Инфляция центробанк: Как Банк России влияет на инфляцию | Банк России

Содержание

Как Банк России влияет на инфляцию | Банк России

Банк России использует ключевую ставку для влияния на инфляцию. Через цепочку экономических взаимосвязей ключевая ставка воздействует на широкий круг экономических процессов, которые в конечном счете влияют на темп прироста потребительских цен.

Изменение ключевой ставки почти мгновенно приводит к изменению на аналогичную величину однодневных ставок рынка межбанковского кредитования. Формирование межбанковских ставок денежного рынка вблизи ключевой ставки является операционной целью денежно-кредитной политики. Операционная цель достигается за счет применения Банком России инструментов денежно-кредитной политики, с помощью которых Банк России управляет ликвидностью банковского сектора. Система инструментов денежно-кредитной политики и непрерывный процесс управления банковской ликвидностью являются элементами операционной процедуры денежно-кредитной политики.  

Изменение однодневных межбанковских ставок в свою очередь приводит к изменению ставок денежного рынка на более длительные сроки, что требует чуть больше времени и определяется не только фактическим снижением или повышением однодневных ставок, но и ожиданиями участников рынка относительно их динамики в будущем.

Банки могут использовать межбанковские кредиты наряду с другими финансовыми инструментами — облигациями, кредитами и депозитами. Поэтому вслед за изменением ставок по межбанковским кредитам изменяются и ставки на других сегментах финансового рынка. Быстрее всего изменения межбанковских кредитных ставок транслируются в доходность облигаций. Ставки по межбанковским кредитам и доходность облигаций, в свою очередь, влияют на ставки по банковским кредитам и депозитам. Таким образом, в результате изменения ключевой ставки постепенно происходит ответная подстройка всех процентных ставок в экономике.

Изменение процентных ставок на различных сегментах финансового рынка влияет на готовность участников экономики заимствовать, инвестировать, сберегать или потреблять. При снижении ставок становится проще финансировать текущие расходы за счет заемных средств и менее привлекательно сберегать. При повышении ставок, напротив, увеличивается привлекательность депозитов и снижается привлекательность кредитования. Изменение потребительской, производственной и инвестиционной активности воздействует на совокупный спр

ЦБ дал прогноз по пику годовой инфляции в России :: Экономика :: РБК

По словам зампреда Центробанка Алексея Заботкина, пик годовой инфляции ожидается в феврале-марте будущего года. Похожий прогноз ранее давала глава ЦБ Эльвира Набиуллина

Фото: Гавриил Григоров / ТАСС

Фото: Гавриил Григоров / ТАСС

Центральный банк России ожидает пиковых значений годовой инфляции в стране в феврале-марте 2021 года. Об этом заявил заместитель председателя ЦБ Алексей Заботкин.

«Где-то феврале-марте должно быть [ускорение инфляции]. В текущем году инфляция будет постепенно ускоряться, и на конец года инфляция будет 3,7–4,2%, сейчас она 3,4%», — сказал зампред ЦБ (цитата по ТАСС).

Путин спрогнозировал инфляцию около 4%

Владимир Путин

По словам Заботкина, регулятор ожидает, что ВВП России в третьем квартале в квартальном выражении будет в положительной зоне и окажется лучше показателей второго квартала. «В третьем квартале квартал к кварталу рост ВВП будет в сезонно сглаженном выражении. <…> Последовательно двух кварталов падения не будет. Год к году значение будет в минусе. К началу 2022 года мы вернемся к уровню 2019 года», — отметил он.

Согласно последнему прогнозу Банка России, инфляция в конце текущего года ожидается в диапазоне 3,7–4,2%, в 2021-м — 3,5–4%, а в 2022 году будет находиться на целевом уровне 4%.

Методологический комментарий к информационно-аналитическому материалу «Инфляция на потребительском рынке»

В ежемесячном информационно-аналитическом материале Банка России «Инфляция на потребительском рынке» используется официальная статистика о динамике цен, публикуемая Росстатом, и расчеты Банка России на основании этой статистики.

Банк России рассчитывает темпы прироста цен на непродовольственные товары без бензина, а также структуру прироста инфляции. Оценки Банка России производятся на основе официальной статистической информации Росстата об индексах потребительских цен и структуре потребительских расходов населения, используемой в качестве весов для расчета.

При расчете показателя «прирост цен на непродовольственные товары без бензина» (измеряется в процентах) темп прироста цен на непродовольственные товары корректируется на темп прироста цен на нефтепродукты с учетом их долей в потребительских расходах населения (Таблицы 1–3).

При расчете показателей структуры прироста инфляции за счет изменения цен по группам товаров и услуг (измеряются в процентных пунктах) вклад динамики цен на определенную группу потребительских товаров или услуг в инфляцию оценивается как произведение темпа прироста цен на соответствующую группу товаров (услуг) на вес этой группы товаров (услуг) в потребительских расходах (Таблицы 4–5).

Показатели вклада в прирост инфляции по группам товаров и услуг (измеряются в процентах) в таблицах 6–7 рассчитываются путем нормирования соответствующих показателей из таблиц 4–5 так, чтобы сумма вкладов по всем рассматриваемым группам товаров и услуг была равна 100% (с учетом статистической погрешности).

С документом «Официальная статистическая методология организации статистического наблюдения за потребительскими ценами на товары и услуги и расчета индексов потребительских цен» можно ознакомиться на сайте Росстата.

Страница была полезной?


Да
Нет

Последнее обновление страницы: 17.01.2020

ЦБ видит риск значимого отклонения инфляции вниз от цели в 2021 году

https://ria.ru/20200619/1573185968.html

ЦБ видит риск значимого отклонения инфляции вниз от цели в 2021 году

Банк России видит риск значимого отклонения инфляции вниз от цели 4% в 2021 году, годовая инфляция в РФ по предварительным данным на 15 июня составила около… РИА Новости, 19.06.2020

2020-06-19T13:54

2020-06-19T13:54

2020-06-19T13:54

ситуация с курсами валют и ценами на нефть

центральный банк рф (цб рф)

экономика

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e4/03/14/1568905907_0:150:2784:1716_1400x0_80_0_0_b9563b27c91f12b43d023282a4ea0505.jpg

<strong>МОСКВА, 19 июн — РИА Новости.</strong> <a href=»http://ria.ru/organization_Centralnyjj_Bank_RF/» target=»_blank»>Банк России</a> видит риск значимого отклонения инфляции вниз от цели 4% в 2021 году, годовая инфляция в РФ по предварительным данным на 15 июня составила около 3,1%, говорится в пресс-релизе регулятора.Банк России по итогам заседания совета директоров в пятницу снизил ключевую ставку сразу на 1 процентный пункт впервые за пять лет — до 4,5% годовых, обновив ее исторический минимум.»В условиях преобладающего влияния дезинфляционных факторов существует риск значимого отклонения инфляции вниз от цели 4% в 2021 году. Принятое решение по ключевой ставке направлено на ограничение этого риска и удержание годовой инфляции вблизи 4%», — говорится в сообщении.По данным ЦБ, влияние на цены произошедшего в марте ослабления рубля и временного повышенного спроса на отдельные группы товаров исчерпано. «По предварительным данным на 15 июня, годовая инфляция составила около 3,1%. В ближайшие месяцы динамику потребительских цен будет дополнительно сдерживать укрепление рубля, наблюдавшееся в мае — начале июня на фоне стабилизации мировых финансовых рынков и роста цен на нефть. Текущая месячная инфляция в годовом выражении продолжит снижаться. В то же время показатель годовой инфляции будет увеличиваться в 2020 году из-за эффекта низкой базы 2019 года», — указывается в релизе.

https://ria.ru/20200619/1573184926.html

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/07e4/03/14/1568905907_93:0:2568:1856_1400x0_80_0_0_e52b835539adb277a31a32ec89757eaa.jpg

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

центральный банк рф (цб рф), экономика

МОСКВА, 19 июн — РИА Новости. Банк России видит риск значимого отклонения инфляции вниз от цели 4% в 2021 году, годовая инфляция в РФ по предварительным данным на 15 июня составила около 3,1%, говорится в пресс-релизе регулятора.

Банк России по итогам заседания совета директоров в пятницу снизил ключевую ставку сразу на 1 процентный пункт впервые за пять лет — до 4,5% годовых, обновив ее исторический минимум.

«В условиях преобладающего влияния дезинфляционных факторов существует риск значимого отклонения инфляции вниз от цели 4% в 2021 году. Принятое решение по ключевой ставке направлено на ограничение этого риска и удержание годовой инфляции вблизи 4%», — говорится в сообщении.

По данным ЦБ, влияние на цены произошедшего в марте ослабления рубля и временного повышенного спроса на отдельные группы товаров исчерпано. «По предварительным данным на 15 июня, годовая инфляция составила около 3,1%. В ближайшие месяцы динамику потребительских цен будет дополнительно сдерживать укрепление рубля, наблюдавшееся в мае — начале июня на фоне стабилизации мировых финансовых рынков и роста цен на нефть. Текущая месячная инфляция в годовом выражении продолжит снижаться. В то же время показатель годовой инфляции будет увеличиваться в 2020 году из-за эффекта низкой базы 2019 года», — указывается в релизе.

Здание Центрального банка РФ19 июня, 13:43Ситуация с курсами валют и ценами на нефтьВ ЦБ оценили влияние краткосрочных проинфляционных факторов в России

Эксперты Центробанка спрогнозировали пик инфляции в России

Специалисты Центробанка проанализировали макроэкономическую обстановку в стране и дали прогноз по пику годовой инфляции. Аналитики уверены, что он придется на февраль-март 2021 года, при этом ускорение темпов инфляции ожидается уже в ближайшие месяцы – до конца текущего года показатель должен увеличиться с 3,4% до 3,7-4,2%. Такая динамика обусловлена эффектом базы следующего года, а по итогам текущего периода уровень инфляции окажется относительно низким – он будет находиться в диапазоне 3,8-4,8%.

Как будет меняться уровень инфляции в России в ближайшие месяцы?

Регулятор ожидает положительной динамики ВВП России – предполагается, что один из главных экономических показателей страны в III квартале покажет заметные улучшения. При этом годовое значение по-прежнему окажется отрицательным, а выйти на докризисный уровень 2019 года станет можно лишь к началу 2022 года. Инфляция же на этом фоне останется невысокой – не более 4% в 2021 и 2022 годах.

«Хотя сейчас в стране уровень инфляции невысокий, на отдельные категории товаров наблюдается стремительный рост – так, сезонные фрукты и овощи не подешевели летом, а к концу года их цена может вырасти на 30%», – заявляют независимые эксперты.

Пик инфляции аналитики ждут в начале следующего года. Впрочем, пока прогноз позитивный, на фоне чего Центробанк продолжает реализовывать мягкую денежно-кредитную политику. Даже затяжной кризис и длительные ограничения не дали серьезного эффекта – уровень инфляции остается низким из-за снижения экономической активности в стране.


Читать также: Названы наиболее пострадавшие от кризиса российские регионы


Как повышенная инфляция в США скажется на экономике России?

Зарубежные специалисты, в отличие от россиян, уже бьют тревогу – в США ожидается скачок цен из-за выпуска дополнительных денег для поддержки населения во время пандемии. На российскую экономику ситуация в западной стране тоже повлияет:

  • могут вырасти цены на сырье – сильнее других подорожают металлы;
  • экономику РФ ожидает рост, так как она специализируется на сырьевом экспорте;
  • уровень инфляции может увеличиться, так как США оказывают влияние на все страны мира;
  • слабый доллар будет невыгоден для России, так как расчет за газ и нефть ведется именно в этой валюте.

Вместе с тем, кризис в США слабо отразится на российской экономике, которая является независимой – сказываются годы санкций. При этом ждать укрепления рубля на фоне слабого доллара не стоит – предпосылок для такой динамики пока нет.

Глоссарий | Банк России

Базовая инфляция

Индикатор инфляции, характеризующий наиболее устойчивую ее часть. Базовая инфляция измеряется на основе базового индекса потребительских цен (БИПЦ). Отличие БИПЦ от индекса потребительских цен (ИПЦ) состоит в исключении при расчете БИПЦ изменения цен на отдельные товары и услуги, подверженные влиянию факторов, которые носят административный, а также сезонный характер (отдельные виды плодоовощной продукции, услуг пассажирского транспорта, связи, жилищно-коммунальных услуг, моторное топливо и так далее).

Валютизация банковских депозитов (кредитов)

Доля депозитов (кредитов) в иностранной валюте в общем объеме депозитов (кредитов) банковского сектора.

Денежная база

Сумма отдельных компонентов наличных денег и средств кредитных организаций на счетах и в облигациях Банка России в валюте Российской Федерации. Денежная база в узком определении включает наличные деньги в обращении (вне Банка России) и средства кредитных организаций на счетах по учету обязательных резервов по привлеченным кредитными организациями средствам в валюте Российской Федерации. Широкая денежная база включает наличные деньги в обращении (вне Банка России) и все средства кредитных организаций на счетах и в облигациях Банка России.

Денежная масса

Сумма денежных средств резидентов Российской Федерации (за исключением органов государственного управления и кредитных организаций). Для целей экономического анализа рассчитываются различные денежные агрегаты (М0, М1, М2).

Денежная масса в национальном определении (денежный агрегат М2)

Сумма наличных денег в обращении вне банковской системы и остатков средств резидентов Российской Федерации (нефинансовых и финансовых (кроме кредитных) организаций и физических лиц) на расчетных, текущих и иных счетах до востребования (в том числе счетах для расчетов с использованием банковских карт), срочных депозитов и иных привлеченных на срок средств, открытых в банковской системе в валюте Российской Федерации, а также начисленные проценты по ним.

Индекс потребительских цен (ИПЦ)

Отношение стоимости фиксированного набора товаров и услуг в ценах текущего периода к его стоимости в ценах преды­дущего (базисного) периода. Рассчитывается Федеральной службой государственной статистики. ИПЦ показывает изменение во времени общего уровня цен на товары и услуги, приобретаемые населением для потребления. ИПЦ рассчитывается на основе данных о фактической структуре потребительских расходов и поэтому является основным индикатором стоимости жизни населения. Кро

Новости Центрального банка: Цели инфляции

Новости центрального банка публикуют целевые показатели инфляции для центральных банков в качестве дополнения к Глобальному мониторингу процентных ставок (GIRM). Стабильность цен является общей целью центральных банков, при этом некоторые целевые показатели инфляции устанавливаются правительствами, а другие целевые показатели устанавливаются центральными банками. Другие цели могут включать максимальный экономический рост, оптимальную занятость, стабильность обменного курса и финансовую стабильность. См. Статью в Википедии о таргетировании инфляции для начинающих.

000

0009000

000 БАНК
2020 2019
АЛБАНИЯ Банк Албании 3.00% +/- 1% 3,00% +/- 1%
АРГЕНТИНА 3) Центральный банк Аргентины 0% мес. база 0% мес. база
АРМЕНИЯ Центральный банк Армении 4,00% +/- 1,5% 4,00% +/- 1,5%
АВСТРАЛИЯ Резервный банк Австралии 2,00% — 3,00% 2.00% — 3.00%
АЗЕРБАЙДЖАН ЦБ АР 4.00% +/- 2,0% 4,00% +/- 2,0%
БАНГЛАДЕШ 10) Бангладеш Банк 5,50% 5,50%
БЕЛАРУСЬ N.B. Республика Беларусь около 5,00% макс. 5,00%
БОТСВАНА Банк Ботсваны 3,00% — 6,00% 3,00% — 6,00%
БРАЗИЛИЯ 12) Центральный банк Бразилии 4,00% +/- 1,5% 4.25% +/- 1,50%
КАНАДА Банк Канады 2,00% +/- 1,0% 2,00% +/- 1,0%
ЧИЛИ Центральный банк Чили 3,00% +/- 1,0% 3,00% +/- 1,0%
КИТАЙ 5) Народный банк Китая около 3,00% около 3,00%
КОЛУМБИЯ Центральный банк Колумбии 3,00% +/- 1,0% 3,00% +/- 1,0%
DEM.REP. КОНГО Центральный банк Конго 7,00% 7,00%
КОСТА-РИКА Центральный банк Коста-Рики 3,00% +/- 1,0% 3,00% +/- 1,0%
ЧЕШСКАЯ РЕСПУБЛИКА Чешский национальный банк 2,00% +/- 1,0% 2,00% +/- 1,0%
ДОМИНИКАНСКАЯ РЕСП. C.B. of Dominican Repl. 4,00% +/- 1% 4,00% +/- 1%
ЕГИПЕТ 7) Центральный банк Египта 9.0% +/- 3% 9,0% +/- 3%
ESWATINI Центральный банк Эсватини 3,00% — 7,00% 3,00% — 7,00%
ПЛОЩАДЬ ЕВРО 6) Европейский центральный банк <2,00% <2,00%
GAMBIA Центральный банк Гамбии 5,00% 5,00%
ГРУЗИЯ Национальный банк Грузии 3,00% 3.00%
GHANA Bank of Ghana 8,00% +/- 2,0% 8,00% +/- 2,0%
GUATEMALA Bank of Guatemala 4,00% +/- 1,0% 4,00% +/- 1,0%
ВЕНГРИЯ Центральный банк Венгрии 3,00% +/- 1,0% 3,00% +/- 1,0%
ГОНДУРАС Центральный банк Гондураса 4,00% + / — 1,0% 4,00% + / — 1,0%
ИСЛАНДИЯ Центральный банк Исландии 2.50% 2,50%
ИНДИЯ Резервный банк Индии 4,00% +/- 2,0% 4,00% +/- 2,0%
ИНДОНЕЗИЯ 11) Банк Индонезия 3,00% +/- 1,0% 3,50% +/- 1,0%
ИЗРАИЛЬ Банк Израиля 1,00% — 3,00% 1,00% — 3,00%
JAMAICA Bank of Jamaica 4,0% -6,0% 4,0% -6,0%
ЯПОНИЯ Банк Японии 2.00% 2,00%
КАЗАХСТАН 4) Национальный банк Казахстана 4,00% -6,00% 4,00% -6,00%
KENYA Центральный банк Кении 5,00% + / -2,50% 5,00% +/- 2,50%
КЫРГЫЗСТАН NB Кыргызской Республики 5,00% -7,00% 5,00% -7,00%
МАЛАВИ Резервный банк Малави 5,00% 5.00%
МЕКСИКА Банк Мексики 3,00% +/- 1,0% 3,00% +/- 1,0%
МОЛДОВА Национальный банк Молдовы 5,00% +/- 1,5% 5,00% +/- 1,5%
МОНГОЛИЯ 14) Банк Монголии <8,00% +/- 2% <8,00% +/- 2%
МОЗАМБИК Банк Мозамбик 5,60% 5,60%
НЕПАЛ Непал Rastra Bank 6.00% 6.00%
НОВАЯ ЗЕЛАНДИЯ Рез. Банк Новой Зеландии 2,00% +/- 1,0% 2,00% +/- 1,0%
НИГЕРИЯ Центральный банк Нигерии 6,00% — 9,00% 6,00% — 9,00%
НОРВЕГИЯ Norges Bank 2,00% 2,00%
ПАКИСТАН 2) Государственный банк Пакистана 6,00% 6,00%
ПАРАГВАЙ Центральный банк Парагвая 4.00% +/- 2,0% 4,00% +/- 2,0%
PERU Центральный резервный банк Перу 2,00% +/- 1% 2,00% +/- 1%
ФИЛИППИНЫ Bangko Sentral ng Pilipinas 3,00% +/- 1,0 3,00% +/- 1,0
ПОЛЬША Национальный банк Польши 2,50% +/- 1,0% 2,50% +/- 1.0%
РУМЫНИЯ Национальный банк Румынии 2.5% +/- 1,0% 2,5% +/- 1,0%
РОССИЯ Банк России 4,00% 4,00%
САМОА Центральный банк Самоа 3,00% 3,00%
СЕРБИЯ Национальный банк Сербии 3,00% +/- 1,5% 3,00% +/- 1,5%
ЮЖНАЯ АФРИКА Резервный банк Южной Африки 3,00% — 6,0 % 3,00% — 6,0%
ЮЖНАЯ КОРЕЯ Банк Кореи 2.00% 2,00%
ШРИ-ЛАНКА Центральный банк Шри-Ланки 4,00% — 6,00% 4,00% — 6,00%
ШВЕЦИЯ Риксбанк 2,00% 2,00%
ШВЕЙЦАРИЯ Швейцарский национальный банк <2,00% <2,00%
ТАДЖИКИСТАН 8) Национальный банк Таджикистана 7,0% +/- 2,0% 7,0% +/- 2,0%
ТАНЗАНИЯ Банк Танзании 5.00% 5,00%
ТАИЛАНД Банк Таиланда 1,00% — 3,00% 2,50% +/- 1,5%
TONGA National Res. Bank of Tonga 5,00% 5,00%
ТУРЦИЯ Центральный банк Республики Турция 5,00% +/- 2% 5,00% +/- 2%
UGANDA Банк Уганды 5,00% +/- 2,0% 5,00% +/- 2,0%
УКРАИНА 1) Национальный банк Украины 5.00 +/- 1% 5.00 +/- 1%
СОЕДИНЕННОЕ КОРОЛЕВСТВО Банк Англии 2,00% 2,00%
УРУГВАЙ Центральный банк Уругвая 3,00% — 7,00 % 3,00% — 7,00%
США Федеральный резерв 2,00% 2,00%
УЗБЕКИСТАН 15) Центральный банк Республики Узбекистан 5,00% 5,00%
ВЬЕТНАМ 9) Государственный банк Вьетнама <4% <4%
ЗАПАДНО-АФРИКАНСКИЕ ШТАТЫ Центральный банк государств Западной Африки 2.00% +/- 1% 2,00% +/- 1%
ЗАМБИЯ Банк Замбии 6,0% — 8,0% 6,0% — 8,0%
ПРИМЕЧАНИЯ:
1) Путь замедления: 6,3% (+/- 2%), 4 квартал 2019 г., 5,0% (+/- 1%) 2020 г.
2) Таргетирование инфляции к 2020 г.
3) Нулевой рост денежной базы по состоянию на 26 сентября 2018 г.
4) около 4% на конец 2020 г.
5) Национальный конгресс КПК, без изменений с 2015 г.
6) ниже, но близко к 2% в среднесрочной перспективе
7) к 4 кварталу 2020 года
8) целевой показатель на 2020 год: 6,0% +/- 2%
9) 14% рост кредита
10) Максимальный потолок 5,50% на 2019-20 финансовый год
11) 3.0%, +/- 1% в 2021 г.
12) 3,75% в 2021 г., 3,5% в 2022 г., все +/- 1,5 п.п.
13) 5,0% в 2023 г., 10% 2021 г.
14) около 6% в среднесрочной перспективе
15) до 2023 года

CentralBankNews.info прилагает все усилия для обеспечения точности информации в приведенной выше таблице на момент публикации, однако, поскольку политика, ставки и механизмы меняются с течением времени, мы не можем гарантировать точность указанной выше информации. Если у вас есть какие-либо исправления, пожалуйста, свяжитесь с нами. Вы можете воспроизвести приведенную выше таблицу полностью, но при строгом условии, что вы укажете CentralBankNews.info в качестве источника, а если вы в сети, предоставьте обратную ссылку на www.centralbanknews.info

.

Как центральные банки решают проблему низкой инфляции

Лекция Марджолина, прочитанная Марио Драги, президентом ЕЦБ,
на конференции SUERF, организованной Deutsche Bundesbank,
Франкфурт, 4 февраля 2016 г.

Роберт Марджолин сыграл ключевую роль в рождении Экономического и валютного союза. Когда в 1957 году был подписан Римский договор, цели Европейского экономического сообщества были в значительной степени ограничены созданием таможенного союза и общего сельскохозяйственного рынка.Ни то, ни другое не требовало денежной интеграции. Только с запуском так называемого «меморандума Марджолина» в 1962 году появилось признание того, что единый рынок и единые деньги связаны, и началась серьезная дискуссия о европейской валютной интеграции.

Сегодня, спустя более 60 лет, валютная интеграция в зоне евро является полной и безопасной. Но денежно-кредитная политика сталкивается со многими проблемами. Эти вызовы не изменили наш мандат. Но они изменили способ, которым мы его доставляем.

Чтобы понять, как мы отреагировали на эти проблемы, полезно различать два типа.

Во-первых, есть проблемы, общие для всех центральных банков в странах с развитой экономикой, которые связаны с глобальной средой с низкой инфляцией.

Во-вторых, есть проблемы, которые являются особыми для нас в зоне евро, которые связаны с нашим конкретным институциональным контекстом.

Что общего у всех

Самый фундаментальный вопрос, с которым сегодня сталкиваются все основные центральные банки, заключается в следующем: могут ли быть выполнены наши требования по стабильности цен? Инфляция в странах с развитой экономикой низка и остается низкой в ​​течение некоторого времени.И в некоторых из этих стран долгосрочные инфляционные ожидания, основанные на рыночных ценах, остаются ниже наших численных определений стабильности цен. Это заставило некоторых задуматься о том, имеет ли смысл для центральных банков проводить политику экспансии для достижения своих целей по инфляции. Ведут ли они бесполезную битву против сил, находящихся вне их контроля?

По сути, состоит из трех аргументов в пользу денежно-кредитной политики, не реагирующей на низкий уровень инфляции, который мы наблюдаем сегодня.

Причины слишком низкой инфляции

Первая линия аргумента заключается в том, что низкая инфляция все чаще вызывается структурными факторами в мировой экономике, которые нельзя устранить с помощью внутреннего денежно-кредитного стимулирования. В результате, как говорят, прежние представления о том, что мы считали низкой и стабильной инфляцией — уровень инфляции около 2% — более нереалистичны. Центральные банки должны соответственно скорректировать свои цели в сторону понижения.

Если бы этот аргумент был верным, это было бы очень фундаментальной критикой мандатов центральных банков.В конце концов, решение предоставить центральным банкам цели стабильности цен и предоставить им независимость для достижения этих целей было основано на понимании того, что инфляция всегда, в конечном счете, является денежным явлением. Таким образом, в среднесрочной перспективе он всегда может контролироваться уполномоченным денежно-кредитным органом.

Так правда ли, что структурные изменения, которые мы наблюдаем сегодня, оказывают постоянное влияние на долгосрочные уровни инфляции?

Одно из таких изменений, которое часто упоминается в этом отношении, — это демографические изменения.Это, безусловно, предвещает важные экономические сдвиги, но его влияние на инфляцию заранее неясно. Это может оказать понижательное давление на цены, если совокупный спрос упадет больше, чем совокупное предложение. Но в равной степени это может вызвать повышательное ценовое давление: согласно гипотезе жизненного цикла, старение населения означает, что пожилые люди в конечном итоге тратят и потребляют больше. [1] Какой эффект преобладает, будет зависеть от ряда факторов. В любом случае кажется маловероятным, что демография может объяснить, почему сегодня низкая инфляция в странах с развитой экономикой, которые имеют очень разные демографические профили.

Более того, даже если старение приведет к периоду дезинфляции, например, из-за дисбаланса сбережений и инвестиций, нет никаких причин, по которым это должно означать постоянное снижение уровня инфляции. Избыток сбережений просто означал бы, что равновесная реальная процентная ставка, необходимая для обеспечения стабильности цен, будет ниже, и центральный банк должен будет учитывать это в своей денежно-кредитной политике. Другими словами, эффекты старения потребовали бы от нас настройки наших инструментов , но не наших целей.

Некоторые также считают, что другие структурные сдвиги имеют долгосрочное влияние на инфляцию. Во-первых, долгосрочный цикл цен на сырьевые товары сейчас меняется на противоположный. Другой — технологические изменения, особенно электронная торговля, которые повышают прозрачность цен и усиливают конкуренцию между поставщиками и розничными торговцами, что может удерживать цены на низком уровне. Третий — это глобализация, которая может повысить важность мировых цен по сравнению с внутренними ценами, что затрудняет для стран с развитой экономикой возможность избежать импорта дезинфляции из-за границы.[2]

Каждое из этих изменений может повлиять на уровень инфляции. Мы не можем этого отрицать. Но в них нет ничего, что предполагало бы, что эти эффекты постоянны. Например, постоянные изменения в поставках энергии могут иметь постоянное влияние на уровень цен. Но в какой-то момент дезинфляция цен на энергоносители должна повернуться вспять, хотя бы из-за эффекта базы. Точно так же влияние электронной торговли на цены, если таковое имеется, будет длиться только до тех пор, пока распространение электронной коммерции не стабилизируется.А более низкая импортная инфляция благодаря глобализации должна в конечном итоге привести к повышению цен в других странах, поскольку располагаемый доход увеличивается, а уровни заработной платы и других затрат выравниваются в разных странах.

Таким образом, нет причин, по которым какие-либо из этих структурных изменений должны сделать наши текущие цели стабильности цен недостижимыми. Они могут создать глобальные дезинфляционные силы, но эти силы временны по своей природе. Но что может повлиять на нашу цель, так это то, если эти силы будут оказывать постоянное влияние на инфляцию, то есть, если они будут встроены в динамику инфляции и инфляционные ожидания.Но это не структурная проблема; Речь идет о надежности денежно-кредитной политики в отношении инфляционных ожиданий.

Это подводит меня ко второй строке аргумента против активной денежно-кредитной политики

Реакция на слишком низкую инфляцию

Некоторые утверждают, что до тех пор, пока мы переживаем в основном положительные глобальные шоки предложения, центральным банкам нет необходимости проявлять чрезмерную реакцию. Мы можем просто переопределить среднесрочный горизонт, в течение которого сохраняется стабильность цен, и «подождать», пока инфляция не вернется к нашей цели.Действительно, причина того, что центральные банки не определяют среднесрочный период как период календарного времени, заключается в том, что горизонт действий зависит от характера шока.

Эта точка зрения верна, насколько это возможно. Центральные банки обычно воздерживаются от реакции на шоки предложения, которые имеют противоположное влияние на объем производства и инфляцию, чтобы не чрезмерно отреагировать и не усилить влияние на рост в любом направлении. И это может быть даже так, когда мы сталкиваемся с последовательными потрясениями предложения, такими как резкое падение цен на нефть, которое мы пережили недавно.В принципе, каждый шок должен иметь непродолжительный характер и не должен оказывать стойкое влияние на инфляцию.

Однако, поскольку в развитии инфляции всегда присутствует ретроспективный компонент, чем дольше инфляция остается слишком низкой, тем выше риск того, что инфляция не вернется автоматически к целевому уровню. В частности, если агенты начинают смотреть на послужной список недавней инфляции, а не на цель инфляции, это влияет на их ориентиры для решений по заработной плате и установлению цен.Тогда происходит то, что низкая инфляция влияет на инфляционные ожидания и создает вторичные эффекты.

В этой ситуации даже то, что начиналось как положительный шок предложения, может превратиться в отрицательный шок спроса. По мере снижения инфляционных ожиданий реальные процентные ставки повышаются, что приводит к неоправданному ужесточению денежно-кредитной политики. А неожиданно низкая инфляция увеличивает реальную долговую нагрузку, что отрицательно сказывается на совокупном спросе из-за различной склонности заемщиков и кредиторов к потреблению и инвестированию.Объем производства и инфляция снова движутся в том же направлении, но на этот раз вниз.

По этой причине в условиях продолжительной низкой инфляции нельзя смягчить денежно-кредитную политику в связи с чередой шоков предложения. Принятие выжидательной позиции и расширение горизонта экономической политики сопряжены с рисками: а именно, с длительным снятием якоря ожиданий, ведущим к устойчивому снижению инфляции. И если бы это произошло, нам потребовалась бы гораздо более гибкая денежно-кредитная политика, чтобы обратить это вспять.С этой точки зрения, риски действовать слишком поздно перевешивают риски действовать слишком рано.

В целом, даже в условиях затяжных глобальных потрясений, денежно-кредитная политика по-прежнему определяет среднесрочную стабильность цен. Если мы не «сдадимся» низкому уровню инфляции — а мы, конечно же, не сдадимся — в устойчивом состоянии, она вернется к уровням, соответствующим нашей цели. Если, с другой стороны, мы капитулируем перед «неумолимыми дезинфляционными силами» или используем длительные переходные периоды для снижения инфляции, мы фактически только сохраним дезинфляцию.

Это ясный урок денежной истории, особенно опыта 1970-х годов. В то время многие политики утверждали, что устойчиво высокая инфляция носит структурный характер и центральные банки мало что могут сделать для ее снижения. Например, в мае 1971 года, когда Артур Бернс был председателем, официальная презентация персонала в FOMC провозгласила — как и некоторые из наших сегодняшних критиков — что «вопрос в том, может ли денежно-кредитная политика что-либо сделать для борьбы с сохраняющейся остаточной ставкой инфляция … ответ, я думаю, отрицательный … мне кажется, что мы должны рассматривать продолжающееся повышение затрат как структурную проблему, не поддающуюся макроэкономическим мерам ».[3]

Точно так же председатель ФРС Уильям Миллер заметил на своем первом заседании FOMC в марте 1978 года, что «инфляция будет оставлена ​​на усмотрение Федеральной резервной системы, и это будет плохой новостью. Эффективная программа по снижению уровня инфляции должна выходить за рамки денежно-кредитной политики и должна дополняться программами, предназначенными для усиления конкуренции и решения структурных проблем ». [4] Только когда Пол Волкер пришел в качестве председателя в 1979 году и сократил горизонт политики, ФРС взяла на себя контроль над инфляцией.Инфляция, которая достигла пика около 15% в марте 1980 г., упала ниже 3% к 1983 г.

Некоторые утверждают, что сегодня ситуация иная; что в то время как Волкер может поднять ставки до 20%, чтобы обуздать инфляцию, центральные банки, борющиеся с дезинфляцией, сдерживаются нижней границей процентных ставок. Опыт Японии после лопнувшего пузыря на рынке жилья в начале 1990-х годов часто приводится в качестве доказательства.

Но на самом деле пример Японии только усиливает важность полной приверженности со стороны политиков.До тех пор, пока приверженность Банка Японии к низкому положительному показателю инфляции не была ясна, фактическая инфляция и инфляционные ожидания оставались в дефляционной зоне. Однако, поскольку Банк Японии заявил о своем намерении достичь 2% инфляции, базовая инфляция выросла с менее чем -0,5% в 2012 году до почти 1% сегодня. Разумеется, это все еще меньше целевого показателя в 2%, но шоки снижения цен также бьют по Японии, как и по всем другим странам с развитой экономикой.

Теперь у нас есть множество доказательств того, что если у нас есть желание достичь нашей цели, у нас есть инструменты.Как продемонстрировали ЕЦБ и другие организации, нижняя граница процентных ставок, где бы она ни была, не равна нулю. И мы также показали, как нестандартные инструменты могут быть использованы для оказания денежно-кредитного стимулирования, даже без значительного изменения ставки овернайт, и произвести аналогичный эффект. Например, нестандартные меры, принятые ЕЦБ с лета 2014 года, привели к переносу, эквивалентному снижению ставки на 100 базисных пунктов и в «нормальных» условиях.

Итак, у центральных банков нет причин отказываться от своих полномочий просто потому, что мы все страдаем от глобальной дезинфляции.Фактически, если все центральные банки подчиняются этой логике, она становится самореализующейся. Если же, с другой стороны, мы все будем действовать, чтобы выполнить свои мандаты, то глобальные дезинфляционные силы в конечном итоге можно будет приручить.

Цена борьбы со слишком низкой инфляцией

Тем не менее, некоторые утверждают, что даже если центральные банки могут опираться на глобальные дезинфляционные силы, тем самым они приносят больше вреда, чем пользы. В частности, экспансионистская денежно-кредитная политика внутри страны ведет к накоплению чрезмерного долга в иностранной валюте или пузырей цен на активы за рубежом, особенно на развивающихся рынках.И когда этот финансовый дисбаланс в конце концов исчезнет, ​​это ослабит глобальный рост и только усугубит глобальную дезинфляцию. Это третья строка аргумента .

Но я спрашиваю, что было бы альтернативой? Помогло бы развивающимся рынкам, если бы центральные банки с развитой экономикой не выполняли свои мандаты? Будет ли это с большей вероятностью способствовать глобальному росту? Ясно, что ответ отрицательный. Стабильность крупных экономик жизненно важна для их торговых партнеров и для мировой экономики, и отклонение денежно-кредитной политики от этой цели, когда наши экономики все еще хрупкие, не в их интересах.В зоне евро это особенно актуально для соседних с нами стран, которые экспортируют около 50% своих товаров и услуг в зону евро.

На самом деле, когда центральные банки следовали альтернативному курсу — то есть чрезмерно жесткой денежно-кредитной политике в условиях зарождающегося восстановления — послужной список не внушал оптимизма. Известно, что ФРС начала повышать резервные требования в 1936-1937 годах, отчасти из-за опасений возобновления пузыря на фондовых рынках, но в следующем году ей пришлось изменить курс, поскольку экономика снова погрузилась в рецессию.Таков опыт некоторых центральных банков в последние годы: повышение ставок для компенсации рисков для финансовой стабильности подорвало основной мандат и, в конечном итоге, потребовало, чтобы ставки оставались более низкими в течение длительного времени.

Это предполагает, что так называемая «проблема распределения» между денежно-кредитной политикой и финансовой стабильностью на внутреннем уровне должна применяться и на глобальном уровне. Денежно-кредитная политика не должна пытаться уравновесить противоположные цели: она оптимальна для всех сторон, если она выполняет свой мандат.И если это создает проблемы с финансовой стабильностью, их необходимо решать с помощью других мер политики, более подходящих для этой задачи. И на самом деле есть несколько рычагов политики.

Страны могут улучшить свое финансовое регулирование и надзор, чтобы сделать свои финансовые системы более устойчивыми к внешним шокам. Они могут корректировать свою фискальную политику. Они могут принимать макропруденциальные меры. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что такая политика может быть эффективной: страны с формирующимся рынком значительно различаются по своей чувствительности к глобальным финансовым изменениям из-за их основ политики.[5] У нас также есть некоторые анекдотические свидетельства того, что макропруденциальные меры работают в азиатских странах, особенно в охлаждении сектора недвижимости.

Наконец, если оставить в стороне эти общие соображения, стоит задаться вопросом, справедливы ли подобные аргументы о вторичных эффектах денежно-кредитной политики для зоны евро. Например, если мы посмотрим на вторичные эффекты в ценах активов, нет никаких доказательств того, что объявление о приложении привело к резкому увеличению потоков портфелей в страны с формирующимся рынком.Фактически, эмпирические данные свидетельствуют о том, что глобальные инвесторы переориентировались с рынков облигаций и акций развивающихся стран на рынки облигаций стран с развитой экономикой, в частности в зоне евро, в ответ на запуск APP. [6]

И если мы посмотрим на долг в иностранной валюте, хотя низкие процентные ставки в зоне евро привели к значительному увеличению выпуска долговых ценных бумаг в евро за пределами зоны евро за последние два года, выпуски в евро по-прежнему составляют лишь около четверти всех выпуск международных облигаций, тогда как выпуски в долларах составляют две трети.Более того, в недавнем выпуске иностранных облигаций в евро преобладают американские корпорации инвестиционного уровня, а среди развивающихся рынков — эмитенты с высоким рейтингом. Таким образом, доказательства нездоровых вторичных эффектов и рисков для финансовой стабильности кажутся ограниченными.

Что для нас особенного

Таким образом, даже перед лицом общих глобальных потрясений центральные банки имеют возможность выполнять свои мандаты. Но в зоне евро это требует иной реакции денежно-кредитной политики, чем в других странах. Это потому, что мы также сталкиваемся со вторым набором проблем, которые в значительной степени специфичны для нас.Они являются результатом нашей институциональной структуры: проведения денежно-кредитной политики на сегментированном банковском рынке и на рынке капитала и без единого фискального органа в масштабах всей области в качестве партнера. В частности, здесь возникают проблемы двух типов.

Передача стойки

Первый относится к трансмиссии денежно-кредитной политики. Многие центральные банки столкнулись с обесценением в процессе передачи во время кризиса — вот почему, например, ФРС начала вмешиваться в рынки ценных бумаг, обеспеченных ипотекой, или Банк Англии запустил свою программу финансирования для кредитования.Но очевидно, что в зоне евро эти убытки были более серьезными. Более того, у них был отчетливый региональный аспект, которого не было в других юрисдикциях.

Наша конкретная проблема возникает из-за неполного рынка банковских услуг и капитала, что приводит к меньшему распределению рисков. По сравнению с полностью интегрированным рынком, портфели частных активов в зоне евро менее диверсифицированы географически, концентрируя влияние местных экономических спадов. Кредитные рынки менее интегрированы, из-за чего агентам труднее брать займы у других частей союза, чтобы сгладить такие шоки.К тому же институты трансграничного распределения рисков менее развиты, что полностью перекладывает бремя борьбы с последствиями на отдельных суверенов.

Это имеет два последствия для денежной передачи. Во-первых, это означает, что некоторые из основных каналов передачи, а именно канал банковского кредитования и канал баланса, с большей вероятностью будут нарушены в случае серьезных потрясений. Во-вторых, поскольку частный риск и суверенный риск связаны на национальном уровне, это означает, что финансовая фрагментация происходит по национальному признаку.Это затрудняет проведение денежно-кредитной политики в регионах, где больше всего необходимы денежно-кредитные стимулы.

Ничто из этого не означает, что мы не можем выполнить свой мандат. Но это означает, что мы должны разработать наши инструменты, чтобы компенсировать это. Вот почему на протяжении большей части кризиса наши меры также были направлены на устранение нарушений в плавной передаче нашей политики.

В начале кризиса это означало замену истощения межбанковского рынка, в том числе с более длительными сроками погашения, для обеспечения потока трансграничной ликвидности.Позже мы сняли с рынков суверенного долга риски необоснованной деноминации, что помогло ослабить взаимосвязь между банком и государством. Совсем недавно мы запустили пакет смягчения кредита, который направлен, среди прочего, на то, чтобы сокращение доли заемных средств банков не приводило к чрезмерному разбросу кредитных ставок по странам. Факты свидетельствуют о том, что каждая из этих мер была успешной. [7]

Тем не менее, очевидно, что риски фрагментации могут быть окончательно устранены только путем устранения их институциональных факторов.Именно поэтому создание Банковского союза, о котором сегодня идет речь, было таким фундаментальным дополнением к валютному союзу.

Единый механизм надзора обеспечивает основу для более интегрированного банковского рынка, который с меньшей вероятностью будет фрагментирован в условиях стресса. Единый механизм урегулирования споров способствует большему разделению рисков через границы. И обязательство создать Союз рынков капитала — это первый шаг к большей географической диверсификации, особенно в трансграничных владениях акциями.

Однако до сих пор не хватает соглашения по третьему этапу банковского союза — страхованию вкладов, которое является неотъемлемой частью действительно единых денег. По этой причине приветствуется предложение Комиссии о создании Европейской системы страхования вкладов. С одной стороны, он ставит амбициозную цель по созданию действительно европейской системы защиты вкладчиков. Это поддержит создание внутреннего рынка депозитов, на котором взаимозаменяемость депозитов гарантируется независимо от юрисдикции, а доверие к депозитам уравнивается.

С другой стороны, он реалистичен по своему замыслу и обеспечивает ряд гарантий против морального риска, так что разделение риска не превращается в снижение риска. Меры по «снижению риска» и «разделение рисков» — это две стороны одной медали, и их следует применять параллельно: они необходимы для защиты стабильности европейского банковского сектора и обеспечения однородной передачи нашей денежно-кредитной политики.

Расширение позиции

Вторая, конкретная проблема, с которой мы столкнулись в зоне евро, возникла, когда нам нужно было расширить нашу денежно-кредитную позицию — в частности, когда мы перешли от процентных ставок как основного инструмента денежно-кредитной политики к покупке активов через приложение.

Частично крупномасштабные покупки активов направлены на снижение безрисковой ставки за счет изъятия дюрации с рынка для суверенных облигаций. Однако в зоне евро у нас нет единой безрисковой ставки, поскольку у нас нет единого финансового эмитента, который выступал бы в качестве ориентира. И нет национального рынка, который мог бы выступить в качестве замены, не только из-за ограничений объема, но и потому, что никакая государственная безопасность в зоне евро не является действительно безрисковой. Запрет на денежное финансирование означает, что каждая суверенная облигация несет определенную степень кредитного риска.

В этом контексте покупка активов того размера, который мы сочли целесообразным, неизбежно должна осуществляться на нескольких рынках. А это означает, что операции денежно-кредитной политики могут непреднамеренно повлиять на распределение кредитов по регионам и типам заемщиков. В этом нет ничего необычного — любая денежно-кредитная политика имеет последствия для распределения. Это также не ограничивает выполнение нами нашего мандата. Но это действительно требует, чтобы мы стремились смягчить эти последствия при условии, что мы достигаем нашей цели стабильности цен.Это можно сделать двумя способами.

Первый — это разработка инструментов денежно-кредитной политики таким образом, чтобы искажения сводились к минимуму. Мы сделали это в рамках АПП, вмешиваясь в основном в наиболее «коммодитизированные» классы активов, то есть на рынки государственных облигаций в каждой стране, и распределяя наши интервенции пропорционально между юрисдикциями. Это эффективно формирует диверсифицированный портфель для всей зоны евро.

Во-вторых, эффект распределения также может быть уменьшен за счет дальнейшей интеграции рынков, на которых мы проводим интервенции, в частности государственных облигаций.С этой целью надежная налогово-бюджетная система, которая надежно реализуется, снизила бы риск, присущий отдельным государственным облигациям в зоне евро, что, в свою очередь, сделало бы воздействие интервенций на различных рынках более однородным.

Тем не менее, не может быть никаких сомнений в том, что если бы нам потребовалось принять более экспансионистскую политику, риск побочных эффектов не встал бы на нашем пути. Мы всегда стремимся ограничить искажения, вызванные нашей политикой, но прежде всего мы стремимся к стабильности цен.Это подразумевает принцип денежного доминирования, который закреплен в Договоре и придает доверие к денежно-кредитной политике.

Денежное доминирование означает, что мы можем — и действительно должны — признать и привлечь внимание ко всем последствиям, намеренным или непреднамеренным, наших операций денежно-кредитной политики. Но это также означает, что мы никогда не должны отказываться от выполнения нашего мандата исключительно из-за этих последствий. Это было бы равносильно изменению нашего мандата в соответствии с законом, что мы не вправе делать.

Заключение

Позвольте мне подвести итог.

В мировой экономике сегодня есть силы, которые пытаются сдержать инфляцию. Эти силы могут привести к более медленному возвращению инфляции к нашей цели. Но нет причин, по которым они должны привести к постоянному снижению уровня инфляции.

Важно то, что центральные банки действуют в рамках своих мандатов для выполнения своих мандатов. В зоне евро это может создать другие проблемы, чем в других юрисдикциях.Но эти проблемы можно смягчить. Они не оправдывают бездействие.

.

ИПЦ и инфляция

Индекс потребительских цен (ИПЦ) — это показатель средних изменений цен на товары и услуги, потребляемые иранскими домохозяйствами. ИПЦ, как инструмент измерения общего уровня цен на товары и услуги, потребляемые домашними хозяйствами, является одним из лучших критериев для измерения изменений покупательной способности национальной валюты. Уровень инфляции измеряется процентным повышением индекса потребительских цен, который составляет
.

Месячная инфляция и ИПЦ

Год:

198319841985198619871988198919

119921993199419951996199719981999200020012002200320042005200620072008200920102011201220132014201520162017201820192020

Данных не обнаружено.

Годовая инфляция и ИПЦ
Год Уровень инфляции Индекс потребительских цен
Март 2017 — март 2018 9.6 109,6
Март 2016 — март 2017 9.0 100,0
Март 2015 г. — март 2016 г. 11.9 91,714
Март 2014 г. — март 2015 г. 15,6 81,948
Март 2013 г. — март 2014 г. 34.7 70,916
Март 2012 г. — март 2013 г. 30,5 52,635
Март 2011 г. — март 2012 г. 21.5 40,321
Март 2010 г. — март 2011 г. 12,4 33,188
Март 2009 г. — март 2010 г. 10.8 29 527
Март 2008 г. — март 2009 г. 25,4 26,66
Март 2007 г. — март 2008 г. 18.4 21,265
Март 2006 г. — март 2007 г. 11,9 17,955
Март 2005 г. — март 2006 г. 10.4 16,048
Март 2004 г. — март 2005 г. 15,2 14 544
Март 2003 г. — март 2004 г. 15.6 12,624
Март 2002 г. — март 2003 г. 15,8 10,915
Март 2001 г. — март 2002 г. 11.4 9,427
Март 2000 г. — март 2001 г. 12,6 8,463
Март 1999 г. — март 2000 г. 20.1 7,516
Март 1998 г. — март 1999 г. 18,1 6,258
Март 1997 — март 1998 17.3 5,298
Март 1996 г. — март 1997 г. 23,2 4,52
Март 1995 г. — март 1996 г. 49.4 3,665
Март 1994 г. — март 1995 г. 35,2 2,456
Март 1993 г. — март 1994 г. 22.9 1,814
Март 1992 г. — март 1993 г. 24,4 1,48
Март 1991 г. — март 1992 г. 20.7 1,189
Март 1990 г. — март 1991 г. 9.0 0,984
Март 1989 г. — март 1990 г. 17.4 0,903
Март 1988 г. — март 1989 г. 28,9 0,77
Март 1987 г. — март 1988 г. 27.7 0,597
Март 1986 г. — март 1987 г. 23,7 0,468
Март 1985 г. — март 1986 г. 6.9 0,379
Март 1984 г. — март 1985 г. 10,4 0,355
Март 1983 г. — март 1984 г. 14.8 0,319
Март 1982 г. — март 1983 г. 19,2 0,278
Март 1981 г. — март 1982 г. 22.8 0,234
Март 1980 г. — март 1981 г. 23,5 0,19
Март 1979 г. — март 1980 г. 11.4 0,153
Март 1978 г. — март 1979 г. 10.0 0,137
Март 1977 г. — март 1978 г. 25.1 0,125
Март 1976 г. — март 1977 г. 16,6 0,101
Март 1975 г. — март 1976 г. 9.9 0,085
Март 1974 г. — март 1975 г. 15.5 0,077
Март 1973 г. — март 1974 г. 11.2 0,069
Март 1972 г. — март 1973 г. 6.3 0,06
Март 1971 г. — март 1972 г. 5.5 0,056
Март 1970 г. — март 1971 г. 1.5 0,056
Март 1969 г. — март 1970 г. 3.6 0,052
Март 1968 г. — март 1969 г. 1.5 0,052
Март 1967 г. — март 1968 г. 0.8 0,052
Март 1966 г. — март 1967 г. 0,8 0,052
Март 1965 г. — март 1966 г. 0.3 0,052
Март 1964 г. — март 1965 г. 4.5 0,052
Март 1963 г. — март 1964 г. 1.0 0,048
Март 1962 г. — март 1963 г. 0,9 0,048
Март 1961 г. — март 1962 г. 1.6 0,048
Март 1960 г. — март 1961 г. 7.9 0,048
Март 1959 г. — март 1960 г. 13.0 0,044
Март 1958 г. — март 1959 г. 1.0 0,036
Март 1957 г. — март 1958 г. 4.4 0,036
Март 1956 г. — март 1957 г. 8,8 0,036
Март 1955 г. — март 1956 г. 1.7 0,032
Март 1954 г. — март 1955 г. 15,9 0,032
Март 1953 г. — март 1954 г. 9.2 0,028
Март 1952 г. — март 1953 г. 7.2 0,024
Март 1951 г. — март 1952 г. 8.3 0,024
Март 1950 — март 1951 г. -17,2 0,02
Март 1949 г. — март 1950 г. 2.3 0,028
Март 1948 г. — март 1949 г. 11.1 0,024
Март 1947 г. — март 1948 г. 6.6 0,024
Март 1946 г. — март 1947 г. -11,5 0,02
Март 1945 г. — март 1946 г. -14.4 0,024
Март 1944 г. — март 1945 г. 2,7 0,028
Март 1943 г. — март 1944 г. 110.5 0,028
Март 1942 г. — март 1943 г. 96,2 0,012
Март 1941 — март 1942 г. 49.5 0,008
Март 1940 г. — март 1941 г. 13,8 0,004
Март 1939 г. — март 1940 г. 8.0 0,004
Март 1938 г. — март 1939 г. 8,8 0,004
Март 1937 г. — март 1938 г. 21.2 0,004
Март 1936 г. — март 1937 г. -.- 0,004

.

Уровень инфляции


Это бета-версия сайта
هذا إصدار تجريبي من الموقع

Инфляция за последний месяц: июль 2020

Заголовок м / м Сердечник м / м Заголовок г / г Core г / г Регулируемые позиции м / м Фрукты и овощи м / м Регулируемые товары г / г Фрукты и овощи г / г
0.380% -0,117%

4,203%

0,722%

2,542%

-2,087%

8,620%

2.456%

.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.