Как стать донором костного мозга в беларуси: В базе — только 52 тысячи. Как стать донором костного мозга и почему это не так опасно, как кажется?

Содержание

В базе — только 52 тысячи. Как стать донором костного мозга и почему это не так опасно, как кажется?

На сегодня в белорусском реестре потенциальных доноров костного мозга 52 тысячи человек, рассказывает Сергей Лещук, заведующий Единым регистром трансплантации Республиканского научно-практического центра трансплантации органов и тканей. А нужно — минимум 100 тысяч, чтобы база начала работать эффективно. Почему белорусы боятся стать донорами и так ли это опасно, как кажется, Сергей Лещук, а также Анатолий Усс, руководитель Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга, рассказали TUT.BY.

Фото: Александр Корсаков, TUT.BYФото: Александр Корсаков, TUT.BY

Почему белорусский регистр доноров небольшой?

Операции по пересадке костного мозга в Беларуси начали делать 25 лет назад — в 1993 году. В основном это были аутологичные трансплантации, то есть у пациента с заболеванием кроветворной системы забирали собственные стволовые клетки крови, обрабатывали их и пересаживали опять.

— Аллогенные трансплантации, то есть от донора, тоже были, но родственные. Аллогенные неродственные начали делать совсем недавно, — рассказывает Сергей Лещук.

Первую такую трансплантацию, когда белорус был донором для белоруса, по мировым меркам провели недавно — в 2013 году. С тех пор только 9 жителей Беларуси согласились стать донорами, среди них четверо — в 2017-м. Для сравнения: ежегодно от доноров из Германии проводится свыше 7 тысяч трансплантаций.

В Беларуси каждый год делают около 30 неродственных пересадок гемопоэтических стволовых клеток: от 7 до 12 — взрослым, остальные — детям, рассказывает Сергей Лещук. При этом пересадка требуется гораздо большему количеству человек. Например, в 2017-м в белорусский регистр поступило 75 запросов.

— Из них 34 — на поиск донора для взрослых пациентов, 41 — для детей. Потенциальные доноры в нашем регистре были найдены для 26 человек. Только 5 из них подошли полностью. В итоге были проведены 4 трансплантации: один из найденных доноров отказался. Для 49 граждан среди белорусов никого не нашлось, — приводит статистику Лещук.

Фото с сайта m9gkb.byАнатолий Усс. Фото с сайта m9gkb.by

Те пациенты, для которых донора найти не удается, остаются в листе ожидания, объясняет профессор Анатолий Усс.

— Но нужно понимать, что лист ожидания — это не очередь в магазине. Если мы не нашли донора сразу, то шансов, что он появится через полгода, очень мало. Именно поэтому важно, чтобы наша база пополнялась. Ведь смысл национального регистра не столько в том, что поиск донора дешевле обходится для бюджета. Известно, что люди, живущие на одной территории, более близки в плане генома. Найти донора для белоруса в Гомеле гораздо проще, чем в Калифорнии.

По словам Анатолия Усса, каждый год от зарубежных доноров в Беларуси проводится 20−30 трансплантаций. Стоимость процедуры забора и транспортировки трансплантата — от 15 до 20 тысяч долларов. Если же донор белорусский, эта сумма меньше в десятки раз, говорит профессор.

— Трансплантация выполняется тогда, когда другими методами спасти человека невозможно. Альтернативы у пациентов с различными злокачественными новообразованиями, врожденными иммунодефицитами, многими аутоиммунными заболеваниями и некоторыми видами рака нет, — говорит Анатолий Усс.


Трансплантировать можно гемопоэтические стволовые клетки (ГСК), костный мозг (КМ) или пуповинную кровь. Часто это — единственная надежда на выздоровление. Для успешной трансплантации ДНК донора и реципиента должны совпасть на 100%: это снижает риск отторжения.


В этом случае, когда лечение не помогает, донор становится единственным шансом на дальнейшую жизнь для реципиента — своего генетического близнеца.

Обращение в белорусский регистр нечасто дает результат: слишком мало в нем человек, чтобы найти идентичного донора. Как правило, при необходимости трансплантации белорусские врачи делают запрос в немецкий реестр доноров костного мозга DKMS. Он объединяет данные 8 миллионов человек со всего мира.

Белорусский регистр, а точнее Центральный реестр доноров гемопоэтических стволовых клеток (ГСК), начал развиваться около пяти лет назад. До этого у доноров крови и ее компонентов брали информированное согласие на HLA-типирование (обследование на иммунологическую совместимость) и вносили данные их фенотипа, однако «дальше этот процесс никуда не шел», говорит Сергей Лещук. В 2013-м разрозненные базы решили объединить в одну.

Фото с сайта m9gkb.byФото с сайта m9gkb.by

— У нас существовал кабинет в 9-й городской клинической больнице, где проводилось рекрутирование доноров для реестра. Он охватывал только Минск. Затем мы начали работать со всеми отделениями переливания крови столицы. Далее мы объединились с базой РНПЦ трансфузиологии и медицинских биотехнологий, в которой уже было около 10−11 тысяч доноров крови, подключили областные станции переливания крови по всей стране. В 2014 году эти объединенные базы данных стали полноценным центральным реестром, в котором на сегодня практически 52 тысячи потенциальных доноров.

Сергей Лещук подчеркивает: 52 тысячи человек — это реальное, актуальное число людей, способных стать потенциальными донорами ГСК или костного мозга, а соответственно, они могут спасти жизнь другого человека.

— В прошлом году мы начали актуализировать базу данных. В регистре могло быть больше человек, но мы удалили оттуда доноров старше 45 лет, с противопоказаниями: кто-то переболел гепатитом, у кого-то развилась гипертония или случился инфаркт, кто-то перенес операцию.

Каждый год регистр старается «прирастать» на 10 тысяч человек. Например, в 2017 году удалось рекрутировать 10 293 потенциальных донора, говорит Сергей Лещук.

— Сначала мы ставили себе задачу собрать базу на 50 тысяч. На сегодня этого мало. База начнет работать нормально, когда в ней будет минимум 100 тысяч человек. В таком случае шансы найти доноров среди жителей Беларуси возрастают в 2−3 раза. В идеальном расчете — чем больше, тем лучше. У соседей поляков 40 млн населения, у нас — 9 с половиной. У них 1 миллион 400 тысяч доноров, у нас — 52 тысячи. Мы многому можем поучиться у соседей, не говоря уже про Германию.

— Когда мы только начинали трансплантации, то сразу искали донора за рубежом, — рассказывает Анатолий Усс. — В то время во многих странах регистр был уже развит, у нас же об этом ничего не знали. Только пять лет назад приступили в формированию регистра доноров ГСК в Беларуси. Здесь нужно сказать, что без понимания и поддержки в то время председателя комитета по здравоохранению Дмитрия Пиневича это было бы невозможно. Решение комитета по здравоохранению Мингорисполкома обеспечило развитие высокотехнологичной медицинской помощи в данном направлении. Сегодня наш регистр сопоставим с регистром России, в котором около 79 тысяч потенциальных доноров. Нам уже не стыдно, когда мы смотрим на восток, но все еще неловко, когда мы смотрим на запад.

Как стать потенциальным донором костного мозга?

Сегодня, согласно приказу Министерства здравоохранения, при необходимости трансплантации костного мозга врачи делают первичный запрос в белорусский регистр. Если в нем найдут потенциального донора, скорее всего, ему предложат «дотипироваться».

— Чтобы произошла трансплантация, донор с реципиентом должны быть идентичны по двум классам: АВС и DRB1, DQB1. В данный момент при первичном типировании ДНК, когда человек просто сдает кровь, мы определяем только первый класс. Если по нему есть совпадение, мы советуемся с гематологами по дальнейшей тактике обследования донора.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BYФото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Попасть в белорусский регистр потенциальных доноров ГСК просто: всего лишь нужно сдать 5−7 миллилитров крови и заполнить информированное согласие на донорство. Затем результаты HLA-типирования внесут в общую базу данных центрального реестра.

— На втором этапе, если звезды сложились так, что в процессе поиска по базе ДНК донора оказывается идентичным ДНК пациента — он совпадает и по первому, и по второму классу, мы вызываем человека, просим его сдать ГСК и спасти пациента, которому требуется трансплантация. Хотя, бывает, человек к этому моменту передумывает становиться донором — такое тоже случается. Отказаться — это его право.

Если потенциальный донор соглашается, врачи Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга рассказывают, какие анализы нужно сдать перед пересадкой и через какую процедуру пройти. Сергей Лещук объясняет: она не такая опасная, как ее рисует воображение человека, незнакомого с процессом.

— Есть два понятия: костный мозг (КМ) и гемопоэтические стволовые клетки (ГСК) периферической крови — так называемые предшественники клеток крови, которые дают начало всем остальным. Костный мозг берется из подвздошной, тазовой кости. В данный момент превалирует пересадка ГСК периферической крови. Процедура забора проводится аппаратным способом из вены, как будто вы просто сдаете кровь.

Перед процедурой донора приглашают сдать все анализы и пройти обследование. Для этого требуется кратковременная госпитализация на 2−3 дня.

— Мы вводим донору колониестимулирующий фактор (гормоны, которые стимулируют образование и выброс в периферическую кровь стволовых клеток), чтобы ГСК стало больше, мы могли взять их для реципиента и оставить что-то для донора. Что брать: костный мозг или ГСК — решают трансплантологи. Костный мозг, конечно, лучше. Почему? В нем клеток больше, и они разные, можно выбрать. Но забор ГСК для донора менее травмирующая процедура.

Анатолий Усс подтверждает: принципиальной разницы в том, что трансплантировать: костный мозг, пуповинную кровь или стволовые клетки крови, — нет.

— ГСК и костный мозг сопоставимы по своему плацдарму стволовых клеток. Главный критерий — достаточное их количество в трансплантате. Если будет мало, система кроветворения пациента не восстановится.

Сергей Лещук рассказывает: забор ГСК или костного мозга нестрашен и неопасен. Если у человека здоровый организм (а иначе он не сможет стать донором), то он быстро восстановится.

— Теоретически последствия могут быть такие же, как и при обычном заборе донорской крови, — рассказывает профессор Усс. — Например, человек может упасть в обморок при виде крови. Никаких других последствий не может быть априори. Перед забором ГСК вводится колониестимулирующий фактор. За 27 лет его применения в мире не было зарегистрировано ни побочных эффектов, ни осложнений, — стучит по дереву Анатолий Усс. — Надеюсь, и не будет.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BYФото: Дарья Бурякина, TUT.BY

По постановлению Совмина, каждому донору ГСК или костного мозга полагается денежная компенсация на восстановление здоровья. Ее размер равен 30 базовым величинам (735 белорусским рублям) за костный мозг или 20 базовым величинам (490 белорусским рублям) за ГСК.

— Тут есть важный вопрос, — акцентирует внимание Сергей Лещук. — Люди, как правило, хотят помочь конкретному реципиенту: вот этой больной девочке или тому мальчику. Но подойти вы можете абсолютно разным людям, с которыми до пересадки не будете даже знакомы, — такова этика.

Обращаться в белорусский регистр могут только белорусские трансплантационные центры: Республиканский центр гематологии и пересадки костного мозга и Республиканский научно-практический центр детской онкологии, гематологии и иммунологии. Межправительственных соглашений у Беларуси пока нет, это значит, делать запрос на поиск доноров среди белорусов врачи из других стран не могут. Анатолий Усс говорит, что в данный момент прорабатывается возможное взаимодействие в этом направлении с Российской Федерацией.

Если же в белорусском Центральном реестре доноров гемопоэтических стволовых клеток потенциального донора не находится, врачи пишут запрос в международный.

— HLA-генотип с поляками и немцами, например, у нас очень схож. Только логистика разная. Тем не менее очень хотелось бы, чтобы наш регистр развивался и пополнялся новыми потенциальными донорами: это в определенном смысле наша государственная демографическая безопасность и возможность для человека спасти жизнь другому, кто уже потерял надежду.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BYФото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Трансплантацию ГСК в Беларуси делают в том числе иностранным гражданам. Ее стоимость в среднем составляет 120 тысяч долларов, рассказывает Анатолий Усс.

— Экспорт услуг в этой службе составляет 2 миллиона долларов в год — серьезные деньги для развития медицины. Их мы можем использовать на закупку оборудования, расходные материалы, оплату труда знаковым специалистам. Ведь отток трудовых кадров — тоже большая проблема. Например, три из пяти молекулярных биологов нашей лаборатории типирования уехали за рубеж.

В данный момент лаборатория HLA-типирования ожидает переоснащения. Как объясняет Анатолий Усс, сейчас при заборе крови выполняется HLA-типирование серологическим и молекулярно-биологическим методами, а «это технологии ХХ века». Закупка новой техники — геномного секвенатора нового поколения — позволит перейти на технологии типирования потенциальных доноров, которое используется в лучших лабораториях Европы. К примеру, стоимость подбора донора на секвенаторе в 2−2,5 раза ниже, чем нынешним способом.

— Также в планах у Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга повысить мощность отделения трансплантации костного мозга: увеличить количество ламинарных боксов с 7 до 20. Представляете, насколько можно увеличить продуктивность? Нет ничего ценнее, чем жизнь человека, и все наши усилия, как и медицины в целом, должны быть направлены на ее сохранение.

Как происходит поиск донора костного мозга и что нужно знать тому, кто решил им стать

С тех пор как в медицине стали применять технологии трансплантации стволовых клеток, у пациентов с диагнозами, ранее считавшимися приговором, появился шанс на полноценную жизнь. В каких случаях не обойтись без операции, как происходит поиск донора костного мозга и что нужно знать тому, кто решил им стать? Об этом мы побеседовали с заведующей отделением трансплантации костного мозга РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии кандидатом медицинских наук Ниной Минаковской. 

– Нина Вячеславовна, при каких диагнозах показана трансплантация стволовых клеток?


– На первом месте стоят острые лейкозы – злокачественные заболевания крови. На втором – врожденные иммунодефициты, из-за которых прежде дети погибали на первом году жизни, а сегодня с помощью трансплантации мы можем спротезировать неработающую иммунную систему. Еще один диагноз – врожденная апластическая анемия, которая раньше приводила к стопроцентной летальности. Сейчас же при наличии родственного совместимого донора назначается пересадка костного мозга, после которой показатели выживаемости детей превышают 90 процентов. 

В среднем мы проводим 70-80 трансплантаций в год, из них около 30 аллогенных, когда стволовые клетки пересаживаются от донора – родственника либо чужого человека. 

– Как происходит поиск донора?

– Лечащий врач поднимает вопрос на комиссии по трансплантации, и если есть показания, начинается поиск донора. В первую очередь делается HLA-типи­ро­вание всей семьи. В очень редких случаях подходят родители, а самыми идеальными донорами могут стать родные брат или сестра. Если они не подошли, отправляем запрос в «Единый регистр трансплантации», в котором находится информация о более чем 55 тысячах потенциальных донорах гемопоэтических стволовых клеток. Когда нет подходящего кандидата ни в нашей стране, ни в России, обращаемся в немецкий регистр, где содержатся данные о восьми миллионах человек. Там мы находим до 70 процентов подходящих доноров.

– Сколько времени на это уходит?

– Поиск донора занимает минимум два месяца. Трансплантация – достаточно сложная процедура и в организационном плане, и для пациента. Чтобы подготовиться к пересадке, надо перенести тяжелую химиотерапию либо тотальное облучение тела. 

Немало времени занимает процесс приживления пересаженных клеток. Донорская иммунная система созревает в организме в течение года, и пациенту нужно соблюдать строгие правила. 

Но все это оправданно, и трансплантологию не случайно называют терапией спасения: для тяжелобольных – это шанс вернуться к полноценной жизни. 

– А через что проходит донор?

– Есть два источника трансплантата – костный мозг и периферические стволовые клетки. Забор костного мозга происходит под общей или спинальной анестезией: два врача из задней подвздошной кости специальными иглами набирают костный мозг. Максимально допус­тимый и безопасный объем забирае­мого материала – 20 мл на килограмм веса донора. Побочным эффектом может быть дефицит железа крови (это исправляется диетой и препаратами) и небольшая боль в области проколов, которая проходит на следующий день.

Если мы берем трансплантат из периферической крови, то предварительно несколько дней вводим донору колониестимулирующие факторы – гормоны, отвечающие за образование клеток в костном мозге. А дальше донор идет на аферез: сепаратор проворачивает кровь, собирая стволовые клетки в отдельную емкость. В этом случае человек может ощущать слабость и гриппоподобное состояние, но симптомы быстро исчезают. 

– О чем важно знать, решаясь на такой шаг?

– Нужно быть ответственным и понимать, что ваши клетки могут понадобиться любому пациенту. Да, вы имеете право отказаться от донорства, но лучше это сделать сразу, чтобы врачи успели найти другого кандидата. Быть донором гемопоэтических стволовых клеток – это не страшно, не больно и безопасно для здоровья. Но самое главное – вы можете спасти жизнь человека. 


Без лишних раздумий 

Чуть меньше года назад врач-педиатр 19-й детской поликлиники Минска Владислав Полещук стал донором стволовых клеток: 


– Когда учился в БГМУ, нам предложили сдать кровь и пополнить реестр доноров – вдруг кому-то понадобится помощь? А прошлой весной рано утром раздался звонок: мне сообщили, что мой фенотип подошел реципиенту и нужно провести дополнительные исследования. Конечно, я сразу согласился. 

Владислав не бравирует – недели две он волновался. Но страх прошел после обследования: 

– Убедившись, что я подхожу реципиенту, врачи положили меня в палату и в течение нескольких дней с утра вводили препарат, увеличивающий число нужных клеток. Когда их стало достаточно, меня взяли на операцию: присоединили катетеры, и четыре часа аппарат качал кровь, отбирая из нее стволовые клетки. Это не больно, просто нужно долго лежать. Трансплантат отвезли в РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии, пересадили реципиенту.

Из больницы донора выписали достаточно быстро:

– Сразу после процедуры чувствовал слабость, но она прошла через два часа. Сутки меня понаблюдали и отпустили домой. А еще через день я пошел играть в футбол. 

Кому именно он помог, Владислав не знает:

– Это медицинская тайна. Известно только, что реципиент – мальчик. Спустя две недели я поинтересовался, как ребенок себя чувствует. Мне ответили, что трансплантация прошла хорошо, но о результатах можно судить только спустя длительное время. 

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Анна Харькова, инженер-проектировщик, Минск:


– Донорство – дело благородное, и я искренне восхищаюсь людьми, которые готовы помочь другим победить тяжелую болезнь. Но мне кажется, из-за отсутствия подробной информации в обществе складывается мнение, что сдача стволовых клеток и костного мозга – сложная и опасная процедура. Даже прививки от гриппа многие боятся делать, опасаясь последствий для организма. Что уж говорить о более серьезных манипуляциях, которые предстоит пройти потенциальному донору. Если бы чаще рассказывали о том, как происходит изъятие стволовых клеток, что для этого не всегда нужно делать общий наркоз, а здоровье не подвергнется большому риску, то добровольцев стало бы больше. Подобную социальную рекламу надо размещать в поликлиниках, университетах, на предприятиях. У нас много неравнодушных людей, которые помогают другим, участвуют в волонтерских проектах или перечисляют деньги на благотворительный счет. Но не каждый знает, что можно спасти ребенка или взрослого, поделившись стволовыми клетками. Да, вероятность, что фенотип подойдет реципиенту, не так высока. Но пусть лучше такой шанс будет. 

КСТАТИ

Чтобы попасть в регистр доноров, нужно позвонить по телефону (017) 277–18–22 и в назначенный день прийти по адресу: Минск, ул. Семашко, 8. Во время сдачи крови пациент дает согласие на использование данных при подборе донора. При полном совпадении с фенотипом реципиента назначают дополнительные обследования и в случае положительного результата на несколько дней госпитализируют в стационар. За сдачу стволовых клеток положены больничный лист и денежная компенсация на восстановление здоровья.

[email protected]

Трансплантация костного мозга — Республиканский научно-практический центр детской онкологии, гематологии и иммунологии

Стоимость проведения трансплантации костного мозга В Центре проводятся все виды трансплантаций гемопоэтических стволовых клеток (аллогенные, гапло и ко-трансплантации мезенхимальных стволовых клеток).

Скачать прейскурант 


































1. Стоимость проведения обследования
  кол-во цена, дол. США итого, дол. США
Консультация 2 50 100
Прием врача(первичный), включая узких специалистов 4 30 120
Прием врача(повторный) 3 17 51
Лабораторно-диагностические исследования     4665
Расходные материалы     64
итого     5000
2. Стоимость проведения ауто трансплантации костного мозга
  кол-во к/дней цена, дол. США итого, дол. США
Пребывание на лечении      
в отделении трансплантации костного мозга 20 200 4 000
в стационарном отделении 30 100 3 000
в отделении дневного пребывания 30 25 750
Лабораторно-диагностические исследования     8 200
Медикаменты     23 250
Расходные материалы     800
итого     40 000
       
3. Стоимость проведения родственной трансплантации костного мозга 
  кол-во к/дней цена, дол. США итого, дол. США
Пребывание на лечении      
в отделении трансплантации костного мозга

40

200

8 000

в стационарном отделении

30

100

3 000

в отделении дневного пребывания

50

25

1 250

Лабораторно-диагностические исследования    

22 700

Медикаменты    

32 450

Расходные материалы    

2 600

итого    

70 000

       
4. Стоимость проведения неродственной трансплантации костного мозга 
  кол-во к/дней цена, дол. США итого, дол. США
Пребывание на лечении      
в отделении трансплантации костного мозга

40

200

8 000

в стационарном отделении

30

100

3 000

в отделении дневного пребывания

50

25

1 250

Лабораторно-диагностические исследования    

22 700

Медикаменты    

32 450

Расходные материалы    

2 600

Поиск и доставка костного мозга     20 000
итого    

90 000

*При необходимости, дальнейшее лечение и наблюдение после выполненной трансплантации свыше четырех месяцев в Центре, требует дополнительной оплаты . Ориентировочная стоимость данного лечения составляет от 55 000,0 долларов США. Стоимость лечения не является фиксированной и может изменяться в ходе лечения. Стоимость определяется количеством дней, проведенных в стационаре, объемом необходимого обследования, использованных медикаментов для профилактики и лечения осложнений, веса пациента. В случае уменьшения стоимости лечения, Центр гарантирует возврат денежных средств.

почему белорусы боятся донорства костного мозга?

Многим из нас приходилось видеть объявления о сборе средств на лечение ребенка, больного лейкозом.

Счет обычно идет на дни, а суммы, которые нужно собрать для лечения, астрономические – 200 тысяч долларов, 300 тысяч долларов…

А ведь спасти этого ребенка можно было бы в Беларуси и совершенно бесплатно для семьи. Но так везет не всем.

Быть донором не больно

Лейкоз входит в число заболеваний, которые можно вылечить пересадкой костного мозга. Но найти этого самого донора – задача не из простых. Во много потому, что донорство костного мозга в нашей стране практически не развито. К примеру, в соседней Польше в регистре потенциальных доноров значится 1,5 миллиона имен, а у нас – немногим больше 56 тысяч.

©
Sputnik / Виктор Толочко

Заместитель директора по гематологии Минского научно-практического центра хирургии, трансплантологии и гематологии Анатолий Усс

Но и это еще не значит, что можно спасти 56 тысяч больных. Найти «генетического близнеца» человека крайне сложно. В первую очередь врачи проверяют на совместимость братьев или сестер больного. Но даже в таких случаях совместимость возможна в 20-25% случаях.

Если же чуда не произошло, искать донора приходится среди чужих людей. И если бы база потенциальных доноров в Беларуси выросла до стратегической отметки в 100 тысяч добровольцев, найти своего оказалось бы проще.

«При том, что географическая составляющая в этом деле играет не последнюю роль, вероятность поиска донора среди оригинальной популяции, где ты живешь, намного выше», – рассказывает Sputnik Анатолий Усс, заместитель директора по гематологии Минского научно-практического центра хирургии, трансплантологии и гематологии.

©
Sputnik / Владимир Трефилов

Стать донором костного мозга можно, просто сдав кровь — это практически безболезненная процедура

Сдавать материал для донорства на самом деле не больно. Многие ошибочно путают костный мозг и спинной, пункция которого действительна неприятна.

Донорство костного мозга выглядит как сдача крови. Вы приходите в центр переливания крови, заполняете форму о согласии стать донором. Для того, чтобы внести вас в базу, нужно сделать ДНК-типирование. Для вас это выглядит как обычный анализ крови. И все. Вам могут так никогда и не позвонить, потому как ваш «генетический близнец» не отыскался среди больных. Но, возможно, вы спасете чью-то жизнь.

©
Sputnik / Виктор Толочко

Минский Центр хирургии, трансплантологии и гематологии

Интересный факт. После пересадки костного мозга у больного и донора кровь становится идентичной. Меняется даже ее группа. Так что в этом мире на одного человека, которому вы могли бы сказать: «Мы с тобой одной крови», стане больше.

Почему это происходит? Костный мозг – это губчатая ткань, которая находится внутри крупных костей. Здесь много стволовых клеток, которые генерируют клетки крови – эритроциты, лейкоциты и тромбоциты.

©
Sputnik / Владимир Трефилов

После пересадки костного мозга у больного и донора кровь станет идентичной

Если человек болен, то и эта ткань нездорова. Поэтому перед трансплантацией больной проходит курс химиотерапии, которая уничтожает полностью его костный мозг. Затем ему переносят донорский материал во время обычного переливания крови.

Для того, чтобы клетки закрепились, нужно 2-3 недели. Для больного это сложный период, ведь его иммунитет был убит, а значит, он беспомощен перед вирусами. Поэтому на это время его помещают в капсулу, говоря медицинским языком, т.е. палату со суперстерильными условиями.

Кроме вирусов, с ним могут случиться другие неприятности в виде болезни «трансплантата против хозяина», когда донорский костный мозг считает некоторые ткани больного вражескими и нападает на них.

©
Sputnik / Виктор Толочко

Так выглядят ламинарные боксы, в которых осуществляется пересадка костного мозга

Если же костный мозг приживается, он начинает вырабатывать те же клетки крови, что и у донора. А вы обретаете кровного близнеца.

Для больного трансплантация проходит куда сложнее, чем для донора.

Некоторых пугает еще то, что перед забором добровольцу вводят препарат, который стимулирует выброс стволовых клеток из костного мозга в кровь. Однако мировая практика доказала – поводов для беспокойства нет. На 1 миллион трансплантаций не было ни одного случая, когда у донора возникали осложнения, поясняет Анатолий Усс.

Всего 13 пересадок

В США донорство костного мозга поставлено на поток. Здесь больше всего доноров в мире – более 10 миллионов. Лидером в Европе является Германия, где в регистре состоит более 9 миллионов человек.

©
Sputnik / Виктор Толочко

Донором костного мозга может стать здоровый человек не пенсионного возраста, объясняет Анатолий Усс

У нас – 56 517 потенциальных доноров. За последние пять лет проведено 13 пересадок костного мозга от белорусских доноров больным белорусам.

Почему так происходит? Начнем с того, что Беларусь занимается такой практикой не так уж давно. Гигантами в этой сфере можно считать США и Японию, где в 60-70-х годах проходили первые исследования.

В 1991 году японская делегация посетила Беларусь.

«И это совпало с получением нами независимости. А что такое независимость? Это ответственность. Москва перестала принимать наших пациентов, а там только-только начинали внедрять эти технологии (по пересадке костного мозга – Sputnik.). Японцы серьезно напугали нас рассказами о том, какие изменения со здоровьем людей произошли у них после Хиросимы и Нагасаки. Чего ждать после Чернобыля – никто не знал. Ни денег, ни возможностей у нас тогда не было. И тут на помощь пришел немецкий Красный Крест. Он решил профинансировать решение этого вопроса на 50%. Остальное – госбюджет. Цена вопросы была, сегодня смешно сказать, около шести миллионов немецких марок», – вспоминает Анатолий Усс.

©
Sputnik / Виктор Толочко

В отделение могут попасть далеко не все — здесь важна стерильность

Эти деньги пошли на закупку оборудования. В Минске в 9-й больнице полностью переоснастили отделение. В 1993 году медики выполнили первую пересадку костного мозга.

С тех пор было проведено более двух тысяч пересадок. Сегодня около 20% пациентов составляют иностранцы. За 2018 год они заплатили 2,3 миллиона долларов за услуги. Но все эти деньги ушли на нужды центра.

Благотворительность и новый корпус

Манипуляции с костным мозгом – удовольствие не из дешевых.

Стоимость ДНК-теста, который проводят донору для занесения в базу – 100-200 долларов. И это не считая саму трансплантацию. Если донора в стране найти не удалось, запрос отправляют за рубеж, что тоже оплачивают из бюджета. А это 20 тысяч долларов.

©
Sputnik / Виктор Толочко

Костный мозг хранится в условиях криоконсервации

«Во всем мире финансирование этой программы берут на себя фонды. Проводятся благотворительные концерты и соревнования. Частично используется бюджет страны. У нас же пока финансирование – только из бюджета. Причем – из городского. И я не видел еще ни одного выступления артиста или спортсмена. Но это не мы должны решать. У нас другие задачи», – говорит доктор медицинских наук.

Отделение трансплантации находится в бывшей 9-й больнице, которая сегодня – Центр хирургии, трансплантологии и гематологии. В нем есть семь палат-капсул для пациентов после пересадки.

©
Sputnik / Виктор Толочко

На базе Центра находится единственный в стране банк пуповинной крови

Уже подготовлена проектная документация на строительство нового корпуса, который собираются разместить во дворе центра.

«Здесь дополнительно будут еще 20 ламинарных боксов для пациентов после трансплантаций. Это почти в три раза увеличит пропускную способность», – отмечает Анатолий Усс.

Новый корпус позволит не только принимать больше белорусов, но и развивать экспорт услуг, доходы от которых пойдут, в том числе, и на развитие регистра.

©
Sputnik / Виктор Толочко

Проектная документация на строительство нового корпуса, в котором разместится центр трансплантации костного мозга, уже подготовлена

Но самым главным компонентом, без которого ситуация не станет лучше, являются сами люди. Понятно, что мы не так к этому привыкли, как в США, но потенциал есть.

Когда только открылось отделение, Анатолий Усс проводил опрос среди студентов в одном из вузов. Тогда стать донорами согласились 10% человек. Сейчас около 90% белорусов говорят, что были бы не против помочь другому.

Но как в любом деле, тут важно соблюдать гармонию. Медики против так называемой «кампанейщины» в донорстве, при которой людей принуждают «к добру» на работе, к примеру.

«Мы не заинтересованы в том, чтобы где-нибудь в воинской части командир построил на плацу солдат и сказал им: всем стать донорами. Почему? Через время солдат демобилизовался, и он уже не хочет быть донором. А мы потратили от 100 до 200 долларов на работу с его кровью. Поэтому если человек искренне не хочет вступить в этот регистр, лучше его не заставлять», – поясняет профессор.

©
Sputnik / Виктор Толочко

В отделении трансплантации костного мозга Центра хирургии, трансплантологии и гематологии

Донором костного мозга тоже может стать не каждый. Это должен быть здоровый человек не пенсионного возраста. Медики говорят о желательном возрастном пороге до 40 лет. В остальном действуют те же требования, что и при донорстве крови.

Справка Sputnik. Чаще всего пересадка костного мозга применяется при лейкозе, анемии, неходжкинской лимфоме и других заболеваниях. Кстати, сегодня такая трансплантация – самая дорогая в мире. Она дороже пересадки сердца, других органов и тканей.

Тем, кто захочет стать донором костного мозга, следует обращаться в региональные отделения переливания крови.

Белорусов призвали стать донорами костного мозга

Регистр доноров костного мозга создан в Беларуси. Стать донором — сдать кровь в республиканский банк и, возможно, спасти чью-то жизнь — может каждый.

С февраля 1994 года, когда в Беларуси начали применять технологию пересадки костного мозга, было проведено более 900 таких процедур.

«В Беларуси проблема болезней крови обострилась после аварии на Чернобыльской АЭС. Отделение трансплантации костного мозга было создано, чтобы бороться с последствиями аварии, и открылось при 9-й городской клинической больнице Минска в 1993 году», — отметил руководитель Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга Анатолий Усс на пресс-конференции в Минске 22 февраля.

Трансплантация костного мозга является единственным методом лечения для ряда заболеваний, например, для хронического или острого миелобластного лейкоза, миелодиспластического синдрома, врожденных иммунодефицитных состояний и других. Именно пересадке костного мозга обязаны жизнью пациенты с некоторыми видами рака крови, которые ранее считались безнадежными.

В 2011 году количество пересадок костного мозга в Беларуси уменьшилось: взрослым было проведено 100 пересадок против 122 в 2010 году. В прошлом году также было проведено 70 пересадок костного мозга детям. Абсолютное большинство пересадок были родственными. Только одному человеку в 2011 году и четверым в 2010-м сделали пересадку от неродственного донора.

Если не удается найти донора в Беларуси, белорусские врачи обращаются в донорские регистры Европы. Каждая трансплантация в таком случае обходится бюджету в сумму порядка 20 тысяч евро. Эти деньги платятся за различные исследования, связанные с трансплантацией, хранение материала и его транспортировку.

В прошлом году в Республиканском центре гематологии и пересадки костного мозга было проведено шесть пересадок гражданам Украины, России, Казахстана, стоимость услуги для которых у нас составляет около 100 тысяч евро. Гражданам Беларуси процедура делается за счет бюджета. Для сравнения, средняя цена такой операции в странах Европы — около 200 тыс. евро, а в США — 450 тыс. долларов.

Как выглядит Беларусь в области пересадки костного мозга на фоне европейских стран?

В настоящее время показатель нашей страны — 179 пересадок на 10 млн. населения. Это соответствует уровню для большинства стран Восточной Европы и в тоже время гораздо больше, чем в соседних России и Украине, где этот показатель составляет около 10 на 10 млн. жителей. Однако до стран Западной Европы, где делают около 400 пересадок костного мозга на 10 млн. жителей, мы пока недотягиваем.

Основная проблема — в донорах. Родственные доноры находятся не всегда, а неродственных найти еще сложнее. Сейчас в листе ожидания, который постоянно обновляется, находится 300-400 человек. При этом, утверждает Анатолий Усс, вовсе не кризис виноват в том, что не всем оперативно делают операцию.

По словам специалиста, пересадка костного мозга не проводится всем нуждающимся «только из-за отсутствия доноров, а не по экономическим или организационным причинам».

Как отмечают медики, шансы на выздоровление заметно выше у тех, кто не единственный ребенок в семье, так как братья и сестры могут выступить в качестве донора.

«В случае болезни ребенка врачи советуют заводить второго ребенка», — отмечает Анатолий Усс. По его словам, «вторые роды могут спасти первому ребенку жизнь. Чем больше детей в семье, тем легче найти донора. Если в семье пять деток, как правило, мы всегда находим донора». Другое дело, что таких семей в Беларуси очень мало.

Для решения проблемы нехватки доноров в Беларуси создан республиканский регистр доноров костного мозга — электронная база данных с информацией о генотипе каждого потенциального донора. В регистр уже внесены сведения о более чем четырех тысячах человек.

Заведующий отделом клеточных трансплантатов Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга Игорь Искров подчеркнул, что каждый из потенциальных доноров обследован, юридически оформлен и готов в случае необходимости сдать кровь для получения костного мозга. Процедура безболезненная и безопасная для донора, подчеркнул медик. К слову, персонал центра также в большинстве своем входит в число потенциальных доноров костного мозга.

Медикам теперь для поиска донора достаточно обратиться к базе, сравнив соответствующие медицинские показатели реципиента и потенциального донора. Однако трансплантаций с использованием входящих в регистр доноров пока еще не было.

Как отметил Игорь Искров, для эффективного функционирования банка доноров в нем должно быть зарегистрировано около 20 тысяч человек. Но на пути расширения банка данных есть два препятствия — неактивность населения в желании стать донорами костного мозга и отсутствие у лабораторий возможности обследовать значительное количество доноров.

Анатолий Усс отметил, что возможности Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга «ограничены и позволяют ежедневно принимать 15 потенциальных доноров». К тому же, исследование крови потенциальных доноров — типирование — дорогостоящая процедура. В настоящее время в центре гематологии и пересадки костного мозга ожидают поступление нового оборудования для лабораторий, которое, считает Анатолий Усс, «увеличит наши возможности на порядок».

В мировом регистре доноров костного мозга содержится информация о 14 млн. доноров. Все эти люди — добровольцы, готовые безвозмездно стать донорами костного мозга. «Донор костного мозга безвозмездно отдает часть своего костного мозга другому, чтобы подарить жизнь», — отметил Анатолий Усс.

Медики считают, что в обществе необходимо пропагандировать донорство костного мозга и призывают желающих стать донорами обращаться в Республиканский центр гематологии и пересадки костного мозга. 

Для любого общества важно, сказал главный внештатный гематолог Минздрава, чтобы люди хотели помогать друг другу. Пока же в Беларуси чаще всего люди задумываются о проблеме донорства, когда с ними или их близкими случается беда и им самим нужна помощь.

«Количество раковых клеток может удваиваться ежедневно». Интервью с гематологом

В 1990 году американский врач Эдвард Донналл Томас получил Нобелевскую премию по медицине за первую в мире трансплантацию костного мозга при лечении лейкемии. А уже через три года подобную операцию впервые выполнили в Беларуси. За прошедшее время технологии клеточной пересадки шагнули далеко вперед. Как теперь обстоит дело с лечением таких заболеваний, как лейкемия, в Беларуси? Растет ли в нашей стране количество пациентов с подобными диагнозами? Об этом и многом другом мы поговорили с заведующим отделом клеточных трансплантатов Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга на базе 9-й городской клинической больницы г. Минска, кандидатом медицинских наук Игорем Искровым.

— Игорь Александрович, об успехах Беларуси в трансплантации органов общественности известно хорошо. А вот о клеточных трансплантационных технологиях знают преимущественно только специалисты. Что это за направление в гематологии и для чего применяется?

— Основное отличие заключается в том, что пациенту при проведении трансплантации клеток от другого человека (так называемой аллогенной трансплантации) пересаживается не только система кроветворения, то есть стволовые кроветворные клетки костного мозга, но и иммунная система, которая формируется из этих клеток. Изначально такие операции проводились для страдающих лейкозом пациентов. Своеобразный «золотой стандарт» в нашей работе, то есть заболевание, при котором трансплантация костного мозга выполнялась чаще всего, — это хронический миелоидный лейкоз, который раньше считался неизлечимым. В настоящее время на первый план выступают другие болезни: острые лейкозы, миелодиспластические синдромы, неходжкинские лимфомы и болезнь Ходжкина в 4-й стадии. К этой когорте еще присоединились детские заболевания, например врожденные иммунодефициты.

Самая большая сложность в проведении клеточной трансплантации — поиск донора. Дело в том, что семьи в Беларуси, да и вообще в Европе, обычно малочисленны. Поэтому подобрать человека, совместимого не только по крови, но и по тканям, достаточно трудно. Шанс подобрать нужный материал в семье из четырех человек — меньше 25 процентов. Раньше это было главным ограничением для проведения трансплантаций. Предположим, в семье не нашли донора — это сразу же сужало пространство для маневра. Оставался последний вариант — искать нужный материал за рубежом (нам был доступен, к примеру, регистр доноров Германии). Однако в последнее время Министерство здравоохранения вложило достаточно большие средства в создание нашего собственного Национального регистра доноров гемопоэтических стволовых клеток (ГСК). Регистр — это действенный инструмент, и с его помощью мы уже выполнили семь трансплантаций от доноров из Беларуси.

— Расскажите подробнее о регистре. Что необходимо, чтобы стать донором костного мозга?

— В 2009 году мы начали создавать городской регистр доноров ГСК на базе 9-й городской клинической больницы. Нам помогла компания EPAM Systems, которая создала программное обеспечение для автоматического подбора доноров, так как вручную сравнить десятки цифр по тысячам позиций просто нереально. Сегодня в нашем регистре около 50 тысяч доноров, а это огромные массивы информации. Кстати, первого человека для выполнения неродственной трансплантации в пределах Беларуси нам подобрал именно компьютер.

Существует два пути попадания в регистр. Первый — для тех, кто является постоянным донором крови. Это мотивированные люди, понимающие важность того, что они делают. Кроме того, они уже обследованы, нам проще с ними работать. Со всеми сегодня беседуют в пунктах приема крови, предлагая вступить в ряды доноров ГСК. Однако мы уже практически исчерпали этот ресурс пополнения базы данных — примерно 75 процентов доноров крови вовлечены в регистр. И сейчас мы активно продвигаем второй путь: когда человек впервые в жизни сдает кровь, он еще попадает и в регистр доноров ГСК, если дает согласие в случае необходимости пожертвовать свои стволовые клетки. Кроме того, мы постоянно работаем с неорганизованным контингентом, например студентами и военнослужащими.

Для того, чтобы попасть в базу данных регистра, необходимо обратиться в кабинет городского регистра доноров ГСК в 9-й городской клинической больнице и сдать кровь. Сейчас мы активно разрабатываем нормативную базу для работы с неорганизованными группами потенциальных доноров, которая упростит процедуру по привлечению новых людей, в том числе и в регионах республики.

— Безопасна ли процедура забора стволовых клеток для доноров?

— Для проведения неродственных трансплантаций ГСК в качестве источника стволовых клеток мы используем периферическую кровь (ту, которая циркулирует по сосудам вне кроветворных органов) и значительно реже костный мозг. Процедура забора стволовых клеток из периферической крови абсолютно безопасна для донора и проводится в автоматическом режиме с использованием сепараторов крови.

«Чистая комната» — помещение, где находятся пациенты с подавленным иммунитетом. Специальные устройства очищают воздух до состояния, близкого к стерильному. Похожая аппаратура работает, к примеру, на МКС

—  Часто ли у белорусов диагностируют рак крови?

— Заболеваемость острыми формами лейкоза и хроническим миелоидным лейкозом в нашей стране не отличается от соответствующих показателей в странах Западной Европы. Единственное, что мы отмечаем в последнее время, — рост заболеваемости множественной миеломой (злокачественной опухолью из плазматических клеток крови). Это происходит, вероятнее всего, вследствие урбанизации — городская среда и образ жизни провоцируют развитие болезни. Отмечу еще парадоксальную вещь: это также и следствие роста продолжительности жизни, так как обычно множественная миелома — болезнь пожилых людей.

При этом необходимо понимать, что клеточная трансплантация — одна из наиболее технологичных и наукоемких специальностей в медицине. Мы находимся в авангарде медицины, и нашими наработками впоследствии пользуются и органные трансплантологии и врачи других специальностей. Именно у нас отрабатывается лечение многочисленных осложнений: бактериальных, вирусных, грибковых, реакций «трансплантат против хозяина» и прочих. Клеточная трансплантология является своеобразным «плацдармом», где испытываются высокие технологии, которые потом применяют во всей медицине. Поэтому развитие данного направления в Беларуси жизненно необходимо.

— Как обычно диагностируются подобные заболевания?

— Большинство методов диагностики основано на человеческом факторе. Ведь аппаратура, которая используется при проведении анализов, не выдает нам результат вроде «пациент здоров» или «пациент болен». В большой степени точность постановки диагноза зависит от способности доктора свести воедино и интерпретировать множество данных.

Фундаментом для диагностирования гематологических заболеваний является общий анализ крови. Задача врача — трактовать полученные данные таким образом, чтобы в случае необходимости иметь основания для более подробной диагностики. Предположим, у пациента повышенный уровень лейкоцитов. Это далеко не всегда означает, что он болен лейкозом. Возможно, просто перенес вирусную инфекцию, и такая реакция — временная. Вот тут и заключается самый сложный момент. Если пациент вызывает подозрения, нужно предложить ему дополнительно обследоваться через несколько дней. Однако и тут есть проблема — загруженность наших поликлиник. Нередко врачи просто направляют человека к гематологу, а там прием пациентов уже расписан на долгий срок. В итоге пациент игнорирует визит. Над решением данного вопроса еще необходимо работать.

— Если чувствуешь себя хорошо, в дополнительных проверках смысла нет?

— Совершенно верно. Нужно просто не игнорировать сдачу общего анализа крови и обязательно обследоваться у гематолога в том случае, если лечащий врач к нему направил.

Тем более что те же острые лейкозы распознать оперативно очень трудно. У молодых людей опухолевая масса удваивается фактически ежедневно. При этом в анализе крови «плохих» клеток не видно, так как большая их часть остается в костном мозге. Врач может что-то заметить, если в организме их скопилось уже порядка килограмма. К сожалению, даже если сдавать анализы каждый день, предупредить развитие многих гематологических заболеваний невозможно.

Что же касается вопроса профилактики онкогематологических заболеваний, то это только здоровый образ жизни — других рекомендаций нет.

— Как вообще обстоит ситуация с онкогематологическими заболеваниями в Беларуси? Являются ли они излечимыми?

— Здесь нужно четко разграничивать случаи. К примеру, если у пациента хронический лимфолейкоз и он возник в пожилом возрасте, то с вероятностью 95 процентов этот человек умрет от какой-то другой патологии, условно говоря, «от старости». Некоторые виды этой болезни не лечатся никогда, пациенты просто с ними живут. У молодых людей шансов выздороветь, естественно, больше. У некоторых наших пациентов уже есть дети и скоро будут внуки.

Если говорить о реальной клинической практике, то с 2005 по 2009 год в нашем центре при диагностировании множественной миеломы выживаемость в течение пяти лет после обнаружения заболевания составляла 22,3 процента. Прошло всего пять лет — и этот показатель уже вырос до 32,5 процента. А если говорить о пациентах трудоспособного возраста, то мы уже имеем цифру 45 процентов. И все это за счет оказания квалифицированной помощи. В настоящее время появились новые высокоэффективные препараты для лечения гематологических патологий, что позволяет рассчитывать на дальнейший рост выживаемости пациентов. Заболевания крови — это точно не приговор. Другое дело, что лечение требует мужества от самого человека и постоянной поддержки со стороны близких ему людей.

Есть еще такое понятие — летальность, связанная с трансплантацией. Оценивается она по первым 100 дням после операции: выживет пациент или нет. Так вот, в Беларуси такая смертность даже ниже, чем в большинстве стран Западной Европы.

Отмечу также, что трансплантация костного мозга — это не всегда панацея. Обычно мы выполняем ее, чтобы закрепить результат первичной терапии. В прошлом году в нашем центре было проведено 18 аллогенных трансплантаций. В пересчете на 10 миллионов человек это хороший показатель. В детском онкогематологическом центре за тот же период провели 30 операций (у детей больше показаний к трансплантации костного мозга и гораздо больше шансов на успешность операции).

— Какие препараты для фармакологической поддержки трансплантации доступны в Беларуси?

— В этом плане у нас очень либеральное законодательство, поэтому ограничений нет никаких. Все препараты, официально зарегистрированные в республике, доступны для использования. У нас появился целый ряд новых современных препаратов, которые используются при подготовке пациента к трансплантации, то есть выводят его в ремиссию. К примеру, только в последние годы зарегистрированы децитабин, бортезомиб, леналидомид, нилотитниб и так далее. Это современные и качественные препараты, которые обеспечивают высокий уровень помощи пациентам.

— Как Беларусь выглядит в плане развития клеточных технологий в сравнении со своими соседями?

— Тут играет большую роль один важный фактор: с прошлого года в России использование клеточных технологий в медицинской практике ограничено, на период разработки закона по регулированию клеточной трансплантологии. Поэтому в плане клинического использования клеточных технологий мы ушли далеко вперед. Хотя сегодня вместе с российскими коллегами работаем над фундаментальной научной программой «Стволовая клетка», в рамках которой оба государства финансируют научные исследования, а клинические испытания полученных наукой результатов будут проводиться в Беларуси.

По сравнению со странами Западной Европы мы, объективно говоря, по большинству показателей не уступаем их клиникам, а в чем-то их даже опережаем.



СООО «НАТИВИТА» УНП 391002753

Белорусов призвали стать донорами костного мозга

News 112С февраля 1994 года, когда в Беларуси начали применять технологию пересадки костного мозга, было проведено более 900 таких процедур.

«В Беларуси проблема болезней крови обострилась после аварии на Чернобыльской АЭС. Отделение трансплантации костного мозга было создано, чтобы бороться с последствиями аварии, и открылось при 9-й городской клинической больнице Минска в 1993 году», — отметил руководитель Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга Анатолий Усс на пресс-конференции в Минске 22 февраля.

Трансплантация костного мозга является единственным методом лечения для ряда заболеваний, например, для хронического или острого миелобластного лейкоза, миелодиспластического синдрома, врожденных иммунодефицитных состояний и других.

Именно пересадке костного мозга обязаны жизнью пациенты с некоторыми видами рака крови, которые ранее считались безнадежными.

В 2011 году количество пересадок костного мозга в Беларуси уменьшилось: взрослым было проведено 100 пересадок против 122 в 2010 году. В прошлом году также было проведено 70 пересадок костного мозга детям. Абсолютное большинство пересадок были родственными.

Только одному человеку в 2011 году и четверым в 2010-м сделали пересадку от неродственного донора.

Если не удается найти донора в Беларуси, белорусские врачи обращаются в донорские регистры Европы. Каждая трансплантация в таком случае обходится бюджету в сумму порядка 20 тысяч евро. Эти деньги платятся за различные исследования, связанные с трансплантацией, хранение материала и его транспортировку.

В прошлом году в Республиканском центре гематологии и пересадки костного мозга было проведено шесть пересадок гражданам Украины, России, Казахстана, стоимость услуги для которых у нас составляет около 100 тысяч евро. Гражданам Беларуси процедура делается за счет бюджета. Для сравнения, средняя цена такой операции в странах Европы — около 200 тыс. евро, а в США — 450 тыс. долларов.

Как выглядит Беларусь в области пересадки костного мозга на фоне европейских стран?

В настоящее время показатель нашей страны — 179 пересадок на 10 млн. населения. Это соответствует уровню для большинства стран Восточной Европы и в тоже время гораздо больше, чем в соседних России и Украине, где этот показатель составляет около 10 на 10 млн. жителей. Однако до стран Западной Европы, где делают около 400 пересадок костного мозга на 10 млн. жителей, мы пока недотягиваем.

Основная проблема — в донорах. Родственные доноры находятся не всегда, а неродственных найти еще сложнее. Сейчас в листе ожидания, который постоянно обновляется, находится 300–400 человек. При этом, утверждает Анатолий Усс, вовсе не кризис виноват в том, что не всем оперативно делают операцию.

По словам специалиста, пересадка костного мозга не проводится всем нуждающимся «только из-за отсутствия доноров, а не по экономическим или организационным причинам».

Как отмечают медики, шансы на выздоровление заметно выше у тех, кто не единственный ребенок в семье, так как братья и сестры могут выступить в качестве донора.

«В случае болезни ребенка врачи советуют заводить второго ребенка», — отмечает Анатолий Усс. По его словам, «вторые роды могут спасти первому ребенку жизнь. Чем больше детей в семье, тем легче найти донора. Если в семье пять деток, как правило, мы всегда находим донора». Другое дело, что таких семей в Беларуси очень мало.

Для решения проблемы нехватки доноров в Беларуси создан республиканский регистр доноров костного мозга — электронная база данных с информацией о генотипе каждого потенциального донора. В регистр уже внесены сведения о более чем четырех тысячах человек.

Заведующий отделом онкогематологии Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга Игорь Искров подчеркнул, что каждый из потенциальных доноров обследован, юридически оформлен и готов в случае необходимости сдать кровь для получения костного мозга. Процедура безболезненная и безопасная для донора, подчеркнул медик. К слову, персонал центра также в большинстве своем входит в число потенциальных доноров костного мозга.

Медикам теперь для поиска донора достаточно обратиться к базе, сравнив соответствующие медицинские показатели реципиента и потенциального донора. Однако трансплантаций с использованием входящих в регистр доноров пока еще не было.

Как отметил Игорь Искров, для эффективного функционирования банка доноров в нем должно быть зарегистрировано около 20 тысяч человек. Но на пути расширения банка данных есть два препятствия — неактивность населения в желании стать донорами костного мозга и отсутствие у лабораторий возможности обследовать значительное количество доноров.

Анатолий Усс отметил, что возможности Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга «ограничены и позволяют ежедневно принимать 15 потенциальных доноров». К тому же, исследование крови потенциальных доноров — типирование — дорогостоящая процедура. В настоящее время в центре гематологии и пересадки костного мозга ожидают поступление нового оборудования для лабораторий, которое, считает Анатолий Усс, «увеличит наши возможности на порядок».

В мировом регистре доноров костного мозга содержится информация о 14 млн. доноров. Все эти люди — добровольцы, готовые безвозмездно стать донорами костного мозга. «Донор костного мозга безвозмездно отдает часть своего костного мозга другому, чтобы подарить жизнь», — отметил Анатолий Усс.

Медики считают, что в обществе необходимо пропагандировать донорство костного мозга и призывают желающих стать донорами обращаться в Республиканский центр гематологии и пересадки костного мозга.

Для любого общества важно, сказал главный внештатный гематолог Минздрава, чтобы люди хотели помогать друг другу. Пока же в Беларуси чаще всего люди задумываются о проблеме донорства, когда с ними или их близкими случается беда и им самим нужна помощь.

Источник: www.moladz.org

Костный мозг — канал улучшения здоровья

Костный мозг — это губчатая ткань в полых центрах длинных костей человека. Это «фабрика» клеток крови. Здоровый костный мозг выпускает клетки крови в кровоток, когда они созревают и когда это необходимо.

Без костного мозга наши тела не могли бы производить белые клетки, необходимые для борьбы с инфекцией, красные кровяные тельца, необходимые для переноса кислорода, и тромбоциты, необходимые для остановки кровотечения.

Некоторые болезни и методы лечения могут разрушить костный мозг.Это оставляет человека неспособным производить новые клетки крови, необходимые для борьбы с инфекцией и выздоровления. В некоторых случаях лучшим лечением является пересадка костного мозга, подаренного другим человеком.

Болезни костного мозга

Костный мозг поражает ряд заболеваний, в том числе:

  • Лейкоз — рак крови, который начинается в костном мозге. Мы не знаем его точную причину. Симптомы включают анемию, синяки и носовые кровотечения. Лечение включает химиотерапию (лекарства) и лучевую терапию, а иногда и трансплантацию костного мозга от здорового совместимого человека
  • Ретикуло-клеточная саркома кости — злокачественная опухоль костного мозга, чаще встречающаяся у мужчин, чем у женщин.Симптомы включают боль и отек. Лечение включает лучевую терапию
  • Апластическая анемия — у человека прекращается выделение крови. Это происходит в основном у людей в возрасте от 15 до 30 лет. У человека может быть заболевание при рождении, или причиной могут быть определенные лекарства, химические вещества или радиация. Часто причина неизвестна. Симптомы включают слабость, жар и кожные кровотечения (кровотечения). Переливание крови может помочь какое-то время, но серьезно пострадавший человек может умереть, если ему не трансплантируют нормальный костный мозг
  • Дефектная иммунная система — некоторые дети рождаются с дефектной иммунной системой и не могут бороться с болезнью.Переливание крови может помочь, но в самых серьезных случаях человек реагирует только на пересадку костного мозга.

Процедура трансплантации костного мозга

При операции по трансплантации человек, получающий костный мозг (реципиент), лечится высокой дозой химиотерапии или лучевой терапии, чтобы разрушить больные клетки. Затем клетки донорского костного мозга вводятся в вену, как при переливании крови. Донорский костный мозг находит кости и оседает в полостях.

Донорство костного мозга может спасти жизнь другого человека. Доноры костного мозга подбираются с людьми, которым необходима трансплантация, чтобы выжить. Донор должен иметь тот же тип ткани, что и реципиент. Врачи могут проверить тип тканей человека с помощью простого анализа крови.

Как стать донором костного мозга

Если вас интересует сдача костного мозга, вы пойдете на собеседование, а затем сдадите образец крови для типирования ткани. Затем результат заносится в конфиденциальную компьютерную запись.Когда человеку нужна пересадка, несколько возможных доноров придут для дополнительных анализов крови, чтобы найти донора с наилучшим соответствием. На практике шанс быть выбранным в качестве донора относительно невелик.

Как и доноры крови, доноры костного мозга должны отвечать на конкретные вопросы, касающиеся риска передачи инфекции человеку, получающему донорскую кровь.

Соответствующие доноры и реципиенты костного мозга

Сдать костный мозг может любой человек в возрасте от 18 до 45 лет, здоровый и не болевший раком.Так же, как существует множество групп эритроцитов (известных как группы крови), существуют различные группы белых клеток (известные как типы тканей). Лучшее совпадение типа ткани обычно у члена семьи (брата или сестры). К сожалению, подходящего донора есть только у каждого четвертого человека.

Поскольку существует большое количество типов тканей, требуется очень большой реестр доноров (многие тысячи), чтобы найти подходящего донора для человека, не являющегося членом семьи.

Удаление костного мозга у донора

Донору вводят общий наркоз.Врач с помощью шприца извлекает костный мозг из тазовых костей донора. Это легко сделать без каких-либо повреждений, но донор может чувствовать некоторый дискомфорт в течение дня или двух.

Конфиденциальность доноров костного мозга

Австралийский реестр доноров костного мозга является конфиденциальным, и только Лаборатория типирования тканей сможет идентифицировать вас и ваш тип ткани.

Куда обратиться за помощью

Контент-партнер

Эта страница была подготовлена ​​после консультаций и одобрена:
Фонд борьбы с раком

Последнее обновление:
Август 2014 г.

Контент на этом веб-сайте предоставляется только в информационных целях.Информация о терапии, услуге, продукте или лечении никоим образом не поддерживает и не поддерживает такую ​​терапию, услугу, продукт или лечение и не предназначена для замены совета вашего врача или другого зарегистрированного медицинского работника. Информация и материалы, содержащиеся на этом веб-сайте, не предназначены для использования в качестве исчерпывающего руководства по всем аспектам терапии, продукта или лечения, описанных на веб-сайте. Всем пользователям настоятельно рекомендуется всегда обращаться за советом к зарегистрированному специалисту в области здравоохранения для постановки диагноза и ответов на свои медицинские вопросы, а также для выяснения того, подходит ли конкретная терапия, услуга, продукт или лечение, описанные на веб-сайте, в их обстоятельствах.Штат Виктория и Департамент здравоохранения и социальных служб не несут ответственности за использование любыми пользователями материалов, содержащихся на этом веб-сайте.

.

Сдайте кровь или костный мозг

Донорство крови или костного мозга может спасти жизнь больному раком крови.

О донорстве крови

Знаете ли вы, что одна треть донорских эритроцитов в Австралии используется для лечения людей, страдающих раком и другими заболеваниями крови?

Донорство крови буквально спасает жизнь многих людей с раком крови, таким как лейкемия, лимфома или миелома.

Сдача крови объемом 470 мл состоит из эритроцитов, плазмы и тромбоцитов, которые отделяются после сдачи крови. В среднем одному пациенту с острой лейкемией требуется девять единиц (2,25 литра) эритроцитов каждый месяц или 36 единиц (чуть более 1 литра) тромбоцитов в месяц.

В среднем одному пациенту требуется 18 человек для сдачи крови каждый месяц. Среднее время лечения лейкемии, лимфомы и миеломы составляет восемь месяцев, но может длиться годами.

Итак, отличный способ поддержать близкого человека и других людей, живущих с раком крови, — это сдать кровь.

Как сдать кровь

Чтобы сделать пожертвование или узнать больше, посетите веб-сайт Австралийского Красного Креста Lifeblood или позвоните по телефону 13 14 95.

Поскольку многие штаты Австралии ограничили несущественные мероприятия во время пандемии COVID-19, важно помнить, что донорство крови и плазмы остается жизненно важным, а ограничения на поездки и места проведения не мешают людям сдавать кровь.

См. Самую последнюю информацию о донорстве продуктов крови во время пандемии COVID-19 на веб-сайте Австралийского Красного Креста Lifeblood здесь.

От имени сообщества специалистов по раку крови в Австралии, пожалуйста, продолжайте сдавать кровь, если можете.

О донорстве костного мозга

Трансплантация костного мозга иногда может быть единственным вариантом лечения для людей с агрессивным раком крови.

Только каждый третий человек находит подходящего донора костного мозга в своей семье. Две трети полагаются на Австралийский регистр доноров костного мозга (ABMDR) или другие международные регистры, чтобы найти подходящего совпадения.

ABMDR — это список людей, которые зарегистрировались для донорства стволовых клеток для лечения человека с раком крови.Он связан с всемирной сетью реестров доноров. Присоединяясь к реестру, вы можете быть выбраны для помощи кому-то в любой точке мира — оставаясь прямо здесь, в Австралии.

Только одного из 1000 зарегистрированных людей попросят сделать пожертвование в течение любого года. Если вы сопоставите с пациентом, с вами свяжутся и попросят предоставить второй образец крови для подтверждения совпадения. После официального согласования вы получите консультацию, чтобы убедиться, что вы можете и хотите делать пожертвования.

Поскольку тип ткани вашего костного мозга напрямую связан с вашим этническим происхождением, Австралии нужно больше людей, которые представляют разные сообщества, чтобы зарегистрироваться и помочь подобрать большее количество пациентов.

Австралийский реестр доноров костного мозга тесно сотрудничает с правительством Австралии, Обществом трансплантации костного мозга Австралии и Новой Зеландии и центрами трансплантации, чтобы гарантировать, что пожертвования из-за рубежа все еще могут быть доставлены в Австралию во время пандемии COVID-19.

У нас есть гораздо больше информации о влиянии COVID-19 на костный мозг и донорство стволовых клеток.

Как стать донором костного мозга

Для начала обратитесь в Австралийский реестр доноров костного мозга.Вы также можете напрямую связаться с Реестром по телефону 13 14 95.

.

Справочная информация при чтении Happiness

Стать донором костного мозга

Эта статья относится к Счастье

Print Review

In Happiness: The Crooked Road to Semi Ever After, новорожденный автора страдает редкой болезнью крови и нуждается в трансплантации костного мозга, чтобы выжить.

В основе костей лежит мягкая ткань, называемая костным мозгом; костный мозг содержит незрелые или недифференцированные клетки, известные как стволовые клетки.Есть два основных типа стволовых клеток: один производит кость, хрящ, жир костного мозга и другие соединительные ткани для восстановления и поддержания скелетной системы. Другой производит кроветворные клетки, которые производят основные составляющие крови — красные кровяные тельца, лейкоциты и тромбоциты. Когда производство клеток крови прерывается из-за болезни, рака (например, лейкемии) или генетических аномалий (например, серповидно-клеточной анемии), человек тяжело заболевает, и часто требуется трансплантация костного мозга от здорового донора.Трансплантация костного мозга также часто необходима для регенерации новой иммунной системы после повреждения костного мозга, например, после химиотерапии или облучения, а также может использоваться для лечения некоторых генетических заболеваний.

Костный мозг — не единственный источник стволовых клеток; другие источники включают собственную кровь человека и пуповинную кровь, собранную после рождения ребенка. Пуповина новорожденного богата стволовыми клетками, и растет тенденция к тому, что родители хранят пуповинную кровь своего новорожденного в частном порядке для возможного использования в будущем (кровь может храниться более 20 лет), но стоимость не является незначительной, а осведомленность возрастает. все еще низкий, поэтому относительно немногие это делают.В 2013 г., по данным сайта bioinformant.com, в США хранилось 102 000 единиц новой пуповинной крови и тканей, что составляет около 2,6% рождений. Также можно сдать кровь в общественные банки пуповинной крови бесплатно для родителей, но (возможно, что удивительно, учитывая, насколько ценен этот ресурс, который в противном случае просто выбрасывается), кажется, что хранится очень мало шнуров. Например, Национальная служба здравоохранения Великобритании управляет четвертым по величине общественным банком пуповинной крови в мире на основе пожертвований, но на ее веб-сайте указано, что хранится около 22 000 единиц пуповинной крови (из которых только 16 000 доступны для трансплантации.)

Таким образом, костный мозг остается ценным источником трансплантации стволовых клеток.

Иногда пациентов можно лечить стволовыми клетками из их собственного костного мозга, которые собирают перед началом лечения, но в большинстве случаев необходимо найти донора. Сопоставление доноров с пациентами намного сложнее, чем сопоставление группы крови, и у 70% пациентов нет полностью подходящего донора в семье. Наиболее важным фактором является близкое соответствие человеческих лейкоцитарных антигенов (HLA) — белков, обнаруженных в большинстве клеток крови, которые используются иммунной системой для определения того, какие клетки принадлежат организму.Вероятность нахождения такого совпадения во многом зависит от этнического происхождения, поскольку у некоторых рас более сложные типы тканей, чем у других, плюс в настоящее время существует большая разница между количеством потенциальных доноров по расам; У кавказцев, например, шанс найти совпадение составляет 97%, а у азиатов — 72%. Смешанным этническим группам труднее всего найти подходящего донора. Возраст донора также является важным фактором, поскольку вклад более молодых доноров увеличивает шансы на долгосрочное выживание; 95% трансплантатов костного мозга от доноров в возрасте от 18 до 44 лет.

Be The Match Если вы заинтересованы в том, чтобы стать донором костного мозга, первым делом необходимо зарегистрироваться в банке костного мозга, таком как Be The Match, некоммерческое агентство, управляемое Национальной программой донорства костного мозга (которое также принимает донорство крови.) Образец ваших клеток будет взят, просто потерев ватным тампоном внутреннюю часть щеки. Затем клетки тампона проверяются на HLA, а результаты вносятся в базу данных. После регистрации есть один шанс из 430, что с вами свяжутся как с возможным пациентом; после этого будут проведены более подробные анализы крови, чтобы проверить вашу совместимость.

Если вы подходите друг другу и соглашаетесь стать донором, следующим шагом будет хирургическая процедура, которая проводится в операционной под общим наркозом. Большой шприц используется для забора жидкого костного мозга с обеих сторон задней части таза. Этот процесс занимает от одного до двух часов. Затем жидкость подается пациенту через трубку, аналогично переливанию крови или капельнице.

Сама операция, проводимая под общим наркозом, должна быть безболезненной, но большинство доноров сообщают об умеренной боли и утомляемости в течение нескольких дней после операции: 84% чувствовали боль в спине или бедре, 61% жаловались на утомляемость и 24% имели мышцы. боль.Однако большинство из них восстанавливаются довольно быстро (возвращаются к нормальной жизнедеятельности в течение недели после их донорства), а удаленные клетки полностью регенерируются через 4-6 недель. Удаляется менее 5% костного мозга человека, поэтому иммунная система донора не пострадает.

, автор Kim Kovacs

Подана в категории «Медицина, наука и техника»

Be The Match

Эта «не книжная статья» относится к Счастью .Первоначально он запускался в августе 2017 года и был обновлен для
Выпуск в мягкой обложке за ноябрь 2018 г.

Сходи в журнал.

Этот обзор доступен для лиц, не являющихся членами, в течение ограниченного времени. Для полного доступа станьте участником сегодня.

Преимущества членства

  • Обзоры
  • Статьи «По ту сторону книги»
  • Бесплатные книги для чтения и рецензирования (только для США)
  • Поиск книг по периоду времени, обстановке и теме
  • Читаемые предложения по книге и автору
  • Обсуждения книжного клуба
  • и многое другое!
  • Всего 12 долларов на 3 месяца или
    39 долларов на год.

  • Подробнее о членстве!

.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *