарелых. Рынок не всегда может удовлетворить спрос по этому направлению, поэтому инвесторам часто приходится вкладывать в строительство таких объектов, а не в уже готовые. В Германии сформировалась целая культура обустройства жилого пространства для престарелых с разными потребностями, и вложения в это направление в целом популярны довольно давно.

Что касается не таких дорогих инвестиций, то в сегменте до €10 млн чаще всего встречаются запросы на сравнительно небольшие коммерческие объекты — скажем, гостиницы или супермаркеты в Гамбурге, Берлине, Лейпциге. Такую недвижимость часто сдают в аренду, и тогда она демонстрирует хорошую доходность. Кроме того, она остается ликвидной в случае перепродажи.

Если же инвестор ищет варианты вложения не только выгодного, но и статусного, то распространенное решение для Германии — автосалоны Mercedes и BMW.

Охотники за домами: Процент ультра-богатых людей, которые хотят приобрести недвижимость в 2019

Источник: The Wealth Report Attitudes Survey 2019

Италия

В курортной части Италии среди богатых россиян пользуется популярностью жилая недвижимость на островах Гарда и Комо, в регионах Сардиния и Тоскана, а также объекты здравоохранения. Это может быть, например, редевелопмент санатория или нечто подобное. Такие проекты прорабатываются точечно под конкретного инвестора. Предложения в указанных локациях пользуются стабильным спросом и будут оставаться привлекательными для инвесторов всего мира, в том числе и из России, в любое время.

В последнее время многие состоятельные россияне, рассматривающие варианты инвестирования в Италии, интересуются Миланом, одной из мировых столиц моды. Вкладывают в гостиницы с известными международными операторами, бизнес-центры и большие сети пиццерий.

Великобритания

Пока не закончился Брексит, Британия остается в ЕС и в то же время остается популярным направлением для инвестирования среди богатых россиян. Но события последних лет — обострение отношений между Соединенным Королевством и Российской Федерацией, новые налоговые правила, пристальное внимание к подозрительным вложениям — повлияли на тренды.

Так, россияне, чьим излюбленным местом традиционно был Лондон, все чаще ищут варианты для инвестиций за пределами столицы — например, гостиницы в других крупных городах. Те же, кто всем равно выбирает величественный Лондон, присматриваются не к покупке жилья, а к аренде. Британская газета Financial Times приводит в пример россиянина, который предлагал £10 млн за аренду дорогого жилья на много лет вперед.

Также востребованы вложения в студенческие апартаменты. Некоторые предпочитают инвестировать в строительство новых комплексов для студентов — это требует от £10 млн фунтов. Если аппетиты и возможности скромнее, то можно приобрести квартиру-студию за £50 тыс. В обоих случаях доходность составит не менее 7% в год.

Один из путей инвестирования в Великобританию — программа Investor Visa Tier 1, которая предлагает британский вид на жительство в обмен на перемещение средств в экономику. Вложив £2 млн в местную компанию, можно получить ВНЖ в Британии, а через шесть лет — и гражданство. Путь к паспорту через резидентство будет на год короче, если инвестиция составит £5 млн. Этой программой пользуются инвесторы, которые планируют перебраться в Британию навсегда. Из-за нестабильных отношений между РФ и Соединенным Королевством таких россиян стало меньше, но в целом за последнее десятилетие граждане России составляют четверть всех получателей Investor Visa Tier 1.

Иностранные инвестиции в Россию рухнули в 5 раз | 13.10.20

Поток иностранных инвестиций в российскую экономику схлопнулся на фоне обвала цен на нефть, рецессии и нарастающих геополитических рисков.



За июль-сентябрь нерезиденты вложили в реальный сектор РФ 3,1 млрд долларов — в 3 раза меньше, чем за тот же период год назад, следует из данных ЦБ по платежному балансу за третий квартал.

Накопленным итогом за 9 месяцев приток зарубежных денег в бизнес на территории РФ стал меньше в 5 раз — 4,7 млрд долларов против 24,2 млрд год назад.



Реальный сектор российской экономики остается токсичным в глазах иностранцев, и этот же статус приобретают российские ценные бумаги.



Отток капитала из акций российских компаний, по данным ЦБ, продолжается с начала года практически без остановок: за 9 месяцев нерезиденты избавились от портфельных инвестиций на 3 млрд долларов.



Российский госдолг тем временем также теряет привлекательность как источник спекулятивного дохода на высоких процентных ставках. Если в первой половине года нерезиденты вложили 1,8 млрд долларов в облигации федерального займа, то в третьем квартале начали продавать (на 0,7 млрд долларов).



Общий отток частного капитала из России по итогам января-сентября ускорился в 1,6 раза — до 35,5 млрд долларов.



Зарубежный бизнес резко сократил свое присутствие в России в 2014 году: из реального сектора было спешно эвакуировано 180 млрд долларов, или 38% всех прямых инвестиций.



Начиная с 2015-го иностранцы постепенно возвращались на российский рынок, однако к досанкционным уровням так и не вернулись: на 1 апреля 2020 года в капитал российских компаний было вложено 398 млрд долларов зарубежных денег против 410 млрд на начало 2014-го.



Попытка развернуть экономику на восток в надежде на китайские деньги закончилась провалом: на КНР по-прежнему приходится меньше 1% от общего объема прямых иностранных инвестиций, причем сумма сокращается — 2,3 млрд долларов (на октябрь прошлого года) против 4,5 млрд в 2014 году.



Иностранцы не инвестируют в Россию, но и сама Россия не спешит инвестировать в себя. Сейчас инвестиции составляют примерно 23% ВВП, а для роста нужно минимум 30%, указывает завотделом рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Мирин.



По итогам второго квартала Росстат зафиксировал обвал инвестиций на 11,7%, и это «еще хороший результат», говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова: в кризис 2008-09 гг падение превышало 19%.



Для роста государство должно больше тратить и меньше вытягивать ресурсов в виде налогов, считает Миркин. Но оно предпочитает копить гигантские резервы на «черный день», и даже когда он наступает, отказывается распечатать «кубышку».



«В итоге — слабая экономика. Она нуждается в глубокой технологической модернизации. У нас огромные продуктовые пустоты и очень мелкая финансовая система. Мы каждый год отстаем от мира. Настоящая подушка безопасности — не избыточные резервы, а быстрый рост», — отмечает Миркин.

Инвесторы под прикрытием — Ведомости

Россия заняла 2-е место после Китая по доле формально иностранных, но на деле внутренних инвестиций в экономику, что указывает на слабую институциональную среду в стране, куда россияне предпочитают вкладывать как иностранцы – это создает ощущение дополнительной защиты.

На конец 2017 г. в России, по данным Центробанка, было накоплено $441 млрд прямых иностранных инвестиций. Из них около $102 млрд – это не подлинно иностранные инвестиции, а средства российских инвесторов, вложенные на родине через другие страны, подсчитали эксперты МВФ в исследовании «Что является подлинным, а что нет в глобальной системе прямых иностранных инвестиций?», расширенные данные из которого публикует РБК. Практика «круговых» иностранных инвестиций распространена во всем мире, но в большинстве развитых стран эта доля намного ниже 10%, указывают авторы доклада, а иногда и вовсе незначительна. В России – 23%, в Китае – 27% прямых иностранных инвестиций в конечном счете оказываются средствами внутренних инвесторов, что в целом свойственно странам с переходной экономикой, но у России на это свои причины.

Российские власти много лет говорят о важности привлечения в отечественную экономику долгосрочного иностранного капитала. Результаты исследования экспертов МВФ отчасти меняют представление о «гражданстве» таких «иностранных» инвестиций, но само по себе это не трагедия. 2-е место в мире среди 20 крупнейших экономик по доле возвратных инвестиций для России в целом не так уж и плохо с экономической точки зрения: оно показывает, что российские бизнесмены реально инвестируют свои средства в страну, пусть и через другие юрисдикции. Это не вывод активов за рубеж в чистом виде, а их реинвестирование, что лучше инвестирования этих средств в другие экономики, отмечает директор Института международной экономики и финансов Академии внешней торговли Александр Кнобель. У возвратных и чистых прямых иностранных инвестиций могут быть совпадающие мотивы и факторы роста или снижения их объемов, для экономики они одинаково полезны.

Другое дело, что схемы вывода средств за рубеж и их последующего возвращения под видом иностранных вложений широко распространены в силу давних системных болезней институциональной среды в России. Выбирая иностранную юрисдикцию, российские инвесторы стремятся в первую очередь снизить правовые риски. Раньше считалось, что такой выбор обусловлен возможностью оптимизировать налогообложение, но это не всегда так. Российские инвесторы нередко предпочитают за защиту своих инвестиций в Россию доплачивать – плюс иностранцам российское государство дает дополнительные гарантии (впрочем, они работают не всегда – вспомним дело Baring). Но в целом инвестировать в Россию как иностранцу спокойнее, чем как россиянину. А плата за риски все равно будет включена в цену конечного продукта.

Куда российские богачи теперь вкладывают накопления

Российские богачи – одни из самых консервативных инвесторов в мире. Более половины их инвестиционных активов вложены с гарантированным доходом (в облигации и денежные инструменты), в то время как в среднем в портфелях богатых людей по миру такие инвестиции сейчас занимают лишь 37%, показывает новое международное исследование о миллионерах The Wealth Report 2019 компании Knight Frank.

Компания впервые детально исследовала инвестиции людей со свободными активами от $30 млн из разных регионов мира – Африки, Азии, Австралии, Европы, Латинской Америки, Среднего Востока, Северной Америки, России и СНГ. Данные собирались в 2018 г. из различных источников по всему миру, включая аналитические агентства и банки, проводились опросы 600 семейных офисов (family office) и финансовых консультантов, рассказал представитель Knight Frank.

Чей портфель надежней

Согласно исследованию, больше всего средств богатые россияне и жители других стран СНГ вложили в облигации (доля в их портфелях – 27%), в инструменты денежного рынка (26%), а также в недвижимость (20%). Причем по доле денег и облигаций в портфелях наши соотечественники обогнали представителей всех других регионов (9–24% и 14–24% в зависимости от региона соответственно). Интерес к вложениям в недвижимость у россиян оказался на среднемировом уровне, как и к золоту (без учета украшений – 1% активов).

А вот инвестиции российских богачей в акции (без учета владения крупными долями в компаниях) не превышают 16% активов. Меньше в них инвестировали только представители Латинской Америки (12%). Лидерами в этом сегменте являются состоятельные инвесторы Северной Америки, доля акций в их портфелях – 40%, а также Австралии (35%).

Дмитрия Брейтенбихера, старшего вице-президента, руководителя департамента Private Banking ВТБ, такой расклад не удивляет: «Сам профиль российских состоятельных клиентов несколько отличается от западных. В России они, в основном, – собственники и топ-менеджеры крупных и средних компаний. Рантье в чистом виде пока не очень много, и именно собственный бизнес составляет в большинстве случаев их основной актив. Отсюда и достаточно консервативный характер портфелей и инструментов сохранения средств».

В портфеле клиентов Сбербанк Private Banking доля инвестиций в облигации выросла с 15% на конец 2017 г. до 22% на сегодняшнюю дату, причем рост доли облигаций произошел за счет уменьшения вложений в денежные средства и их эквиваленты, говорит руководитель Сбербанк Private Banking Евгения Тюрикова. Доля вложений в альтернативные инвестиции у клиентов этого подразделения Сбербанка – около 2%, и она стабильна. «Фактически «хайнеты» – это первое поколение богачей, им важнее сохранить капиталы, чем заработать. Печальный опыт финансовых кризисов, девальваций и т.д. у первых держателей капиталов также присутствует», – объясняет Тюрикова. «Состоятельные клиенты изначально выбирают более консервативные портфели, основу которого составляют инструменты облигационного рынка, денежного рынка, а также денежных средств. С точки зрения психологии инвестирования они более осторожны, сдержанны, вдумчивы и стремятся в первую очередь сохранить то, что они создали за годы, и только потом разумно приумножить», – добавляет директор Alfa Capital Wealth Андрей Бабиян.

«Структура активов конкретных клиентов сильно зависит от их личной склонности к риску и целей инвестиций, но большинство из них воспринимают инвестиционный портфель как долгосрочную подушку безопасности для семьи и действительно поддерживают высокую долю облигаций и других активов с низким риском. С их точки зрения такой портфель хорошо балансирует высокие риски, связанные с бизнесом», – соглашается партнер LEON Family Office Андрей Иванов.

По его словам, в прошлом году доля инструментов денежного рынка в портфелях клиентов существенно выросла (в среднем с 10% до 30% от активов), так как увеличиваются риски разворота на рынках акций, при этом выросшие ставки по депозитам в долларах стали сопоставимыми с доходностью качественных облигаций.

По словам Бабияна, многие инвесторы просто зафиксировали прибыль, полученную с 2011 г., когда было падение рынков, и перешли в защитные активы в ожидании масштабной коррекции и рецессии, что увеличило долю денег и процента защитных инструментов.

Исключение из правил

«Однако, есть и исключения, – делится наблюдениями Иванов. – Активные предприниматели в первую очередь ориентированы на прирост капитала, в их портфелях вес акций обычно составляет 50–60%, существенную часть также занимают фонды прямых инвестиций, высокодоходная недвижимость».

Но в целом недвижимость хоть и остается популярным активом, постепенно теряет спрос российских клиентов в Европе, констатирует партнер британской CFS Management Александр Лапидус. По данным Knight Frank, еще два года назад доля недвижимости в портфелях богачей из разных стран в среднем составляла 35%, а сейчас 17–27% в зависимости от региона. Лапидус знает, что молодое поколение состоятельных россиян сегодня активно инвестирует в социально-ответственные проекты, включая «зеленую энергетику» и P2P-инвестиции, через различные кредитные и краудфандинговые платформы.

Брейтенбихер напоминает, что практика инвестирования на фондовых рынках в России пока сравнительно молода. По его словам, доля инвестиционных продуктов в активах клиентов Private Banking ВТБ растет – за 2018 г. она достигла 24%, а объем инвестиционных продуктов в портфелях VIP-клиентов практически удвоился. Банкир уверен, что этот тренд сохранится.

Harvard Business Review Россия

Экономисты не только строят модели и проводят расчеты, но и борются с вековым проклятьем нищеты: в 2019 году Нобелевский комитет присудил премию именно за это. О том, какие меры борьбы с бедностью предлагают экономисты и почему в России неимущих стало больше, рассказывает ­профессор Высшей школы политических наук (Sciences Po) в Париже, в прошлом — ректор Российской экономической школы и главный экономист Европейского банка реконструкции и развития Сергей Гуриев.

HBR Россия: Тысячелетиями люди придумывают полезные устройства, в основе которых лежат законы физики. Есть ли у экономистов амбиции улучшить жизнь людей на основе открытых ими законов?

Гуриев: Когда я поступал в МФТИ, мне казалось, что для прогресса важнее всего открытия в физике и развитие технологий. Это был 1988 год, и тогда шли дискуссии о том, скоро ли откроют настолько дешевые источники энергии, что исчезнут все ограничения и наступит все­общее процветание. Но мои студенческие годы пришлись на переход к рынку, и, как пишет Виктор Пелевин, когда Советский Союз начали улучшать, он улучшился настолько, что перешел в нирвану. Мне стало понятно, что наличие технологий не означает решения социальных проблем — ни в СССР, ни в других странах. Сейчас доступ к замечательным технологиям есть не только в развитых странах, но и в бедных, которые никак не могут вступить на путь развития. Почему? Это вопрос не к физикам, а к людям, которые занимаются социальными науками. Чтобы технологии помогали повысить уровень жизни, нужно, чтобы общество и экономика были правильно устроены. Это, безусловно, и является главной задачей экономистов. И те экономисты, которых я знаю, в первую очередь видят в своей каждодневной работе именно такую цель: обеспечить процветание и развитие, избавить мир от бедности и страданий.

Но процветание одних не означает снижения уровня бедности в стране или в мире в целом. Кому интересна нищета, когда можно исследовать богатство?

Совершенно верно, борьба с бедностью — отдельная задача. Международное сообщество уже несколько десятилетий борется и, надо сказать, небезуспешно именно с крайней нищетой, стремясь снизить долю людей, потребление которых не достигает порога в $2 в день на человека. Сегодня в мировом населении их доля составляет 8—9%, тогда как 40 лет назад к крайне бедным относили более 40% людей. Расчеты ведут в сопоставимых ценах, то есть, когда ООН в 2000 году поставила задачу искоренения нищеты и голода в мире, порог обозначили цифрой $1 в день на человека (в сегодняшних ценах это $2 в день). Конечно, в развитых странах, да и в России, практически никто не живет на такие мизерные деньги — невозможно сравнивать бедность в Мозамбике с уровнем жизни сегодняшних российских, а тем более французских или американских бедных.

Среди экономистов многие ли занимаются именно проблемами нищеты?

В первую очередь в борьбу с крайней бедностью вносят вклад те, кто занимается развивающимися экономиками. Миссией огромного международного института — Всемирного банка — является как раз избавление мира от бедности. В нем работают тысячи экономистов, включая более ста исследователей. Есть и немало других международных организаций с похожими целями. Кроме того, в ведущих университетах мира практически везде на факультетах экономики работают люди, которые занимаются проблемами недостаточного развития, бедности и нищеты.

Когда проблема борьбы с бедностью стала мейнстримом для экономистов и как менялись их представления с тех пор?

Сразу после Второй мировой войны создание Всемирного банка предполагало именно работу над пре­одолением разрыва между бедными и богатыми странами. А трансформация экономической мысли по этому поводу отлично изложена в книге «В поисках роста» авторитетного экономиста Уильяма Истерли. Она была переведена на русский язык, я написал к ней предисловие и до сих пор ее всем рекомендую. В первой части глава за главой Истерли рассказывает именно о том, как менялось представление экономистов о том, что нужно сделать, чтобы одолеть бедность, какие реформы предлагались в 50-х годах, в 60-х годах, в 70-х годах, и о том, как многие из этих попыток не сработали. В итоге Истерли приходит к выводу, что до тех пор, пока мы не справимся с проблемой коррупции и плохого качества госуправления в развивающихся странах, мы не сможем им помочь. И это понимание, в конце концов, привело к тому, что все институты развития, включая Всемирный банк, Международный валютный фонд и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), где я работал, ставят во главу угла улучшение качества государственного управления и борьбу с коррупцией. Это теперь не просто какая-то абстрактная побочная проблема, а составная часть мандата этих институтов. Потому что, если вы пытаетесь помогать бедной стране с коррумпированным правительством, вы тем самым увеличиваете количество денег на счету в Швейцарии у руководителей этой страны, что никак не помогает бедным. В целом экономисты осознали, что качество институтов и госуправления гораздо важнее, чем инвестиции в инфраструктуру или даже в образование. Есть много исследований, которые показывают, что даже эффект инвестиций в образование при высоком уровне коррупции будет невелик. Если же эти инвестиции подкрепить борьбой с коррупцией, то реформы помогут повысить качество человеческого капитала.

Вы сказали, что в 1950—1970-е годы какие-то планы не сработали. Что оказалось эффективным и какова была роль экономистов? Продумывали ли они эти планы или все решали политики?

Экономические идеи, безусловно, играют ключевую роль. Как сказал Джон Кейнс, те, кто считает, что обходится без экономистов, на самом деле руководствуются давно потерявшими актуальность представлениями, заимствованными у экономистов прошлых времен. План Маршалла — пример того, как кейнсианские представления об экономике сработали. После Второй мировой войны разрушенная Европа 30 лет быстро росла, и до сих пор этот период называют благополучным, «славным» тридцатилетием. В чем отличие плана Маршалла от помощи развивающимся странам? Ровно в том, что в послевоенной Западной Европе государственные институты были демократическими и менее коррумпированными, чем, скажем, в африканских или азиатских странах. В теории изначальный план Всемирного банка простой и правильный. Если страна находится в ловушке бедности и не может позволить себе инвестировать в инфраструктуру или даже просто в заводы, то, получив кредит, она ускорит темпы роста и вернет кредит. Идея Всемирного банка именно в том, что вырваться из ловушки бедности поможет некий, пусть даже временный толчок. Но, как мы видели, эта идея работает только в странах, где есть подотчетность правительства.

Какие еще факторы могут помешать программам международной помощи добиться результатов?

Правительства, особенно в больших и недемократических странах, часто инвестируют не туда, куда надо. Истерли много пишет о том, что во многих африканских странах на займы Всемирного банка строили дороги, которые вели в никуда, заводы, которые не могли ничего продавать и экспортировать, потому что на это не было спроса. Я, работая в ЕБРР, видел такие примеры и в посткоммунистических странах. В некоторых недемократических странах госпредприятия получали большие кредиты от госбанков и не могли использовать их на построение эффективного производства, потому что у них не было стимула, особенно к тому, чтобы конкурировать на внешнем рынке. Безусловно, государство не может заменить рынок. Поэтому примерно в 1970—1980-х годах возникло понимание того, что нужно давать деньги не только правительству, но и компаниям, чтобы правительство могло инвестировать вместе с частным сектором. Если хотите, это еще одна новая идея, родившаяся в последние десятилетия.

Какой объем средств международные институты готовы инвестировать в развивающиеся страны?

Даже сегодня при огромных бюджетах Всемирного банка, региональных банков развития, китайских институтов развития, у которых очень много денег, и таких программ, как USAID (Американское агентство международного развития) и его партнеры в Германии, Англии и во Франции, бюджеты на помощь бедным странам несопоставимы с их потребностями. Говоря о глобальных целях устойчивого развития ООН, мы понимаем, что нужно каждый год инвестировать примерно $2 трлн. А у всех международных институтов, которые борются с бедностью, бюджеты в сумме составляют примерно $150—200 млрд в год, то есть на порядок отстают от потребности. И единственный способ преодолеть отставание — это привлечь частный сектор. Поэтому существует Международная финансовая корпорация (IFC), входящая в структуру Всемирного банка и работающая с частным сектором. И именно поэтому созданный в 1991 году — по историческим меркам совсем недавно — Европейский банк реконструкции и развития работал и работает по модели вовлечения частного сектора.

Частные филантропические организации ставят перед собой сходные задачи — если не глобально искоренить бедность, то накормить, вылечить или обучить какие-то группы населения. Каков их вклад в решение проблем?

УК РФПИ, Российский фонд прямых инвестиций РФ, фонд прямых инвестиций Кирилл Александрович Дмитриев (Kirill Dmitriev) :: Российский фонд прямых инвестиций

Адыгея респ.

Алтай респ.

Алтайский край

Амурская обл.

Архангельская обл.

Астраханская обл.

Башкортостан респ.

Белгородская обл.

Брянская обл.

Бурятия респ.

Владимирская обл.

Волгоградская обл.

Вологодская обл.

Воронежская обл.

Дагестан респ.

Еврейская АО

Забайкальский край

Ивановская обл.

Ингушетия респ.

Иркутская обл.

Кабардино-Балкарская респ.

Калининградская обл.

Калмыкия респ.

Калужская обл.

Камчатский край

Карачаево-Черкесская респ.

Карелия респ.

Кемеровская обл.

Кировская обл.

Коми респ.

Костромская обл.

Краснодарский край

Красноярский край

Крым респ.

Курганская обл.

Курская обл.

Ленинградская обл.

Липецкая обл.

Магаданская обл.

Марий-Эл респ.

Мордовия респ.

Москва

Московская обл.

Мурманская обл.

Ненецкий АО

Нижегородская обл.

Новгородская обл.

Новосибирская обл.

Омская обл.

Оренбургская обл.

Орловская обл.

Пензенская обл.

Пермский край

Приморский край

Псковская обл.

Ростовская обл.

Рязанская обл.

Самарская обл.

Санкт-Петербург

Саратовская обл.

Саха (Якутия) респ.

Сахалинская обл.

Свердловская обл.

Севастополь

Северная Осетия респ.

Смоленская обл.

Ставропольский край

Тамбовская обл.

Татарстан респ.

Тверская обл.

Томская обл.

Тульская обл.

Тыва респ.

Тюменская обл.

Удмуртская респ.

Ульяновская обл.

Хабаровский край

Хакасия респ.

Ханты-Мансийский АО

Челябинская обл.

Чеченская респ.

Чувашская респ.

Чукотский АО

Ямало-Ненецкий АО

Ярославская обл.

куда и почему уходят деньги из страны


В новостях говорят про отток капитала. Но что это значит? Стоит ли опасаться, что страна беднеет? Как с этим бороться и надо ли? Разбираемся, как все устроено. И почему за оттоком капитала невольно ищешь негативный подтекст. Спойлер: отток капитала скорее говорит о хорошем спросе на российскую продукцию за рубежом.


Что такое отток капитала и как его считают?


Когда мы слышим «отток капитала», нам кажется, что деньги утекают, и скорее всего, из нашего кармана. Поэтому этот термин нередко воспринимают негативно. Но на самом деле это просто движение денег, связанное с экономическими потребностями компаний и людей.


Представьте: вы ведете бизнес с Китаем — например, продаете двигатели для самолетов, а покупаете станки для их производства. Все расчеты в Китае возможны только в юанях. Если вы заработали больше, чем потратили, у вас остается иностранная валюта. Расплатиться ею в России вы не можете — все сделки между российскими гражданами и компаниями проходят только в рублях. Но вы можете, например, разместить эти деньги на счете в иностранном банке, чтобы потом потратить их на закупку следующей партии оборудования. Таким образом, ваш капитал, согласно статистике, «оттекает» за границу.


И наоборот, если валюты на закупку оборудования не хватает, вам придется продать какое-то заграничное имущество либо занять деньги в зарубежном банке или на иностранном фондовом рынке. В таком случае к вам «притекает» дополнительный капитал. Но такие займы в свою очередь повлияют на увеличение внешнего долга страны.


Платежный баланс страны суммирует «втекающие» и «вытекающие» потоки по финансовым операциям всех российских предприятий, банков, граждан с внешним миром. Так и получается общенациональный показатель — либо приток частного иностранного капитала, либо отток.

Так отток капитала — это хорошо или плохо?


Ни то ни другое. Отток капитала означает, что наша страна инвестирует излишки средств, полученных в рамках текущих экономических операций, за рубежом. Это происходит потому, что мы продаем за границу больше товаров и услуг, чем покупаем, и у нас появляются внешние сбережения.