Инфляция сейчас какая: Инфляция в России

Содержание

Почему цены растут, а инфляция низкая — ECONS.ONLINE


Впервые годовая инфляция опустилась к цели Банка России «вблизи 4%» в 2017 г., а за последние четыре года ее годовой уровень колебался в диапазоне от 2,2% до 5,8% – практически симметрично относительно цели, при этом средний годовой темп роста потребительских цен за этот период составил 3,8%. Однако в восприятии многих людей
цены растут быстрее, что вызывает подозрения в занижении официального показателя инфляции. Насколько правильно индекс потребительских цен отражает реальную динамику цен, подходит ли он для таргетирования инфляции, не стоит ли дополнить его другими данными, например от ФНС о кассовых чеках, или выбрать другой индикатор либо даже другой уровень таргета – эти вопросы
обсудили участники Международного финансового конгресса Банка России 1 июля на двух сессиях макроэкономического трека.


Кирилл Тремасов, директор департамента денежно-кредитной политики Банка России:


– Подавляющее большинство стран для таргетирования инфляции используют индекс потребительских цен (ИПЦ), хотя есть и исключения. Например, ФРС США в качестве ориентира
смотрит на дефлятор потребительских расходов, который более широко охватывает потребительскую корзину товаров и услуг, а Европейский центробанк для целей таргетирования инфляции разработал специальный
индекс, который гармонизирован по всем европейским странам.


Почему для многих людей наблюдаемая инфляция заметно отличается от рассчитываемой Росстатом – раза в два или больше? Причины в общем известны: существует дифференциация инфляции по регионам, плюс у каждого из потребителей – свой набор товаров и услуг. В потребительской корзине Росстата 556 позиций, но если вы на нее внимательно посмотрите, окажется, что из этого списка вы потребляете, скажем, треть товаров и услуг, а каких-то товаров и услуг, которые вы потребляете, в корзине не окажется. Кстати, Банк России на сайте «Финансовая культура» предлагает потребителям
Калькулятор личной инфляции – с его помощью все могут рассчитать собственную инфляцию.  


30 июня председатель Банка России Эльвира Набиуллина
объявила, что российский регулятор проведет monetary policy review (обзор денежно-кредитной политики). Вопрос от аудитории: можно ли ожидать, что к таргету по инфляции добавятся другие показатели? Отвечу: monetary policy review – это набор нескольких треков, по которым мы будем проводить исследования. Мы сами пока не знаем ответов на многие вопросы этих исследований. Суть объявленной процедуры в том, чтобы понять самим и объяснить обществу ответы на наиболее актуальные вопросы, связанные с денежно-кредитной политикой. Поэтому через год мы поделимся, к каким выводам мы пришли. 


Александр Морозов, директор департамента исследований и прогнозирования Банка России:


– Мы, как большинство стран, таргетируем ИПЦ, но, в отличие, например, от Чехии или Швеции, использующих среднегодовой ИПЦ, мы измеряем этот индекс как рост цен за год, декабрь к декабрю: это уже сложившаяся практика, к этому все привыкли, тогда как, например, понятие базового ИПЦ сразу вызывает вопросы о том, а что это такое. Когда инфляция снизилась до 4% и ниже, опросы населения показали, что проблема обеспокоенности ростом цен перестала быть основной; сейчас ситуация другая – и воспринимаемая инфляция, и фактический рост цен существенно выше 4%. Если общественный консенсус складывается при более низкой инфляции таким образом, что рост цен воспринимается как проблема, возможно, следует подумать о том, чтобы таргетировать менее низкий уровень инфляции – это тема для общественных обсуждений.


Отражает ли ИПЦ реальную ситуацию с инфляцией? Если спросить меня как обычного покупателя, я скажу, что вижу рост цен не меньше 10%, однако если я задумаюсь об этом как аналитик, то учту, что на какие-то товары цены выросли на 10%, а на какие-то – не изменились или даже снизились, и если посчитать [совокупный] индекс цен, он будет более уравновешен. Феномен диссонанса между воспринимаемой инфляцией и фактической, которая ниже, широко распространен в мире. Например, в еврозоне последние несколько лет медианные инфляционные ожидания находятся на уровне 5–6% при фактической инфляции, находящейся ниже таргета в 2%, однако долгосрочные инфляционные ожидания населения остаются низкими, что говорит об их заякоренности. У нас, к сожалению, ситуация не такая, поэтому Банк России неоднократно говорил о том, что снижение инфляционных ожиданий и их заякоренность вблизи таргета являются очень важными задачами для регулятора. Эту работу еще предстоит завершить.


Александр Исаков, главный экономист по России и СНГ, «ВТБ Капитал»:


– То, как считает инфляцию Росстат, соответствует лучшим практикам. Но все равно из опросов Банка России и ФОМ мы видим, что воспринимаемая населением инфляция отличается от рассчитываемого показателя. Согласно моей гипотезе, одна из причин этого в том, что в мандате обеспечения ценовой стабильности недоучитывается рынок жилья. Сейчас в [потребительской корзине] ИПЦ сумма весов аренды 1-комнатной и 2-комнатной квартир меньше, чем у вареной колбасы. Но все же для всех нас в России покупательная способность рубля означает во многом возможность купить жилье, крышу над головой. По нашим оценкам, вес вмененной ренты в ИПЦ (вмененная рента – это арендная плата, которую домовладелец платил бы за проживание в собственном жилье, если бы он его арендовал.Прим. «Эконс») может составлять 15–20%. Во многих странах вмененная рента учитывается в ИПЦ, и нет более рыночного способа учета стоимости жилья, чем с точки зрения аренды, которую мы платили бы себе, если бы снимали свою квартиру. К тому же вмененная рента уже учитывается в ВВП России.


Павел Малков, руководитель Федеральной службы государственной статистики:


– ИПЦ – наверное, самый обсуждаемый показатель Росстата, поскольку мы все каждый день имеем дело с ценами абсолютно везде. Индивидуальное ощущение [уровня инфляции] основано на личной потребительской корзине и изменении цен на товары, которые покупает конкретное домохозяйство. Это психологический фактор – мы фокусируемся на товарах, которые подорожали больше всего, и автоматически распространяем это ощущение [инфляции] на все остальные товары: например, видим, как подорожала гречка, и считаем, что так же подорожало и все остальное.


Росстат публикует не только общий ИПЦ, но и данные по каждой входящей в него позиции – можно собрать свою собственную корзину и увидеть тот самый рост, который мы фиксируем психологически. Росстат ежемесячно собирает информацию по 556 видам товаров и услуг в 282 городах. Мы наблюдаем более 82000 торговых точек, набор товаров и услуг постоянно корректируется в соответствии с обновлением ассортимента и потребительскими предпочтениями. У каждой позиции есть свой вес в потребительской корзине, состав и веса которой формируются на основе отдельного большого исследования. Можно сказать, что ИПЦ – не только один из самых чувствительных показателей, но и один из самых проработанных с точки зрения методологии и математики. У нас регулярно проходят проверки со стороны МВФ, и мы получаем заключения о полном соответствии.


Андрей Бударин, заместитель руководителя Федеральной налоговой службы:


– С конца 2016 г. мы получаем данные по кассам [о фискальных чеках] в режиме онлайн, и сегодня практически все предприятия, вплоть до самых малых, используют контрольно-кассовую технику [ККТ] – это 3,5 млн кассовых аппаратов, которые ежедневно пробивают около 200 млн чеков. Это ценнейшие данные для фискальной и товарной аналитики, но работа с ними осложняется отсутствием единых справочников товаров, работ и услуг, каждый пользователь ККТ ведет свою номенклатуру. Мы активно применяем широкий набор технологий машинного обучения – это в первую очередь нейронные сети и семантический кластерный анализ, – чтобы разбирать товарные группы и делать это с высокой точностью, но для целей таргетирования инфляции и расчета ИПЦ еще предстоит работать и повышать точность. Данные ККТ – хорошая база для предиктивных технологий, также их можно было бы использовать для уточнения или обогащения существующей работы по определению ИПЦ.


Александр Морозов:


– Если учитывать [в ИПЦ] вмененную аренду жилья, наши расчеты показывают, что отличия от обычного ИПЦ невелики, кроме того, инфляция ведет себя более предсказуемо и менее волатильна. Но мы не можем просто изменить расчеты – нужно, чтобы это было хорошо воспринято широкой общественностью и не возникло подозрений, что мы «что-то нахимичили», чтобы инфляция была ниже.



Мы с оптимизмом смотрим на использование данных ККТ. Построенный на их основе индекс цен фактически сделанных покупок подтвердил корректность динамики инфляции, отражаемой публикуемым Росстатом ИПЦ. В то же время есть ряд проблем, возникающих при использовании таких данных при построении индексов цен, – недавно мы опубликовали
исследование об этом.


Павел Малков:


– Использование данных ККТ – это одно из основных направлений работы по совершенствованию ИПЦ. Это новый источник данных, который позволит заместить сбор ручных данных, позволит увеличить выборку. Мы сейчас это уже делаем. По предварительным данным, из 556 позиций, по которым мы собираем информацию, примерно по трем четвертям данные можно взять из ККТ. В этом году будут подготовлены проекты методик, в 2022 г. – первые результаты. Мы продолжим вести стандартные расчеты ИПЦ и параллельно – экспериментальные расчеты с использованием данных ККТ.


Алексей Заботкин, заместитель председателя Банка России:


– Хочу сказать два слова о том, как Банк России оценивает пять лет режима инфляционного таргетирования. С 2017 г. инфляция находилась вблизи 4%, как было обещано, это снижение практически в два раза по сравнению с темпами роста цен в 2010–2016 гг. и снижение с двузначных значений первого десятилетия XXI в. Снизился не только уровень инфляции, но и амплитуда ее колебаний – амплитуда неразрывно связана с уровнем инфляции, именно поэтому важна низкая инфляция: высокая инфляция устойчивой не бывает. Даже с учетом ускорения инфляции, которое мы наблюдаем сейчас, это гораздо более высокая степень ценовой стабильности, чем в предыдущие периоды.


Анонсированный на МФК обзор денежно-кредитной политики за прошедшие пять лет для нас будет первым опытом такого регулярного анализа. Цель этого упражнения – не обязательно что-то менять по итогам. Важно иметь объективную картину результатов и того, какие уроки из опыта прошлых лет нам следует учесть на будущее. И, что не менее важно, услышать, что думает по поводу достигнутых на текущий момент результатов общество. Цель по инфляции также будет предметом анализа, но это не означает, что она будет изменена: решение будет зависеть от тех выводов, к которым мы придем. Мне представляется, что уточнение цели – которое, подчеркну еще раз, не предопределено, – если и произойдет, то в сторону более низкого уровня инфляции. И итоги анализа, и выводы из них будут сформулированы только к середине следующего года; все текущие решения, направленные на возвращение инфляции к цели, будут приниматься исходя из цели вблизи 4%.


Жак Миньян, руководитель миссии МВФ:


– Считаю, для России переход к инфляционному таргетированию был успешным: если в начале перехода инфляция превышала 10%, то после этого в течение нескольких лет удерживается вблизи 4%. Самое важное – возвращать инфляцию к таргету, когда она становится выше или ниже намеченной цели, и России это удается. Мы не должны недооценивать важности низкой инфляции. В таких условиях люди могут лучше планировать [свои расходы], покупательная способность их доходов не размывается. Кроме того, в результате перехода долларизация российской экономики снизилась, это тоже важно.


Что касается изменения цели по инфляции, мы считаем, что снижать ее не нужно: как говорится, не надо чинить то, что не сломано. Для населения разница между таргетами 3% и 4% минимальна, однако она имеет значение для властей, если придется реагировать на негативные потрясения. Инфляционное таргетирование в значительной степени завязано на доверии.


Клеменс Графе, главный экономист по России и СНГ Goldman Sachs:


– В период снижения инфляции в России в 2015–2017 гг. экономический рост был меньше, чем мог бы быть, но экономика в то время столкнулась с двумя шоками, экономическим и геополитическим. В то же время действия, предпринятые для того, чтобы обуздать инфляцию, представляют собой инвестиции в развитие.


Период действия режима инфляционного таргетирования в России еще довольно короткий, однако мы уже понимаем, что оно наряду с бюджетным правилом сумело изменить то, как Россия реагирует на внешние шоки. Если в 2007–2008 гг. Центробанку не удалось полностью минимизировать [экономические] шоки, то в 2020 г. в противовес циклу удалось стабилизировать экономику. Кроме того, в условиях стабильной инфляции бизнесу намного проще строить планы и привлекать долгосрочное финансирование, а населению – получать выгоды на рынке ипотеки. Финансовый сектор выглядит совершенно иначе, чем до перехода к инфляционному таргетированию: мы видим новые продукты и положительный эффект от перехода. Сейчас проблема, по-моему, не в текущем росте инфляции и не в сокращении расходов, а в инфляционных ожиданиях, которые остаются высокими.

Годовая инфляция в июне обновила рекорд за пять лет

Она ускорилась с 6% в мае до 6,5% в июне. Это максимум с августа 2016-го. Между тем аналитики Альфа-банка уже предупредили, что рост цен в России может усилиться после сентябрьских выборов в Госдуму

Фото: EdZbarzhyvetsky/ru.depositphotos.com

Рост потребительских цен в первом месяца лета достиг 6,5%, сообщил Росстат. С чем это связано и что будет с инфляцией дальше?

Сентябрь 2016 года: страна только отошла от очередного экономического кризиса, вызванного санкциями, падением цен на нефть и обвалом рубля; годовая инфляция — 6,4%. Июнь 2021-го: рост потребительских цен в годовом выражении — 6,5%. Главный вклад внесли подорожавшие овощи. Например, свекла по сравнению с маем выросла в цене почти на 60%. А морковь, на вопрос о которой на недавней прямой линии отвечал президент, в июне стала дороже на 37%. Правда, постепенно дешевеют поспевающие помидоры и огурцы.

Что будет с ценами дальше? Многое будет зависеть от политики государства и от погоды. Например, зерно, на которое введены экспортные пошлины, дорожать не будет, а вот овощи из-за сухой погоды могут не уродиться и вырасти в цене, предполагает председатель подмосковного кооператива «Агрофирма «Элитный картофель» Владимир Акатьев.

Владимир Акатьев председатель кооператива «Агрофирма «Элитный картофель»

Власти на разгон инфляции смотрят по-разному. Например, министр экономики Максим Решетников недавно говорил, что она постепенно выдыхается. В июле еще будет негатив, а в августе уже возможна дефляция, то есть снижение цен. У нас это обычно происходит каждый год, когда с новым урожаем дешевеют овощи, но, например, в 2020-м плодоовощного минуса не было.

На июньском форуме в Петербурге свое видение причин роста цен высказала Эльвира Набиуллина. Глава ЦБ говорила о повышенных инфляционных ожиданиях населения. Россияне стремятся побыстрее сделать запланированные покупки, пока опять не подорожало. Но из-за этого цены как раз и растут, и так раскручивается инфляционная спираль, резюмировала Набиуллина. Но можно предположить, что к концу года инфляция замедлится. И одна из причин в том, что нам пока не грозят новые санкции США, а они в том числе влияют на стоимость рубля, а значит, и на потребительские цены. А кроме того, мировые цены на продовольствие, которые сильно выросли из-за пандемии и повлияли на инфляцию на всей планете, пошли вниз, отмечает старший экономист банка «Открытие» Максим Петроневич.

Максим Петроневич старший экономист банка «Открытие»

Но, с другой стороны, есть прогноз экономистов Альфа-банка. Они пишут, что перед сентябрьскими выборами власти, вероятно, будут повышать социальные расходы. Значит, у кого-то станет больше денег, и люди пойдут в магазины, что подстегнет рост цен. Вероятно, экономисты в том числе имели в виду выплаты на дошкольников и первоклассников. А, кроме того, магазины, по мнению экономистов банка, перед теми же выборами будут все-таки стараться сдержать рост цен, а после голосования будут ускоренно повышать. И, наконец, есть еще один фактор — это рост стоимости стройматериалов. В частности, подорожала древесина. Например, доски — почти на 16%. И здесь одна из главных причин — это бум деревянного строительства в США. Так что каждый американский мужчина, который решил, что он теперь обязан в своей жизни построить дом, косвенно влияет на цены в России.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рост цен на главные продукты в России обогнал инфляцию почти в три раза: Социальная сфера: Экономика: Lenta.ru

Стоимость социально значимых продуктов питания в России в марте выросла на 15,6 процента в годовом выражении, что почти в три раза выше официального уровня инфляции. Такие данные содержатся в исследовании международной аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza, которое есть в распоряжении «Ленты.ру».

В утвержденном правительством перечне находятся 24 главных продукта. В январе и феврале они в среднем были на 13,5 и 15,35 процента дороже, чем год назад в тот же период. В марте разрыв с общей инфляцией увеличился, достигнув 2,7 раза, а в случае продовольственной инфляции (7,6 процента) наблюдается двукратный разрыв.

Материалы по теме

00:01 — 2 апреля

Советский подход

Продуктовые карточки помогли выжить людям в СССР. Могут ли их ввести в России и нужно ли это?

00:03 — 23 марта

Больше всего трудностей испытывают Пензенская и Рязанская области, Северная Осетия, Липецкая и Воронежская области, Чувашия, Нижегородская область, Кабардино-Балкария, Калужская области и Республика Марий Эл. В них социально значимые продукты питания подорожали на 19-21 процент. В целом инфляция в этом сегменте оказалась выше в небогатых регионах, жители которых тратят существенную часть бюджета на еду.

Сильнее всего из социально значимых товаров подорожал картофель — на 58,1 процента, что в десять раз выше инфляции. Следом идут морковь (48,2 процента), сахар-песок (47,5 процента), куриные яйца (32,1 процента), гречневая крупа (31,6 процента) и подсолнечное масло (26,8 процента).

Снизились цены в среднем только на белокочанную капусту и пшено, но динамика очень сильно зависела от регионов. Если в одних стоимость капусты падала на 30 процентов, то в других — росла на 33,7 процента.

Президент FinExpertiza Елена Трубникова отмечает, что причиной роста цен является увеличение издержек предприятий, снижение производства сельскохозяйственных товаров, подорожание зерна на мировых рынках (влияет на стоимость кормов), слабеющий рубль, из-за которого дорожают импортное оборудование и сырье. По ее словам, попытки правительства ввести государственное регулирование цен приведут к тому, что либо потребителю придется столкнуться с подорожанием других товаров, либо у российских предприятий снизится производственный потенциал.

21 апреля президент России Владимир Путин в ходе послания Федеральному собранию призвал не допустить повторения ситуации конца 1980-х и начала 1990-х годов, когда государственное регулирование цен привело к пустым полкам в магазинах. Также он пообещал увеличить выплаты малообеспеченным семьям с детьми.

Быстрая доставка новостей — в «Ленте дня» в Telegram

ЦБР оценил трендовую инфляцию в мае в 4,75%

Центробанк оценил годовые темпы трендовой инфляции в России в мае 2021 года в 4,75% после 4,54% в апреле, что говорит о продолжающемся нарастании инфляционного давления.

Росстат сообщал, что инфляция в мае ускорилась до 6,02% с 5,53% в апреле в годовом выражении, что стало сюрпризом и для аналитиков, и для Центробанка, повысившего в ответ ключевую ставку в третий раз подряд с начала года .

«Инфляционное давление, очищенное от влияния разовых и временных факторов, усиливается», — сообщил ЦБ.

Оценка трендовой инфляции, рассчитанная на более коротком трехлетнем временном интервале, также увеличилась: на 0,25 процентного пункта до 5,12%.

Глава ЦБР Эльвира Набиуллина сказала во вторник, выступая в Госдуме, что резкий восстановительный рост экономики сейчас сопровождается глобальным ростом цен на биржевые товары, разгоном инфляции и в мире, и в России.

«Характер инфляции, а именно устойчивый в последние месяцы рост цен по широкому кругу товаров, показывает, что этот период нельзя просто переждать. Центральный банк должен задействовать свои инструменты, чтобы вернуть инфляцию к цели. Иначе она грозит благополучию людей», — сказала Набиуллина, отметив, что сейчас — время повышения ставки в ответ на изменившиеся обстоятельства и рост инфляции .

ЦБР уже три раза подряд повышал ставку, доведя ее до 5,50%, и следующее заседание запланировано на 23 июля 2021 года.

Набиуллина говорила, что «с большой вероятностью» ЦБР вновь поднимет ставку в июле, но и исключать паузы нельзя.

Аналитики ВТБ Капитала написали, что исход июльского заседания регулятора будет в значительной мере зависеть от того, какой окажется инфляция по итогам июня – а также от того, какими на тот момент будут инфляционные ожидания.

Согласно их прогнозу, инфляция в июне составит +0,5% м/м и +6,3% г/г, что даст повод для дискуссий между теми, кто выступает за более медленное повышение ключевой ставки (+25 б.п.), и теми, кто является сторонником более быстрого ужесточения ДКП (+50 б.п. и больше), тогда как инфляция выше 0,5% почти наверняка будет означать более значительное повышение ключевой ставки.

«Мы оставляем без изменений наш базовый сценарий, который предполагает повышение в июле ключевой ставки до 5,75% и сохранение ее на этом уровне до конца года, но продолжаем внимательно следить за недельными данными и индикаторами инфляции в режиме реального времени», — указали аналитики ВТБ Капитала.

«Принятые решения по повышению ключевой ставки Банка России будут способствовать возвращению инфляции к уровню 4% во втором полугодии 2022 года с последующей стабилизацией вблизи цели», — сообщил регулятор во вторник.

Банк России в 2015 году начал ежемесячные публикации данных трендовой инфляции, которая учитывает преимущественно монетарные факторы. С октября 2016 года показатели трендовой инфляции рассчитываются на скользящем 5-летнем периоде.

Жесткие деньги. Доверие государству и избавление от инфляции

В Соединенных Штатах, стремительно выходящих из вызванного пандемией экономического кризиса, подскочила инфляция. Пошли разговоры о ее опасности – хотя еще недавно считалось, что опасности инфляция не представляет, несмотря на то, что последние десятилетия страны все больше залезают в долги, занимая у будущего.

Чтобы как следует понять происходящее, полезно разобраться в природе денег, обесценивание которых и называется инфляцией. Обычные люди сталкиваются c деньгами как с удобным инструментом для обмена товарами – плата за работу позволяет купить еду, одежду и прочее. У государства отношение к деньгам другое: во время финансового кризиса 2008-го власти в США описывали деньги как кровь в кровеносной системе экономики – без свободных денег, дешевого кредита бизнес умрет. В нынешний кризис правительства выдавали людям деньги напрямую – даже без необходимости отработать их. И еще деньги сами по себе товар, их можно продавать, покупать, и в свое время финансист Сорос сделал состояние, обрушив курс британского фунта. Более того, теперь распространились еще и самодельные деньги, криптовалюты – и их идеологи говорят, что они настолько перспективны, насколько люди верят в них.

Олег Ицхоки, профессор экономики Калифорнийского университета, в интервью Радио Свобода рассказал, как устроены деньги, и объяснил, стоит ли другим странам опасаться инфляции в США:

– У денег есть функции – средство накопления, средство расчета и мера стоимости. Накопление – вам нужен механизм, как перенести то, что вы заработали и сохранили сегодня, в покупательную способность завтра. Тут у денег нет никакого уникального свойства. Один доллар или один рубль может сильно обесцениться от сегодня к завтра, но может и набрать стоимость. И золото может. У вас есть выбор из целого портфеля активов: акции, облигации, недвижимость, леса, земля, которую вы можете купить. У этих активов есть два свойства – ожидаемая доходность и риск. И вы принимаете решение, как вам перенести деньги из сегодня в завтра.

Способ обмена

Cамое базовое, необходимое свойство денег – это способ совершать обмен. Если вспомните, в России могли выплачивать зарплату в товарах, которые производит фабрика, и это очень неудобно. Я ездил по Рижскому шоссе, там люди у дороги пытались продать то, чем выплатили зарплату на фабрике. Деньги помогают решить проблему. Мы соглашаемся, что все будем принимать деньги, что нам не нужно будет менять соковыжималку на что-то, что нам нужно, а потом это менять на что-то еще. Деньги сильно снижают транзакционные издержки. Предприятие вам выплачивает деньги, вы можете на них купить любой товар в экономике. Без денег наш мир бы не существовал в нынешнем виде, кто-то должен был бы обменивать свои товары на Рижском шоссе, и транзакционные издержки этого были бы безумно высокими.

У активов со свойствами, что они надежные, что их легко менять, у них высокая ликвидность, будет низкая доходность

Давайте обсудим, какие свойства нужны деньгам. Важно, чтобы они были достаточно стабильны. Если будет инфляция или гиперинфляция, это сильно повысит транзакционные издержки: вам сегодня дали деньги, а завтра они уже обесценились, вы не хотите в этих деньгах сохранять [ваши активы] даже с сегодня на завтра, не говоря уже на следующий год. Деньги должны иметь низкую инфляцию, не должны быть волатильны. Вот биткоин. Может ли так произойти, что он упадет на 40 процентов? Ответ – да. Это говорит о том, что это плохая единица денег с точки зрения транзакций, они должны быть стабильны, чтобы вы сегодня получили зарплату, а завтра пошли в супермаркет. Вам нужно знать, что вы не берете на себя большой риск ото дня ко дню, даже если вы получаете очень низкую доходность при этом. Основное свойство денег, что доходность низкая, но и риск очень низкий, поэтому они могут хорошо выполнять свою транзакционную функцию как способа обмена. Экономисты не говорят о деньгах как о купюрах. Мы говорим об объектах, которые имеют похожие свойства, в данном случае с точки зрения сбережения. Их легко обменять [на что-то] очень быстро. Это надежный способ распоряжения с низкой доходностью. Мы все это называем деньгами. С точки зрения сбережений все, что является надежным, с низкой доходностью и легко поменять на что-то, что вам нужно, мы можем условно называть деньгами. Вы бы, конечно, хотели высокую доходность, но рыночное равновесие диктует, что у активов со свойствами, что они надежные, что их легко можно менять и что у них высокая ликвидность, – у таких активов будет низкая доходность.

Там, где массово начинают фермерам доверять больше, чем государству, – это провал государства

Если мы будем жить в условиях инфляции, деньги начнут терять одно из свойств, начнут иметь отрицательную доходность, и люди будут уходить из денег, придумывать что-то: кто-то покупает золото в условиях инфляции, кто-то – недвижимость, акции «Фейсбука», автомашину или стиральную машину, потому что они могут терять свою стоимость медленнее. Но это все может происходить в инфляционных периодах, когда деньги фактически начинают терять одну из своих функций, и это плохо. Но [за пределами этих периодов] вам дают вещь, которая нужна для транзакций, это хороший способ сбережения, по крайней мере, из сегодня в завтра – это функции, которые выполняют деньги, поэтому мы их держим. А какая у вас альтернатива, собственно говоря?

Доверие государству

– Есть пример фермера в России, который начал выпускать собственные деньги лет 10 назад, как-то развился, у него получилось локальное общество потребкредита. Это происходит в ситуации, когда государство недодает денег?

– Ну слушайте, есть такое количество «антиваксеров» в России. Если не доверяют государству, то не доверять ему можно разными способами. Нет альтернативы, нельзя пойти в Сбербанк и получить более дешевый кредит. Либо ты не доверяешь Сбербанку, либо ты не доверяешь государству, думаешь, что оно найдет способ, как забрать рубли. Все эти вещи возможны. Это может быть как реальное недоверие, основанное на фактах, так и выдуманное недоверие, не основанное ни на чем. Это есть во всех обществах, и в Америке это происходит, везде. Например, со своими детьми дома вы можете нарисовать фантики, пользоваться ими, потому что у вас есть доверие внутри семьи. Но кому вы доверяете больше – государству или фермеру? Там, где массово начинают фермерам доверять больше, чем государству, – это провал государства. Люди должны быть недовольны государством – это здоровая часть политической системы, вы всегда недовольны, хотите лучше. Но при этом если вы своими экономическими решениями начинаете показывать, что вы не доверяете валюте, которую выпускает государство, уходите во что-то другое – это провал государственных институтов.

Обществу надо прийти к консенсусу, в развитых странах он достигается с помощью выборов

Надежная валюта – это одно из общественных благ, которое должно предоставлять государство. Если оно это не делает, государство не выполнило свою функцию, надо увольнять кого-то и нанимать кого-то нового в процессе выборов. Это репутация, которая строится десятилетиями. Нельзя создать репутацию Центрального банка за один выборный цикл, репутация Центрального банка строится десятилетиями. Соответственно, если репутации нет, люди будут уходить в альтернативные валюты по сумасшедшим идеям. Так были построены акции МММ – и когда это начинает приобретать массовый характер, то возможность злоупотреблений становится очень большой, поэтому государство, как правило, регулирует эту деятельность. Регулирование финансовой системы – одна из вещей, которую мы делегируем государству. Если государство плохо справляется, это должно решаться в результате выборов. Естественно, в автократических режимах никто тебя не спрашивает, хочешь ли ты делегировать часть своих прав или нет. В более демократических режимах это результат некоторого консенсуса, но люди могут быть недовольны. Например, огромный вопрос в Америке – отменять ли наличные деньги, можно ли запретить стодолларовую купюру, перейти только к маленьким купюрам. Часть людей считает, что это нарушит их права, они говорят: сейчас вы придете за моей долларовой купюрой, а завтра – за моим оружием. То есть какие-то люди относятся к этому как к неотъемлемому праву – иметь долларовые купюры (и винтовку AR-15), а часть людей может считать, что нам как обществу это невыгодно. Обществу надо прийти к консенсусу, в развитых странах он достигается с помощью выборов, но всегда вы найдете людей, которые недовольны консенсусом – это нормально. Есть люди и справа, и слева, которые должны бороться за изменение консенсуса.

Джанет Йеллен, глава Федеральной резервной системы США в 2014 году

Жесткие деньги

– Деньги как мера стоимости?

– Нам надо в чем-то измерять цены, чтобы могли сравнивать цены разных товаров и могли бы все выражать, например, в золоте или в акциях «Гугла». Можно использовать любой объект для сравнения цен, но деньги имеют приятное свойство, что в них легко сравнивать. Поэтому мы говорим, что они мера стоимости. Если бы у всех были хорошие калькуляторы, всегда можно было бы сравнить относительные цены яблок и апельсинов, но нам бы пришлось пересчитывать все время. Сейчас мы видим, что яблоки стоят доллар за килограмм, а апельсины стоят полтора доллара за килограмм, и это дает нам сигнал, что яблоки чуть дешевле, чем апельсины, и, может, исходя из этого, мы примем решение о покупках.

Чтобы не менять цены, они меняют содержание какао-бобов в шоколаде

Есть важное свойство, то, что мы называем жесткие деньги: цены меняются редко. Это новое кейнсианство, то, что осталось от оригинальных идей Кейнса (одного из ключевых экономистов 20-го века, который после Великой депрессии оспорил идею, что свободный рынок и гибкие зарплаты могут обеспечить полную занятость, и обосновал активное участие государства в экономике. – Прим.). Если цены на яблоки – доллар за килограмм, они в течение достаточно долгого времени остаются на таком уровне. Это приводит к проблемам. Чтобы экономика хорошо работала, нужно, чтобы цены менялись, но фирмы не любят это делать. Например, в стабильных экономиках цены в парикмахерской могут не меняться годами. Вы знаете, что ваша прическа стоит 20 долларов, из месяца в месяц. Почему-то люди не любят, когда потребительские цены меняются, и для фирм большая проблема поменять цены. Например, на товарной бирже растут цены на шоколадные бобы, на бирже, где продается сырье, необработанные продукты, цены меняются все время (например, из-за неурожая. – Прим.). Но фирмы, которые производят шоколад, не любят менять цены на плитки шоколада. Это доходит до абсурда, и чтобы не менять цены, они меняют содержание какао-бобов в шоколаде. Вы привыкли, что «Сникерс» стоит 70 центов, и фирмам и потребителям проще неявно договориться, что поменяется содержание шоколадных бобов в шоколадке, а не цена. Во время рецессии выгодно, чтобы все цены в экономике упали, но фирмы не хотят снижать их. Из-за этого приспособление к шоку от рецессии происходит не за счет того, что товары становятся дешевле, а за счет того, что меньше товаров продается. Это такие неэффективные неокейнсианские бизнес-циклы. Есть большой спор вокруг этого. Например, почему выход из рецессии 2009 года был таким долгим, безработица была высокой еще три-четыре года, – потому что зарплаты не падали, хотя должны были упасть, или по какой-то другой причине, которую мы не очень хорошо понимаем?

Деньги – стабильные, нам не надо пересматривать цены постоянно. Это единственное свойство, которое мы требуем от денег

– Вы говорите: взяли калькулятор посчитать, как поменять яблоки на апельсины. Но сотрудник «Фейсбука», который что-то целый день делает, как посчитать его зарплату по отношению к яблокам?

– Никто не пересчитывает зарплату на яблоки, в экономике она должна отражать предельный продукт работника, что он добавляет в производство компании. Компании не выгодно платить больше, а рынок должен заставить компанию платить за предельный продукт, потому что иначе этот работник может уйти в другое место. Конкуренция должна была бы привести к этому, но это некоторая абстракция, идеальная конкуренция. А так во время переговоров вы как-то определили зарплату, и потом она остается неизменной, скажем, в долларах. Но доллар может обесцениться. И если доллар обесценивается быстро, то работники приходят к фирме и говорят: надо индексировать зарплату к инфляции хотя бы, чтобы не вести все время переговоры. Поэтому мы любим низкую инфляцию, чтобы, по крайней мере, не нужно вести постоянно переговоры об индексации зарплат. Этот вопрос играл огромную роль, когда мы жили в период достаточно высокой инфляции, но потерял значение в развитых странах из-за того, что в них инфляции нет. Но если будет инфляция, этот вопрос вернется.

Товар без прямой полезности

Зарплаты меняются очень редко, гораздо реже, чем цены на товары. Многие зарплаты, в частности, зарплаты почти всех, кто работает в «Фейсбуке», получены в результате переговоров, когда человека нанимают. Примерно половина зарплат в экономике – контрактные. Человек в «Макдональдсе» – известно, сколько долларов в час он получает, нет никаких переговоров относительно этой зарплаты. Эта зарплата жесткая и может не меняться десятилетиями. Когда вы приходите наниматься в хай-тек-компании, банки, консалтинг, вы ведете переговоры о зарплате, ее назначают в результате переговоров. Но до следующих переговоров эта зарплата может не меняться, несколько лет. Но цена яблок при этом может двигаться вверх и вниз. Переговоры о зарплате очень затратны. Мы живем в обществе, которое решило не передоговариваться о зарплатах на постоянной основе.

– Это означает, что деньги – не незаметный механизм обмена, а вполне отдельная вещь.

– Думайте об этом так: деньги – это товар, у которого нет прямой полезности. Для сравнения, акции: фирмы обещают вам что-то завтра [скажем, дивиденды] за то, что вы даете им деньги сегодня. У денег такого нет, никто вам ничего не обещает. От денег вы не получаете такую полезность, как от яблок [которые можно съесть], но у них есть другое свойство, вы можете сравнивать цену яблок и цену труда, это имеет смысл, потому что деньги – стабильные, и нам не надо пересматривать цены постоянно. Это единственное свойство, которое мы требуем от денег. В принципе о них можно думать как о дополнительном товаре без прямой полезности, который люди придумали, чтобы в нем производить сравнение.

Деньги должны быть скучными, это дешевый рутинный объект, функционирование которого гарантируется репутацией государства

Важное свойство денег – они должны быть дешевыми к производству. Единственная монета [в США], которая стоит в производстве дороже, чем ее ценность, – один цент. Чтобы произвести один цент, государство тратит больше, чем один цент. Чтобы произвести купюру в сто долларов, оно тратит очень маленькую долю этих ста долларов. Это, кстати, вторая причина, по которой биткоин – плохая вещь в роли денег. Чтобы произвести биткоин, нужно потратить ровно столько энергии, сколько стоит биткоин. Если цена биткоина растет, то вы будете тратить все больше и больше электроэнергии – это просто равновесные условия. Криптовалюты в том виде, в котором сейчас существуют, обладают катастрофическим свойством, что как только они становятся популярными, они сжигают какое-то безумное количество электричества, ровно столько, сколько эти валюты стоят. Это самоубийственное свойство для валют. Любое использование электричества должно облагаться углеводородным налогом, но такое бесполезное использование электричества должно облагаться двойным налогом, конечно. Пользы от биткоина особой пока нет, и есть колоссальные издержки от него. Если не решить эту проблему, у этой отрасли нет будущего. В этом смысле деньги не могут быть построены на хайпе, на росте, основное свойство денег – они должны быть очень скучными, это дешевый рутинный объект, функционирование которого гарантируется репутацией государства, репутацией агента, который эмитирует деньги. Поэтому центральные банки играют такую огромную роль в современной экономике – это просто репутация того, что центральный банк независимый, и это доказывается десятилетиями.

Управление инфляцией

Государства, у которых есть хорошая репутация в плане монетарной политики, – все развитые и многие развивающиеся страны, у которых основная цель монетарной политики – именно низкая инфляция, а не политические цели, не цели роста. Все пришли к тому, что единственная цель центрального банка – низкая инфляция, остальные цели ей подчиняются, неважно, какие задачи у правительства есть. 50–70 развитых и развивающихся стран этому религиозно следуют. Это то, что привело к хорошим последствиям для монетарной экономики в последние 40 лет, это то, что эти страны действительно научились делать хорошо: с одной стороны, низкая инфляция, с другой стороны, деньги очень дешевые.

Механизм борьбы с инфляцией очень простой – повышение процентной ставки. Страны поняли технологию низкой инфляции

Главное достижение в монетарной экономике последних десятилетий – государства научились управлять инфляцией. Если вы посмотрите на развитые и многие развивающиеся страны, Чили, например, – с 80–90-х годов не было инфляции нигде. Государства поняли: если ожидается 5 процентов инфляции, нужно поднять номинальную процентную ставку выше, чем на 5 процентов, нужно двигать ставку относительно инфляции сильнее, чем один к одному. Если смотреть на данные, то до 90-х годов государства недостаточно реагировали на инфляцию, а после стали реагировать достаточно. Great Moderation, «Великое регулирование» – это то, что мы видели с 90-х годов, и мы не видели инфляции практически нигде в развитых странах, и механизм борьбы с инфляцией очень простой – повышение процентной ставки. Это технология, страны поняли технологию низкой инфляции. В США, на самом деле, недовольны тем, что инфляция все время ниже 2 процентов, они считают, это плохо, Центральный банк США хочет 2 процента, а получается меньше, и это интересный вопрос – почему, и можно ли это исправить. Мы боимся дефляции больше, чем инфляции, потому что механизм борьбы с дефляцией – это снижение процентной ставки, но мы не можем снижать ниже нуля. Пока мы живем в таком мире, где, если вы сохранили 1 доллар сегодня, завтра у вас останется 1 доллар, номинальная процентная ставка ограничена нулем. У вас не может кто-то забрать 5 центов из этого доллара – это был бы эквивалент отрицательной процентной ставки, но пока государства не придумали механизм для этого. Никто не может уменьшить тот факт, что у вас один доллар.

Потребление и инвестиции падают, ВВП падает, происходит рецессия, спрос на работников низкий, безработица растет

– В кризис 2008–2009 годов считалось, что необходимо срочно вкачать деньги в экономику, потому что деньги – ее кровеносная система, без них остановится бизнес, не будет кредита. Сейчас экономический кризис из-за пандемии, и прямая раздача денег. Тут нет нарушения логики? Человек работает, выращивает яблоки, обменивает свой труд и время на бумажки, выданные государством, а потом этот самый «вызывающий доверие эмитент» раздает такие же бумажки всем подряд вне зависимости от труда и потраченных сил?

– Тут много разных проблем смешано, надо разделить. Возьмем 2008–2009 год. Что происходит в финансовый кризис? Людям кажется, что все активы стали рискованными, никто во время финансового кризиса не хочет никуда инвестировать, представления о риске сильно возрастают. Люди убирают деньги из инвестирования, инвестирование падает. Второй эффект – люди боятся за будущее и перестают потреблять, делают сбережения, так они защищаются от неопределенности. То есть все компоненты ВВП – потребление и инвестиции – падают, из-за этого ВВП падает, из-за этого происходит экономический кризис, рецессия. Если ВВП низкий, спрос на продукты и инвестиционные товары низкий, то и спрос на работников будет низкий, безработица вырастет. Какие инструменты у государства, чтобы бороться с этим? Нужно сделать сбережения невыгодными, а инвестиции выгодными. Они должны успокоить рынки низкими процентными ставками. Но в современной экономике мы сталкиваемся с тем, что процентные ставки уже почти на нуле [еще до кризиса]. Это отдельный разговор, почему раньше процентные ставки были 3–5%, а сейчас они 0–1%. У нас структура экономики поменялась, и международная структура экономики, и внутренняя, поэтому мы перешли в период, когда процентные ставки низкие – и это усложняет работу государства. И у государства есть дополнительная задача – снизить процентные ставки на рискованные активы. Поэтому центральные банки начинают покупать активы компаний напрямую, это монетарная политика, она не имеет отношения к раздаче денег, политика стимулирования экономики во время рецессии имеет перераспределительное свойство. Раздача денег в 2008–2009 году была относительно маленькой.

Раздача денег

Да, кому-то раздали деньги, и кто-то другой за это заплатит своими деньгами

Инфраструктурный пакет, первый большой пакет Обамы, когда он выиграл выборы, – это, действительно, была раздача денег. Раздача денег – второй инструмент, который есть у государства, кейнсианский инструмент. Когда потребление и инвестиции низкие, производство падает, что означает, что фирмы не хотят производить и, соответственно, не хотят нанимать работников. Государство может напрямую дать гранты на производство, например, на строительство мостов. Большой инфраструктурный пакет был на ремонт дорог, строительство мостов, чтобы нанять много людей, которые потеряли работу в строительном секторе, например. Напрямую раздать деньги конкретным секторам – это становится фискальной политикой, это второй инструмент, который есть у государства, и мы считаем, что государство в обычных рецессиях не должно его использовать, только в чрезвычайных случаях. В 2008–2009 годах рецессия была большой, тогда использовали все инструменты, потому что очень испугались, думали, что это будет рецессия размером Великой депрессии. Но тот пакет был в три раза меньше пакета поддержки экономики Трампа [во время кризиса 2020 года], и соответственно, в 6 раз меньше пакетов Трампа и Байдена в совокупности, то есть практически на порядок меньше того, что мы наблюдали в 2020–21 году. В 2021 году – это не монетарная, это фискальная политика. Министерство финансов ее проводит, а центральной банк лишь обслуживает, это не раздача денег в смысле, что центральный банк их напечатал. Государство напрямую помогает людям и фирмам, которых оно выбирает, и это превращается в долг государства, который надо будет выплачивать в будущем. Проблема бывает у тех стран, которые смешивают монетарную и фискальную политику, когда центральный банк монетизирует фискальную политику – это приводит к инфляции. В развитых странах такого мы давно не наблюдаем, это происходит в развивающихся странах. Поэтому на вопрос, есть ли у меня ожидания существенной инфляции в Америке, мой ответ: нет, существенной инфляции не будет, потому что долг не будет монетизирован, потому что проблемы долга будут решаться другими способами, в частности, какие-то налоги должны будут вырасти в обозримом будущем. В этом смысле это фискальная политика перераспределения. Да, кому-то раздали деньги, и кто-то другой за это заплатит своими деньгами, но не через монетарные механизмы, а через механизмы налогообложения.

У американского государства есть выбор: увеличить отношение долга к ВВП или поднять налоги и выплатить этот долг

Если будет, например, налог на богатство, люди, у которых свыше 400 миллионов долларов по совокупности активов, компенсируют какую-то часть того, что раздали в 2020–21 году. Второй вариант: иностранцы могут за это заплатить [покупая американские гособлигации], раз уж им так нравится американский государственный долг. До тех пор, пока иностранцы хотят держать у себя американские активы (а их никто не заставляет – это результат рыночного равновесия, люди голосуют своими экономическими решениями), американское государство не должно возвращать этот долг. Когда этот спрос начнет заканчиваться, процентные ставки на американские гособлигации начнут расти, государству станет дорого держать этот долг, оно потихоньку начнет его выплачивать с помощью повышения налогов. Поэтому у американского государства есть выбор: увеличить отношение долга к ВВП, но это риск – в случае падения спроса на американские активы этот долг станет дорогим. Второй процесс – поднять налоги и выплатить этот долг. И для американского государства в течение следующих 10 лет это будет одним из главных экономических вопросов. Если вспомните выборы 2012 года в Америке, Ромни и Обама спорили, какие главные экономические проблемы стоят перед США, и стояла проблема долга. Но тогда долг был 80 процентов к ВВП, а сейчас ближе к 120. Эта проблема вернется, она просто не является острой в 2021–22 году, но в 2024 году вполне может стать острой, и тогда в американском обществе будет дискуссия по поводу государственного долга, и кандидаты в президенты будут говорить: мы идем с планом по снижению госдолга, делать мы будем это за счет таких-то налогов.

Дебаты Обамы и Ромни в 2012 году

Те агенты в мировой экономике, кто могут выпускать надежные активы, могут очень дешево занимать

Можно было бы решить проблему за счет инфляции, потому что инфляция убивает долг: если бы инфляция была 10 процентов, она бы на 10 процентов снизила номинальный долг. У того, кто сберегает в номинальных активах, инфляция забирает ресурсы, а долг того, кто занимает, наоборот, тает по мере инфляции. Но богатые страны таким способом не решали проблему долга уже много-много лет. Мы не ожидаем инфляции.

Средства сбережения

– Занимая средства извне, можно бесконечно относить долг в будущее? Экономика от этого никак не страдает?

– Важно сравнивать, сколько ты занимаешь относительно ВВП. В этом смысле важный показатель, занимает ли государство быстрее, чем происходит рост экономики. Но так можно сделать. Мы живем в мире с дефицитом надежных средств сбережений. Пенсионные фонды во всех странах, богатые люди в странах с плохими финансовыми институтами, таких как Россия, Китай, Саудовская Аравия, – все хотят надежный способ сбережения, куда ты можешь положить деньги и знать, что завтра никто у тебя это не отнимет, не будет налогообложения и так далее. Нефтепроизводящим странам нужно было как-то сберегать все, что они выкачивали из земли, когда цены на нефть были запредельно высокими. Есть быстрорастущие страны, как Китай, Корея, финансовые рынки которых не успевают за их экономическим развитием. Если бы в мире были только развитые страны, то равновесие было бы устроено по-другому. В Китае нет такого рынка, как в развитых странах, люди не могут сберегать так же надежно, как в Америке, в Европе. Люди в Китае становятся богатыми, зарабатывают деньги и их хотят сберечь как-то. Для этого нужно покупать какие-то надежные активы, но таких немного. Те агенты в мировой экономике, кто могут выпускать надежные активы, могут очень дешево занимать. Есть огромный спрос в мире на надежные сбережения, а когда на них появляется спрос, цены должны вырасти. Что означают высокие цены [на долговые активы]? Они означают очень низкие процентные ставки. Что значит дорого купить долговое обязательство? Оно выплатит низкую доходность.

Какие-то страны производят Airbus, какие-то – BMW, а какие-то – надежные активы

Давайте посмотрим, кто может производить надежные активы. Раньше думали: люди покупают жилье и берут под них ипотечные кредиты, и банки могут эти долги собрать в надежный актив. 2007–2009 годы показали, что это не так. Думали: европейские банки могут быть надежными, но в 2013–14 году мы увидели, что ни Испания, ни Италия, ни Греция, ни Португалия не создают надежный долг, а это означает, что и долг Германии не может быть надежным. Может ли Швейцария создать надежный актив? Швейцария может, но это очень маленький рынок. В 2015 году швейцарский франк стал дорожать, и швейцарскому государству это очень не нравилось. Остается один большой агент в мировой экономике, который имеет технологию производства этих активов, – американский центральный банк. Годовые, трехлетние, пятилетние облигации американского центрального банка являются фактически единственным способом [надежно сберечь деньги]. Не потому, что других агентов в мировой экономике нет, свято место пусто не бывает, все хотят занять эту нишу, но сделать это очень сложно. Это тяжелая технология репутации, которая накапливается столетиями. У Китая такой репутации нет, у Европы, по другим причинам, такой репутации нет. Какие-то страны производят Airbus, какие-то страны производят BMW, а какие-то страны производят надежные активы (Америка производит не только гособлигации, надежные активы – это только один из многих товаров, который она производит). Когда мы говорим о смене мирового порядка, – действительно, через 50 лет это место может занять Китай или Евросоюз, – но об этом сейчас можно только гадать. Факт в том, что за последние 30 лет роль доллара в мировой экономике очень укрепилась тем, что спрос на надежные активы сильно вырос, а предложение его не догнало. Именно поэтому американское министерство финансов может так дешево занимать сейчас деньги. С одной стороны, это выгодно американскому государству, с другой стороны, это его необходимая функция в мировой экономике. Без этого мы бы жили в мире, который выглядел бы гораздо хуже.

Процентные ставки

Есть риск высоких процентных ставок, а не долгосрочной инфляции

– Все время кризиса, пока в американскую экономику вливались деньги, все уверенно говорили, что инфляции мы не боимся. Последние месяцы инфляция подскочила, и все вдруг о ней заговорили.

– Что значит, что мы боимся инфляции? Это означает, что из-за инфляции поднимутся процентные ставки. Я думаю, если опросить экономистов, ожидаем ли мы инфляцию в Америке выше 5 процентов в течение больше чем года, ответ будет – нет. Потому что центральный банк поднимет процентные ставки и сделает это очень агрессивно. Поэтому риск инфляции – это на самом деле риск высоких процентных ставок. Если мы увидим, что 5 процентов инфляции, которые мы наблюдали два месяца, превратятся в 5 процентов годовых, мы будем ожидать ставку 7 процентов – это очень высокая процентная ставка, мы такой процентной ставки не видели уже 20 лет. Но мы не ожидаем инфляцию 5 процентов. Два месяца 5-процентной инфляции, мы считаем, были всплеском, приспособлением экономики к быстрому выходу из кризиса, вызывающему дефицит товаров – именно в Америке экономика очень быстро выходит из рецессии: отменяются ограничения на рестораны, не хватает работников, зарплаты в ресторанах растут, мы видим рост цен, есть нехватка самых разных товаров, от полупроводников до машин. Мы не думаем, что это продлится долго, это не перманентная 5-процентная инфляция, а всплеск, который снизится, когда экономика начнет догонять спрос. Но если эта инфляция окажется более перманентной, чем центральный банк думает на данный момент, мы ожидаем агрессивного поднятия процентных ставок. В этом смысле есть риск, на самом деле, высоких процентных ставок, а не долгосрочной инфляции.

Странам придется выбирать между удешевлением своей валюты и высокими процентными ставками. И то, и то плохо

Почему это риск? Это замедлит экономику. Рост процентных ставок будет ответом на слишком быстрый рост экономики относительно того, что она может предложить. Экономика слишком быстро начала расти, нам надо ее замедлить высокими процентными ставками. В чем риск для мировой экономики, если американская экономика выходит из кризиса быстрее нее, в частности, быстрее экономики в развивающихся странах (посмотрим, как экономика в Европе, по вакцинации она на два месяца отставала, но сейчас догнала США фактически)? Если выход в Европе и Америке будет одинаково быстрый, то могут быть одинаково высокие процентные ставки и в Европе, и в Америке. Это очень опасно для развивающихся стран, в которых с пандемией еще не закончили, в которых экономика не выходит из кризиса. Высокие процентные ставки приводят к удорожанию доллара относительно валют стран, которые не подняли процентные ставки. Разница процентных ставок – это стимул для перетока валют. Соответственно, если в долларах высокая процентная ставка, то деньги будут течь к долларовым активам, еще больше укреплять доллар. Проблема состоит в том, что банковские системы занимают в основном в долларах, товары торгуются в основном в долларах. Когда доллар укрепляется – это сильно тормозит мировую экономику. В этом смысле основная опасность, что развитые страны выйдут быстро из кризиса, поднимут процентные ставки из-за риска инфляции, и это затормозит мировую экономику. Развитым странам важнее, что у них происходит дома с инфляцией, и только потом их интересует, приведет ли это к глобальной рецессии, к рецессии в развивающихся странах. Риск инфляции в США приведет к высоким процентным ставкам в США, и другим странам придется выбирать между удешевлением своей валюты и высокими процентными ставками у себя. И то, и то плохо. Удешевление своей валюты приводит к проблемам финансовой системы, высокие процентные ставки приводят к торможению выхода из рецессии. Если бы меня спросили, какой риск я вижу для мировой экономики основной – это именно это.

Дорогой доллар

Когда происходит глобальная рецессия, все ищут надежные активы, а это гособлигации США

– Доллар может стать более дорогим?

– Когда все хорошо, доллар обесценивается. Свойство надежной валюты состоит в том, что когда все хорошо, она дешевая, а когда все плохо, она дорожает. Оказывается, плохо может быть двумя разными способами. Плохо может быть потому, что есть рецессия в экономике, и плохо может быть потому, что есть инфляция. По обеим причинам доллар может дорожать. Раньше никто не заботился об инфляции в США, просто потому что ее не было 40 лет, поэтому обсуждали удорожание доллара, вызванное глобальной рецессией. Когда происходит глобальная рецессия, все ищут надежные активы, а это гособлигации США, поэтому происходит приток денег к американским гособлигациям, что укрепляет доллар. Инфляция работает по-другому. Федеральная резервная система поднимет процентную ставку, более высокая процентная ставка сделает долларовые активы более привлекательными, опять произойдет приток денег, опять доллар укрепится.

Даже фирмы из стран, которые напрямую не торгуют с США, все равно почему-то используют доллар

Последствия этого: цены многих товаров, которые торгуются международно, увеличатся – международные производственные цепочки устроены в долларах в основном. Это последствие функции денег как меры стоимости, товары редко меняют цены в тех валютах, в которых они назначены, и доллар используют как валюту, в которой назначаются цены в международной торговле. В частности, когда фирмы из Австралии торгуют с фирмами из Японии, почему-то они договариваются о стабильных ценах в долларах. Это некоторый парадокс и как раз тема, которой я занимаюсь. Даже фирмы из стран, которые напрямую не торгуют с США, все равно почему-то используют доллар. Но тут надо помнить, что порядка половины стран в мире используют таргетирование обменного курса с долларом, поэтому доллар не совсем случайная валюта в этом смысле. Многие страны не имеют свободного обменного курса своей валюты с долларом, поэтому имеет смысл цены назначать в долларах, относительно которого обменные курсы стабильны. Интересно, что у Китая до недавнего времени был фиксированный курс доллара, потом они перестали это делать, но по-прежнему у них не полностью плавающий курс относительно доллара, а управляемый обменный курс. В этом смысле Китай до сих пор вносит вклад в стабильность доллара в мировой экономике. Большой вопрос, почему фирмы медленно переходят на другие валюты. Страны, географически близкие с еврозоной, Турция, например, или Россия во многом, используют евро теперь для торговли. Но евро пока не вышел на позиции, схожие с позициями доллара в мировой экономике. Вся Латинская Америка, большая часть Африки, большая часть Азии используют в торговле доллар, а не евро. Юань пока тоже мало используется. Это то, что будет, вероятно, меняться в ближайшие 20 лет. Горизонты для изменений, о которых мы говорим, – это десятилетия, не годы, это 20–30 лет.

Когда ты борешься с рыночным равновесием, ты вступаешь в неравный бой

И если центральный банк в Америке поднимет процентную ставку из-за угрозы инфляции, с точки зрения международной торговли это означает, что доллар станет сильнее относительно других валют, цены торговли вырастут. Соответственно, если Япония торгует с Кореей в долларах, то цены и в иенах, и в корейских вонах вырастут из-за того, что доллар укрепился, а фирмы не поменяли цены в долларах. «Киа» стоит, скажем, 20 тысяч долларов, но в иенах и вонах цена выросла. В этом состоит проблема: вроде бы ничего не произошло с точки зрения корейско-японской торговли, а все цены торгуемых товаров выросли.

Грузовое судно в Гонконге

– Про подконтрольность инфляции вы уверены, а про обменные курсы? В свое время финансист Сорос обрушил валюту целой страны, британский фунт.

– Происходят ли большие движения обменных курсов при низкой инфляции? Ответ – да. Это другая область моих исследований, как могут двигаться обменные курсы, когда нигде нет инфляции. Как может фунт стерлинга упасть на 20 процентов без инфляции в Великобритании? Как в Японии иена может подешеветь на 50 процентов без инфляции? Государство в развитых странах выполняет свою функцию, удерживая низкой инфляцию, но при этом обменные курсы могут быть волатильными. Вы говорите про Сороса, можно ли сыграть какому-то инвестору на обменных курсах? Да, постоянно. Например, Швейцария во время европейского долгового кризиса – им не нравилось, что швейцарский франк очень укрепился. Центральный банк пытался с этим бороться и проиграл огромное количество денег. Бороться с рыночными силами сложно. В Великобритании была обратная ситуация, они боролись с ослаблением фунта стерлингов. Когда ты борешься с рыночным равновесием, ты вступаешь в неравный бой, если будет достаточно большой инвестор против тебя, то вполне вероятно, что центральный банк проиграет, а проигрыш означает потерю денег. Если ты пытался поддержать обменный курс на уровне, который не соответствует рыночному равновесию, то разница между ним и тем, сколько денег ты на это поставил, – это ровно столько, сколько ты можешь потерять. Это постоянно происходит. Поэтому государства должны взвешивать, стоит ли поддержание курса на каком-то уровне потенциальных потерь. Когда Центральный банк России сглаживает колебания доллара к рублю, он постоянно потенциально рискует, будет ли набег на Центральный банк большого количества инвесторов, которые координируются, либо одного большого инвестора, как, например, Сорос, который может сам подвинуть рынок. Это не означает, что государство не справилось с монетарной функцией, но они напортачили что-то в политике обменного курса – это две разные задачи Центрального банка. Но основная задача – инфляция.

Цены на товары растут, вы живете в инфляции, но это совершенно не смертельно для экономики

– Вы говорите, что развитые и значительная часть развивающихся стран научились бороться с инфляцией, а из России все время приходят сообщения о том, что растут цены, продовольствие дорожает. Россия не научилась бороться с инфляцией?

– Я не специалист по России. Насколько понимаю, действительно инфляция в России не ноль, не на уровне развитых стран, – она подконтрольная, но не низкая. Россия живет в условиях стабильной инфляции ниже десяти процентов, это не результат развитых стран, но это неплохой результат. Это далеко не главная российская проблема. Мои коллеги из Центрального банка России, которых я очень уважаю, будут говорить, что они таргетируют уровень инфляции, а мне кажется, что они по-прежнему таргетируют обменный курс и хотят гарантировать некоторую стабильность курса, которую мы видели до декабря 2014 года, и потом опять начиная с 2016 года. Был период коллапса монетарной политики, в первую очередь из-за падения цен на нефть, но потом из-за монетизации долга некоторых госкомпаний в конце декабря 2014 года – как раз тогда Центральный банк утерял нить, – но потом они подняли процентную ставку до 25 процентов, беспрецедентно, перехватили инициативу этим образом, убив, наверное, все частное кредитование, которого и так, вероятно, было немного, и поэтому это не было столь дорого для них. Так или иначе они смогли восстановить контроль – это очень важно, они действительно контролируют монетарную систему. Это большое достижение. Если мы посмотрим на латиноамериканские страны, которые имеет смысл сравнивать с Россией, – у них гораздо более развитые институты судебной власти, избирательной системы, у них действительно есть репрезентативная демократия, – но монетарную политику они ведут хуже, чем в России. В этом смысле российский Центральный банк – один из институтов, который удивительным образом работает. Почему это так, сложно сказать, но, видимо, люди, которые принимают решения в стране, – три-пять-десять человек, – понимают, что с этим надо не напортачить, нужно, чтобы Центральный банк имел в достаточной степени независимость, и только в каких-то исключительных ситуациях, – когда, условно, надо монетизировать долг «Газпрома», иначе что-то ужасное произойдет, – тогда на них надавить. Помимо событий декабря 2014 года мы видим, что они оперируют достаточно независимо, проводят неплохую монетарную политику. Верим ли мы, что Центральный банк удержит ситуацию, если что-то плохое произойдет, – большой вопрос. Зависит от того, насколько будет плохо. Ожидаем ли мы инфляцию 1991–92 годов, когда подходило близко к 20 процентам в месяц в какой-то период, возможно ли такое? Да, такое возможно, но Центральный банк пока этого избегает. Цены на товары растут, да, вы живете в инфляции, которая от года в год может двигаться от 3 до 10 процентов, цены растут, но это совершенно не смертельно для экономики.

Нет причин панически говорить, что падение будет сильным, но нет и оптимизма, что будет рост, необходимый России

– Ловушка высоких процентных ставок, о которой вы говорили, если вырастет достаточно значительно инфляция в США и других развитых странах, – российский Центробанк убьет окончательно бизнес?

– Не думаю. Здесь «благо» для России, что это относительно закрытая страна, международные рынки не так сильно на нее влияют. Да, действительно, доллар, скорее, всего подорожает относительно рубля в этой ситуации. Но если доллар подорожает, как сильно это повлияет на российскую экономику? Если банковские системы не там много заимствуют в долларах, если ипотеки взяты не в долларах, влияние будет очень ограниченным. Для большинства развивающихся стран проблема состоит в том, что их банковские системы сильно взяли в долг в долларах. Я не знаю конкретных данных по России, но предполагаю, что Россия намного более закрытая страна в этом смысле, чем Аргентина, Бразилия или Чили. В этом смысле я бы не стал сильно за это опасаться. У Центрального банка есть Фонд национального благосостояния, это огромный буфер. Я как не ожидаю от России очень высокого роста, который будет неожиданно выше 2 процентов, так не ожидаю и большого падения. В этом смысле нет причин панически говорить, что падение будет сильным, но нет и оптимизма, что будет рост, необходимый России. Это самое опасное: если такая ситуация продолжается 10 лет, то это 10 потерянных лет роста. Но на каждом отдельном участке ничего катастрофического не происходит. Я не вижу причин опасаться какой-то очень высокой инфляции. 10 процентов инфляции может быть. Ожидаю ли я неконтролируемой инфляции? Нет. Ожидаю ли я коллапса финансовой системы? Нет.

Банк России полагает, что во Владимирской области замедлилась инфляция

Рост цен на продукты питания приостановился за счет сезонных овощей и фруктов, а вот цены на услуги и непродовольственные товары продолжают расти за счет отложенного спроса


Инфляция во Владимирской области в апреле замедлилась до 5,7%, отмечает владимирское отделение Банка России, основываясь на данных Владимирстата. Напомним, по итогам марта Центробанк сообщал о среднем росте цен во Владимирской области на 5,8%.


По версии Банка России, в снижении уровня инфляции свою роль сыграла стабилизация цен на отдельные продукты и расширение предложения импортных овощей и фруктов. Прирост цен на продовольствие снизился за месяц на 0,8% — до 7% (в марте было 7,8%). Замедлился рост цен на яблоки, груши и апельсины. ЦБ отмечает, что в апреле прошлого года объем импорта уменьшился, и фрукты заметно подорожали, а в этом году расширение предложения привело к замедлению роста цен.


В прошлый год был ажиотажный спрос на крупы — в этом году ситуация иная, владимирцы перестали затариваться впрок и стоимость круп растет меньшими темпами.


А субсидии мукомолам и хлебопекам замедлили рост цен на хлеб и макароны, полагает регулятор.


На рынке непродовольственных товаров и услуг замедления роста цен нет. Статистики фиксируют повышенный спрос на мебель и строительные материалы для ремонта. При этом цены на комплектующие на мировых товарных рынках возросли, увеличились издержки производителей. В итоге древесно-стружечные плиты, пиломатериалы, ламинат и металлочерепица сильно подорожали.


Несмотря на продолжающиеся коронавирусные ограничения, жители Владимирской области планируют летний отдых. Возросший интерес к путешествиям привел к росту цен на проезд на поездах, услуги ремонта и техобслуживания транспорта, — отмечает Банк России.


Также регулятор говорит о том, что сейчас владимирцы тратят деньги, накопленные в прошлом году, когда многие услуги были недоступны.


«В целом годовая инфляция в апреле в регионе замедлилась. При этом годовые темпы роста цен на услуги и непродовольственные товары продолжили расти. Это во многом объясняется ростом спроса, который сейчас превышает докризисный уровень. Растет розничное и ипотечное кредитование. Владимирцы начинают реализовывать проекты, которые были отложены на год. Непотраченные деньги выплескиваются на внутренний рынок. Расходы растут быстрее, чем сбережения, что приводит к росту цен на товары», − говорит управляющий отделением Владимир Банка России Надежда Калашникова.



Самые яркие события дня — в
инстаграме Зебра ТВ.

Набиуллина заявила о долгосрочности инфляции в России

По словам главы Банка России, он может осенью подумать об ужесточении целевого показателя по инфляции: сейчас он составляет 4%, но ЦБ хочет рассмотреть уровень в 2−3%. Решение может быть принято к середине 2022 года, написала FT со ссылкой на слова Набиуллиной.

В основе инфляционных опасений ЦБ лежит беспокойство россиян из-за роста цен, заявила Набиуллина. По ее словам, резкое удорожание продуктов «сняло с якоря» инфляционные ожидания россиян.

Они достигли максимума за пять лет — с ноября 2016 года: 13,4%. Это на 1,5 процентного пункта больше, чем было по результатам опроса в июне. Инфляционные ожидания на год примерно в два раза больше, чем годовой прогноз ЦБ. Он 23 июля повысил свой прогноз с 4,7−5,2% до 5,7−6,2% — сразу на один процентный пункт.

Инфляционные ожидания ведут к рискам, что люди начнут запасать товары в надежде справиться с инфляцией, однако ажиотажный спрос приведет лишь к дополнительному росту цен, написала FT.

«Мы начали таргетировать инфляцию позже, чем многие другие, и населению не хватает доверия, чтобы понять, что ЦБ будет всегда принимать решения, чтобы вернуть инфляцию обратно к целевым значениям», — заявила газете Набиуллина.

Она отметила, что инфляционные ожидания россиян были более сдержанными, когда условия были более стабильными, но теперь они реагируют на пандемию и рост цен. По мнению Financial Times, инфляция стала «политической головной болью» для Кремля в преддверии выборов в Госдуму в сентябре.

ЦБ 23 июля повысил ключевую ставку сразу на процентный пункт до 6,5% годовых — это стало четвертым повышением ставки с начала года и самым резким с декабря 2014-го. ЦБ пояснил, что во втором квартале увеличился вклад в инфляцию со стороны устойчивых факторов, поскольку спрос вырос быстрее предложения. Инфляция превышает прогноз ЦБ: в июне выросла до 6,5% (после 6% в мае) и к 19 июля осталась на том же уровне. Это максимум за пять лет, сообщал Росстат.

Каков текущий уровень инфляции в США?

Текущая годовая инфляция для
12 месяцев, заканчивающихся в июне 2021 г., составляют 5,39%

Jump
к текущей таблице инфляции

Перейти
к графику текущей инфляции

Уровень инфляции играет важную роль в определении
здоровье экономики. Страны с чрезвычайно высоким
уровень инфляции, как говорят,
гиперинфляция, и когда это происходит, экономика часто
на грани обрушения. Но даже умеренная инфляция может быстро разрушиться.
покупательная способность и создает неопределенность, поскольку предприятия
сложнее оценить будущие затраты.Обычно высокая инфляция
ставки также соответствуют высоким процентным ставкам как кредиторы
необходимо компенсировать снижение покупательной способности
будущие выплаты процентов и основной суммы долга. Это приводит к
более высокие затраты на ведение бизнеса и общее сопротивление
по экономике.

Годовой уровень инфляции в США в процентах

Мы рассчитали Текущий уровень инфляции
(см. таблицу ниже) до двух десятичных знаков, в то время как Бюро
статистики труда подсчитывает только инфляцию
с точностью до одного десятичного знака.Поэтому пока
основан на том же правительственном индексе потребительских цен
(CPI-U) наши данные дают более «более точное» представление.

июль
по октябрь 2019 года является прекрасным примером, согласно
государственная статистика июль = 1,8%, август = 1,7% и
Сентябрь = 1,7%. Однако наши данные показывают инфляцию
в июле — 1,81%, августе — 1,75%, сентябре —
1,71%. Следовательно
вместо того, чтобы уровень инфляции был «плоским», он
фактически немного падает за этот трехмесячный период. Конечно, это могло просто
быть статистической аномалией, но..

Используя этот расширенный вид, мы можем получить предупреждение о необходимости просмотра
на возможность большего спада … что в этом
дело
не произошло, поскольку уровень инфляции в следующие месяцы
начал расти
до 1,76%, затем 2,05% и 2,29%, и, наконец, 2,49% в
Январь 2020 г.

В другом примере мы видим август 2003 г. и сентябрь с
Правительство заявило, что темпы инфляции составили 2,2% и 2,3%
соответственно. Это заставило бы нас поверить в то, что инфляция
выросла на 0,1% за этот период. На самом деле, однако,
он вырос с 2.От 16% до 2,32%, или на 0,16% больше, существенно
более 0,1%! Снова
этот более тонкий вид дает нам более четкое представление о том, что инфляция
может расти больше, чем казалось.

Более подробные комментарии см. В комментарии к годовому уровню инфляции

График текущей годовой инфляции

Согласно отчету комиссара BLS, «The
Индекс потребительских цен для всех городских потребителей (CPI-U)
увеличился на 0,9 процента в июне с учетом сезонных колебаний.
база после подъема на 0.6 процентов в мае, Бюро США
статистики труда сообщил сегодня. Это был самый большой
Изменение за 1 месяц с июня 2008 г., когда индекс вырос на 1,0
процентов. За последние 12 месяцев индекс всех товаров
увеличился на 5,4 процента до сезонной корректировки; это
был самым большим ростом за 12 месяцев с 5,4%
увеличение за период, заканчивающийся август 2008 г. .. «

Но
фактически годовая инфляция в этом месяце составила 5,39% и
Август 2008 г. составил 5,37%, поэтому мы должны вернуться к июлю.
5,60% 2008 года, чтобы найти более высокую годовую инфляцию.

Когда мы измеряем его до двух десятичных знаков (на нескорректированном
базис) месячная инфляция в июне составила 0,93%,
0,80% в мае, а годовая инфляция составила 5,39% в июне и 4,99%.
в мае. Ключ
составляющими являются повышение цен на энергоносители, которые
увеличился на 24,5% за последний год и на 1,5% за последний месяц.
Подержанные автомобили и грузовики также выросли на 45,2% по сравнению с прошлым годом.
Цены. Для большего
информацию см.
изменение цен в различных компонентах Потребителя
Индекс цен за последние 20 лет.

Таблица сезонно скорректированных компонентов инфляции

Таблица текущей инфляции

Приведенная выше таблица инфляции обновляется ежемесячно и предоставляет
текущий годовой уровень инфляции в США (не
с учетом сезонных колебаний)

в правом столбце, а другой
столбцы показывают различные
ежемесячные компоненты с сезонной корректировкой.Инфляция
ставка рассчитывается с использованием
Текущий
Индекс потребительских цен (CPI-U) ежемесячно публикуется
Бюро статистики труда. ИПЦ
Даты выпуска индекса

Вас также может заинтересовать таблица
Ежемесячные данные об уровне инфляции, которые
показывает, насколько выросли цены по сравнению с предыдущим месяцем.
Также проверьте наши
текущие статьи.

Поскольку высокая инфляция наносит ущерб экономике в целом
но выгоден правительству (поскольку позволяет им
выплатить долг «более дешевыми долларами»)
Федеральный резерв постоянно пытается уравновесить
согласовать стремление правительства к более высокой инфляции
с потребностью в здоровом
экономия.

Стремясь убедить людей в том, что инфляция на самом деле
хорошо, у правительства есть постоянный медиа-цирк, продвигающий
преимущества инфляции и осуждение зла дефляции —
но
что плохого в падении цен?

Их главный аргумент вращается вокруг «стимулирующих» эффектов.
инфляции. В основном это заставляет людей чувствовать себя богаче, пока
они в конце концов понимают, что каждый их доллар теперь покупает
меньше. А пока они склонны тратить «лишнее».
Это приводит к тому, что люди покупают вещи, которых у них не было бы,
если бы они поняли, что их деньги на самом деле стоили меньше
чем они думали.В конечном итоге это приводит к денежному
«похмелье», когда становятся очевидными последствия их покупательского пьянства.

Инфляция в значительной степени является результатом увеличения денежной массы
поставка месяцами или даже годами ранее. Из-за этого
серьезное отставание во времени между созданием денег и
раз он появляется в экономике
ФРС должно оценить влияние их усилий по созданию денег
будут годы вперед. Федеральная резервная система пытается
целевой уровень инфляции 2%, но часто завышает или занижает
эффект будут иметь их действия.

Федеральная резервная система отслеживает уровень инфляции для целей таргетирования, используя
«Основной
Уровень инфляции », который исключает ведущие позиции в сфере продуктов питания и энергоносителей.
некоторые люди ошибочно полагают, что правительство США
не отслеживает эти элементы в уровне инфляции. Фактически
Бюро статистики труда отслеживает их, но ФРС
просто исключает их для целей таргетинга, потому что они
непостоянны и подвержены влиянию внешних сил, не связанных с
денежная масса.

Мы считаем, что картинка стоит тысячи слов, поэтому отслеживаем
в
недавний уровень инфляции в виде диаграммы, чтобы вы могли лучше
чувство текущего направления инфляции, а также
долгосрочные тенденции инфляции.

Уровень инфляции рассчитывается с использованием
Индекс потребительских цен или
ИПЦ.
Для расчета инфляции от месяца и года к более позднему
месяц и год, попробуйте наши
Калькулятор инфляции.

Мы также публикуем предыдущие уровни инфляции в нашем
Историческая инфляция
Таблицы. В
Исторический
Индекс потребительских цен также доступен в виде таблицы.
Вы можете сразу увидеть текущую тенденцию инфляции в нашем
диаграмма
Годовой уровень инфляции.

Подпишитесь на наш ежемесячный БЕСПЛАТНЫЙ электронный журнал, и мы будем продолжать
вы в курсе того, что происходит в области инфляции,
процентные ставки и рыночные тенденции.

Вам также могут понравиться:

Connect
с Тимом на

веб-мастерах. Мы будем рады, если вы воспользуетесь любым из
наши графики … пожалуйста, проверьте наши
политика использования.

Изображение любезно предоставлено jscreationzs / FreeDigitalPhotos.net

Инфляция в апреле ускорилась из-за скачка потребительских цен на 4,2%

Инфляция в апреле ускорилась самыми быстрыми темпами за более чем 12 лет, поскольку восстановление экономики США ускорилось, а цены на энергоносители подскочили выше, сообщило в среду Министерство труда.

Индекс потребительских цен, который измеряет корзину товаров, а также стоимость энергии и жилья, вырос на 4,2% по сравнению с годом ранее. Опрос Dow Jones ожидал роста на 3,6%. Месячный прирост составил 0,8% против ожидаемых 0,2%.

Без учета неустойчивых цен на продукты питания и энергоносители, базовый ИПЦ увеличился на 3% по сравнению с тем же периодом 2020 года и на 0,9% в месячном исчислении. Соответствующие оценки составили 2,3% и 0,3%.

Рост общего годового индекса ИПЦ был самым быстрым с сентября 2008 года, в то время как ежемесячный прирост базовой инфляции был самым большим с 1981 года.

Цены на энергоносители в целом подскочили на 25% по сравнению с прошлым годом, в том числе на 49,6% на бензин и 37,3% на мазут. Это произошло, несмотря на то, что в апреле в большинстве энергетических категорий наблюдался спад.

Цены на бензоколонку, упавшие в апреле на 1,4%, возобновили свой рост в мае, при этом, по данным AAA, средний показатель по стране превысил 3 доллара за галлон впервые с ноября 2014 года. Дальнейший рост вероятен из-за кибератаки в пятницу, в результате которой была остановлена ​​основная линия электропередачи Colonial Pipeline из Хьюстона в Нью-Джерси.

Цены на подержанные автомобили и грузовики, которые рассматриваются как ключевой индикатор инфляции, выросли на 21%, в том числе на 10% только в апреле. Жилье, еще один ключевой компонент ИПЦ, выросло на 2,1% в годовом исчислении и на 0,4% за месяц.

Помимо роста цен, одной из основных причин большого годового прироста был эффект базы, то есть инфляция в это время в 2020 году была очень низкой, поскольку пандемия Covid вызвала повсеместную остановку экономики США. Годовые сравнения будут искажены в течение нескольких месяцев из-за воздействия пандемии.

По этой причине директивные органы Федеральной резервной системы и многие экономисты отвергают текущий цикл подсчетов как временный, ожидая, что инфляция стабилизируется в конце этого года около 2%, намеченного центральным банком.

Должностные лица ФРС неоднократно заявляли, что не будут повышать процентные ставки или отказываться от ежемесячных покупок облигаций до тех пор, пока инфляция в среднем не составит около 2% в течение длительного периода.

«Поскольку циклически чувствительные компоненты индекса потребительских цен все еще растут умеренными темпами, мы сомневаемся, что этот отчет изменит мнение официальных лиц о том, что инфляционное давление является« в значительной степени временным », — написал Майкл Пирс, старший сотрудник U.С. экономист в Capital Economics. «Просто есть намного больше« преходящего », чем они ожидали».

Фьючерсы на фондовом рынке ненадолго достигли сессионных минимумов после выхода данных ИПЦ и указали на отрицательное открытие на Уолл-стрит. Доходность государственных облигаций была в основном выше.

Скачки цен также произошли на фоне узких мест в поставках, вызванных рядом факторов, от производственных проблем с вездесущими полупроводниками, используемыми в электронной продукции, до блокировки Суэцкого канала в марте и резкого роста спроса на различные товары.

Только цены на пиломатериалы в 2021 году выросли на 124% на фоне устойчивого спроса на строительные материалы. Медь, которую часто считают показателем экономической активности, подскочила почти на 36%.

Станьте более умным инвестором с CNBC Pro .
Получите подборку акций, звонки аналитиков, эксклюзивные интервью и доступ к CNBC TV.
Зарегистрируйтесь, чтобы начать бесплатную пробную версию сегодня.

Май 2021 года Индекс потребительских цен показывает самую высокую инфляцию с 2008 года

Для решения этой нехватки микросхем, вызванной остановкой заводов во время пандемии и разовых проблем, таких как засуха на Тайване, может потребоваться время, но это должно оказаться временным.В знак того, что компании находят способ приспособиться к глобальному дефициту, General Motors заявила ранее в июне, что начнет увеличивать поставки дилерам пикапов и других транспортных средств.

Цены на авиабилеты демонстрируют еще одну тенденцию. Прошлой весной мало кто летал в отпуск или на работу, из-за чего цены падали. По мере того как люди возвращаются в небо, данные показывают большой скачок цен, хотя этот конкретный индекс цен еще не полностью вернулся к своему докандемическому уровню.

Такие эффекты со временем должны исчезнуть.Вместо этого экономисты анализируют данные на предмет признаков того, что рост цен окажется более длительным. Например, два показателя стоимости жилья, на которые приходится большая часть показателя инфляции, но которые изменяются медленно, в мае резко выросли. Экономисты уделяют пристальное внимание этим показателям — арендной плате и так называемой эквивалентной арендной плате собственников, которая пытается определить, сколько домов, находящихся в собственности, будет стоить в качестве арендной платы.

«Мы получаем отскок раньше, чем предполагали, — это очень важно», — сказала Лаура Рознер-Уорбертон, также партнер-основатель MacroPolicy Perspectives, по тому же звонку, что и г-жа Дж.Коронадо. Но г-жа Рознер сказала, что она также ожидает ослабления давления на цены на другие товары и услуги.

Йорам Вайнрайх, основатель мебельной компании Simpli Home, которая продает обеденные столы и телевизионные консоли как напрямую потребителю, так и через интернет-магазины, такие как Wayfair и Amazon, уже поднял цены в этом году. Он сказал, что планирует «средне-двузначное» увеличение — около 15 процентов для некоторых продуктов — в ближайшие месяцы.

Эпоха пандемии была сумасшедшей поездкой для г.Вайнрайх. Он ожидал, что спрос упадет прошлой весной, но вместо этого он резко вырос, поскольку потребители застряли дома и, имея фонды стимулирования в своих карманах, покупали мебель. Заводы в Азии и Бразилии не успевали за всплеском новых заказов. Сейчас стоимость международной доставки резко возросла, и получить контейнеры любой ценой сложно.

«Он привык к новому спросу, тогда это были заводские мощности, а теперь вы не можете получить контейнеры», — сказал он, объяснив, что ожидает, что цены останутся высокими, по крайней мере, до китайского Нового года в феврале, спасибо к циклу доставки.«В краткосрочной перспективе потребителей ждет серьезный шок от наклеек, и насколько он снизится?»

Уровень инфляции сейчас самый высокий с 2008 года: NPR

Председатель Федеральной резервной системы Джером Пауэлл является главным стражем инфляции в стране. Когда он дает показания перед Конгрессом в среду, Пауэлла обязательно спросят о недавнем скачке потребительских цен.



САЧА ПФАЙФФЕР, ХОЗЯИН:

Председатель Федеральной резервной системы Джером Пауэлл дает сегодня показания перед Конгрессом.Его почти наверняка спросят об отчете по инфляции на этой неделе. Он показывает, что потребительские цены в США растут самыми быстрыми темпами за 13 лет. Пауэлл неоднократно заявлял, что, по его мнению, более высокая инфляция, вероятно, будет временной, но он также признал, что у экономических прогнозистов не лучший послужной список. Теперь к нам присоединяется Скотт Хорсли из NPR. Доброе утро, Скотт.

СКОТТ ХОРСЛИ, ФИО: Доброе утро, Саша.

ПФАЙФФЕР: Итак, Министерство труда заявило на этой неделе, что потребительские цены подскочили почти на 5 1/2% за последние 12 месяцев.Это самый высокий уровень инфляции с 2008 года. Но было ли это неожиданностью, особенно учитывая пандемию?

ХОРСЛИ: Это было немного неожиданно, конечно, потому что экономисты, занимающиеся пандемией, предсказывали более высокую инфляцию, но фактические результаты были даже выше прогнозов. Цены подскочили почти на полный процентный пункт за один месяц с мая по июнь. Теперь это, вероятно, не изменит политику ФРС, которая на данный момент заключалась в том, чтобы терпеть более высокие уровни инфляции, удерживать процентные ставки около нуля, закачивать деньги в экономику, в основном делая все, что может центральный банк, чтобы стимулировать возврат к полной трудоустройство как можно быстрее.

ПФАЙФФЕР: Джером Пауэлл и его коллеги из ФРС говорят, что инфляция, скорее всего, снизится сама по себе в ближайшее время. Я полагаю, что их суть в том, что центральному банку не придется повышать процентные ставки. Что заставляет их думать, что он упадет сам по себе?

ХОРСЛИ: Что ж, ФРС во многом считает этот всплеск инфляции побочным продуктом экономики, которая быстро восстанавливается после пандемической рецессии. Вы знаете, например, больше людей путешествуют, но отели испытывают проблемы с укомплектованием персоналом, поэтому в прошлом месяце цены на отели подскочили почти на 8%.В конце концов, ФРС ожидает, что эти узкие места, связанные с пандемией, исчезнут, и цены не будут продолжать расти. В некоторых случаях цены снизятся. И мы видели некоторые свидетельства этого, например, по ценам на пиломатериалы, которые довольно резко упали с весеннего пика. Если это так, и если более высокая инфляция — это всего лишь преходящая фаза, то ФРС не хочет тормозить восстановление, особенно когда миллионы людей все еще остаются без работы.

Вместо этого центральный банк готов позволить инфляции хотя бы на некоторое время разогреться.Опасность, конечно, заключается в том, что инфляция не остывает сама по себе, а, напротив, продолжает расти, и ее становится намного труднее контролировать. Некоторые экономисты опасаются, что инфляция может подкрасться к вам. Несмотря на то, что ФРС и администрация Байдена заявляют, что ищут предупреждающие знаки, председатель Пауэлл признал, что они могут ошибаться, и добавил, что экономическим прогнозистам есть о чем скромничать.

ПФАЙФФЕР: Скотт, вы упомянули пиломатериалы.Я знаю человека, который ждет, чтобы построить колоду, пока этот человек не надеется, что цены на пиломатериалы упадут. Итак, поскольку все ждут, чтобы увидеть, как это закончится, людям должно быть неприятно столкнуться с такими высокими ценами.

ХОРСЛИ: Конечно. Никто не любит платить больше за бензин, стейк или даже гамбургер. В июне цены на гамбургеры выросли примерно на 3 1/2%, хотя они все еще ниже, чем в июне прошлого года. Республиканцы видят в этом возможность бросить вызов президенту Байдену по поводу его управления экономикой.И вы, вероятно, услышите кое-что из этого от законодателей-республиканцев сегодня и завтра, когда Пауэлл будет на Капитолийском холме. Лидер Республиканской партии Сената Митч МакКоннелл утверждает, что более высокие цены частично являются результатом пакета помощи в размере 1,9 триллиона долларов, который демократы протянули через Конгресс еще в марте.

(ЗВУК ИЗ АРХИВНОЙ ЗАПИСИ)

МИТЧ МАККОННЕЛЛ: Семьи чувствуют это повсюду, от супермаркета до бензоколонки, жилья, стоянки подержанных автомобилей и т. Д., Отчасти благодаря недолгим расходам демократов с весны.

ХОРСЛИ: Белый дом определенно осознает, что более высокая инфляция может стать помехой, даже если экономисты в администрации считают, что рост цен, скорее всего, прекратится до промежуточных выборов.

ПФАЙФФЕР: Скотт Хорсли из NPR, спасибо.

ХОРСЛИ: Пожалуйста.

Авторские права © 2021 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограммы NPR созданы в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчик NPR, и произведен с использованием запатентованного процесса транскрипции, разработанного с NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Стоимость 1800 долларов сегодня

Почему сегодня доллар стоит всего 5% от доллара в 1800 году

Обновлено: 13 июля 2021 г.

100 долларов из 1800 эквивалентны покупательной способности примерно 2156 долларам.32 сегодня, что на 2056,32 доллара больше, чем за 221 год.
В период с 1800 года по сегодняшний день средний уровень инфляции доллара США составлял 1,40% в год, что привело к совокупному росту цен на 2,056,32%.

Это означает, что сегодняшние цены
В 21,56 раза выше, чем
средние цены с 1800 г.,
согласно индексу потребительских цен Бюро статистики труда.
На доллар сегодня можно купить только 4,64% от того, что он мог купить тогда.

Уровень инфляции 1800 г. составил 2,44%. Текущий уровень инфляции в годовом исчислении (с 2020 по 2021 год) составляет 5.39% 1 .
Если это число сохранится, то покупательная способность в 100 долларов сегодня будет эквивалентна 105,39 долларов в следующем году.
Страница текущего уровня инфляции дает более подробную информацию о последних темпах инфляции.


Инфляция с 1800 по 2021 год
Кумулятивное изменение цены 2,056,32%
Средний уровень инфляции 1,40%
Конвертированная сумма (базовая стоимость 100 долларов США) 2 156,32 долл. США
Разница в цене (100 долларов США) 2056 долларов.32
ИПЦ в 1800 г. 12,600
ИПЦ в 2021 году 271,696
Инфляция в 1800 г. 2,44%
Инфляция в 2021 году 5,39%
100 долларов из 1800 2156,32 долларов в 2021 году

USD Инфляция с 1635 г.

Годовая ставка, Бюро статистики труда, ИПЦ

Скачать


Покупательная способность $ 100 в 1800

На этой диаграмме показан расчет эквивалентной покупательной способности 100 долларов в 1800 году (отслеживание индекса цен началось в 1635 году).

Например, если вы начали со 100 долларов, вам нужно было бы закончить с 2156,32 доллара, чтобы «скорректировать» инфляцию (иногда называемую «преодоление инфляции»).

Когда 100 долларов США эквивалентны 2156,32 долларам с течением времени, это означает, что «реальная стоимость» одного доллара США со временем уменьшается. Другими словами, на доллар можно платить за меньшее количество товаров в магазине.

Этот эффект объясняет, как инфляция со временем подрывает стоимость доллара. При расчете стоимости в 1800 долларов на диаграмме ниже показано, насколько меньше 100 долларов за 221 год.

По данным Бюро статистики труда, каждая из приведенных ниже сумм в долларах США равна сумме, которую можно было купить в данный момент:

Инфляция доллара: 1800-2021
Год Стоимость в долларах Уровень инфляции
1800 100,00 $ 2,44%
1801 $ 100,79 0,79%
1802 84 руб.92 -15.75%
1803 $ 89.68 5,61%
1804 $ 93.65 4,42%
1805 $ 92,86 -0,85%
1806 $ 96,83 4,27%
1807 92,06 долл. США -4,92%
1808 100,00 $ 8,62%
1809 97 $.62 -2,38%
1810 $ 97.62 0,00%
1811 $ 103.97 6,50%
1812 105,56 $ 1,53%
1813 $ 126.98 20,30%
1814 $ 139.68 10,00%
1815 122,22 долл. США -12,50%
1816 111 долларов.90 -8,44%
1817 105,56 $ -5,67%
1818 $ 100,79 -4,51%
1819 $ 100,79 0,00%
1820 $ 92,86 -7,87%
1821 $ 89.68 -3,42%
1822 $ 92,86 3,54%
1823 $ 83.33 -10,26%
1824 76.98 $ -7,62%
1825 $ 78,57 2,06%
1826 $ 78,57 0,00%
1827 79,37 долл. США 1,01%
1828 75,40 долл. США -5,00%
1829 $ 73,81 -2,11%
1830 73 доллара.02 -1,08%
1831 69,05 долл. США -5,43%
1832 68,25 долл. США -1,15%
1833 $ 66.67 -2,33%
1834 68,25 долл. США 2,38%
1835 $ 69,84 2,33%
1836 $ 73,81 5,68%
1837 76 долларов.19 3,23%
1838 $ 73,81 -3,12%
1839 $ 73,81 0,00%
1840 69,05 долл. США -6,45%
1841 69,05 долл. США 0,00%
1842 65,08 $ -5,75%
1843 $ 58,73 -9,76%
1844 59 долларов.52 1,35%
1845 60,32 долл. США 1,33%
1846 61,11 $ 1,32%
1847 65,08 $ 6,49%
1848 62,70 $ -3,66%
1849 61,11 $ -2,53%
1850 61,90 $ 1,30%
1851 61 доллар.11 -1,28%
1852 61,11 $ 0,00%
1853 61,11 $ 0,00%
1854 $ 66.67 9,09%
1855 69,05 долл. США 3,57%
1856 67,46 $ -2,30%
1857 69,05 долл. США 2,35%
1858 65 долларов.08 -5,75%
1859 $ 65,87 1,22%
1860 $ 65,87 0,00%
1861 $ 69,84 6,02%
1862 80,16 долл. США 14,77%
1863 100,00 $ 24,75%
1864 $ 124,60 24,60%
1865 129 долларов.37 3,82%
1866 126,19 $ -2,45%
1867 $ 117,46 -6,92%
1868 112,70 $ -4,05%
1869 $ 107.94 -4,23%
1870 $ 103.97 -3,68%
1871 $ 96,83 -6,87%
1872 96 долларов.83 0,00%
1873 95,24 $ -1,64%
1874 $ 90,48 -5,00%
1875 87,30 $ -3,51%
1876 $ 84.92 -2,73%
1877 $ 83,33 -1,87%
1878 79,37 долл. США -4,76%
1879 79 долларов.37 0,00%
1880 $ 80.95 2,00%
1881 $ 80.95 0,00%
1882 $ 80.95 0,00%
1883 80,16 долл. США -0,98%
1884 $ 77.78 -2,97%
1885 76.98 $ -1,02%
1886 $ 74.60 -3,09%
1887 75,40 долл. США 1,06%
1888 75,40 долл. США 0,00%
1889 73,02 долл. США -3,16%
1890 72,22 доллара США -1,09%
1891 72,22 доллара США 0,00%
1892 72,22 доллара США 0,00%
1893 71 доллар.43 -1,10%
1894 68,25 долл. США -4,44%
1895 $ 66.67 -2,33%
1896 $ 66.67 0,00%
1897 $ 65,87 -1,19%
1898 $ 65,87 0,00%
1899 $ 65,87 0,00%
1900 66 долларов.67 1,20%
1901 67,46 $ 1,19%
1902 68,25 долл. США 1,18%
1903 $ 69,84 2,33%
1904 $ 70,63 1,14%
1905 $ 69,84 -1,12%
1906 71,43 $ 2,27%
1907 $ 74.60 4,44%
1908 73,02 долл. США -2,13%
1909 72,22 доллара США -1,09%
1910 75,40 долл. США 4,40%
1911 75,40 долл. США 0,00%
1912 76.98 $ 2,11%
1913 $ 78,57 2,06%
1914 79 долларов.37 1,01%
1915 80,16 долл. США 1,00%
1916 $ 86,51 7,92%
1917 101,59 $ 17,43%
1918 $ 119,84 17,97%
1919 137,30 $ 14,57%
1920 $ 158,73 15,61%
1921 142 доллара.06 -10,50%
1922 133,33 $ -6,15%
1923 $ 135,71 1,79%
1924 $ 135,71 0,00%
1925 $ 138,89 2,34%
1926 140,48 $ 1,14%
1927 138,10 $ -1,69%
1928 135 долларов.71 -1,72%
1929 $ 135,71 0,00%
1930 $ 132,54 -2,34%
1931 120,63 $ -8,98%
1932 $ 108,73 -9,87%
1933 103,17 $ -5,11%
1934 $ 106,35 3,08%
1935 108 долларов США.73 2,24%
1936 110,32 долл. США 1,46%
1937 114.29 $ 3,60%
1938 111,90 $ -2,08%
1939 110,32 долл. США -1,42%
1940 111,11 $ 0,72%
1941 116,67 $ 5,00%
1942 129 долларов.37 10,88%
1943 137,30 $ 6,13%
1944 $ 139.68 1,73%
1945 $ 142,86 2,27%
1946 $ 154,76 8,33%
1947 $ 176.98 14,36%
1948 $ 191,27 8,07%
1949 188 долларов.89 -1,24%
1950 $ 191,27 1,26%
1951 $ 206,35 7,88%
1952 210,32 $ 1,92%
1953 $ 211,90 0,75%
1954 $ 213,49 0,75%
1955 212,70 $ -0,37%
1956 215 долларов.87 1,49%
1957 $ 223,02 3,31%
1958 $ 229,37 2,85%
1959 $ 230.95 0,69%
1960 $ 234.92 1,72%
1961 $ 237,30 1,01%
1962 $ 239,68 1,00%
1963 242 доллара.86 1,32%
1964 $ 246,03 1,31%
1965 250,00 $ 1,61%
1966 $ 257,14 2,86%
1967 265,08 долл. США 3,09%
1968 $ 276,19 4,19%
1969 $ 291,27 5,46%
1970 307 долларов.94 5,72%
1971 $ 321,43 4,38%
1972 $ 331,75 3,21%
1973 $ 352,38 6,22%
1974 $ 391,27 11,04%
1975 $ 426.98 9,13%
1976 $ 451,59 5,76%
1977 480 долларов.95 6,50%
1978 $ 517,46 7,59%
1979 $ 576,19 11,35%
1980 $ 653.97 13,50%
1981 $ 721,43 10,32%
1982 $ 765,87 6,16%
1983 $ 790,48 3,21%
1984 824 долл. США.60 4,32%
1985 $ 853.97 3,56%
1986 $ 869,84 1,86%
1987 $ 901,59 3,65%
1988 $ 938,89 4,14%
1989 $ 984,13 4,82%
1990 $ 1 037,30 5,40%
1991 1 080 долл. США.95 4,21%
1992 $ 1,113,49 3,01%
1993 $ 1 146,83 2,99%
1994 $ 1,176,19 2,56%
1995 $ 1 209,52 2,83%
1996 $ 1,245,24 2,95%
1997 $ 1 273,81 2,29%
1998 1 293 долл. США.65 1,56%
1999 $ 1 322,22 2,21%
2000 $ 1 366,67 3,36%
2001 $ 1 405,56 2,85%
2002 $ 1 427,78 1,58%
2003 $ 1 460,32 2,28%
2004 $ 1 499,21 2,66%
2005 1550 долларов.00 3,39%
2006 1600,00 $ 3,23%
2007 $ 1 645,57 2,85%
2008 $ 1 708,75 3,84%
2009 $ 1 702,67 -0,36%
2010 1 730,60 $ 1,64%
2011 $ 1,785,23 3,16%
2012 1 822 долл. США.17 2,07%
2013 $ 1 848,87 1,46%
2014 $ 1 878,86 1,62%
2015 $ 1,881,09 0,12%
2016 $ 1 904,82 1,26%
2017 1 945,40 долл. США 2,13%
2018 $ 1 993,89 2,49%
2019 2 029 долларов.03 1,76%
2020 $ 2 054,06 1,23%
2021 2 156,32 долл. США 4,98% *

* По сравнению с предыдущей годовой ставкой. Не окончательный. См. Сводку по инфляции для последней 12-месячной скользящей стоимости.

Нажмите, чтобы отобразить еще 215 строк

Скачать как CSV / Excel

В этой таблице преобразования показаны другие 1800 сумм в сегодняшних долларах, основанные на изменении цен на 2056,32%:

Преобразование: 1800 долларов сегодня
Начальное значение Эквивалент
1 доллар

доллар
в 1800 г.

21 доллар.56

доллары
сегодня

5 долларов США

доллары
в 1800 г.

107,82 $

доллары
сегодня

10 долларов США

доллары
в 1800 г.

215,63 долл. США

доллары
сегодня

50 долларов США

доллары
в 1800 г.

1 078,16 долл. США

доллары
сегодня

100 долларов США

доллары
в 1800 г.

2 156,32 долл. США

доллары
сегодня

500 долларов США

доллары
в 1800 г.

10 781,59 долл. США

доллары
сегодня

1000 долларов США

доллары
в 1800 г.

21 563 долл. США.17

доллары
сегодня

5 000 долл. США

доллары
в 1800 г.

107 815,87 долл. США

доллары
сегодня

10 000 долл. США

доллары
в 1800 г.

215 631,75 долл. США

доллары
сегодня

50 000 долл. США

доллары
в 1800 г.

1 078 158,73 долл. США

доллары
сегодня

100 000 долл. США

доллары
в 1800 г.

2 156 317,46 долл. США

доллары
сегодня

500 000 долл. США

доллары
в 1800 г.

10 781 587 долларов.30

доллары
сегодня

1 000 000 долл. США

доллары
в 1800 г.

21 563 174,60 долл. США

доллары
сегодня


Инфляция по странам

Инфляция также может сильно различаться в зависимости от страны. Для сравнения, в Великобритании 100 фунтов стерлингов в 1800 году будут эквивалентны 8 592,23 фунта стерлингов в 2021 году, при абсолютном изменении на 8 492,23 фунта стерлингов и совокупном изменении на 8 492,23%.

Сравните эти цифры с общим абсолютным изменением в США на 2056,32 доллара и общим процентным изменением на 2056 долларов.32%.


Инфляция по категориям расходов

ИПЦ — это взвешенная комбинация многих категорий расходов, отслеживаемых государством. Разбивка на эти категории помогает объяснить основные движущие силы изменения цен. На этой диаграмме показан средний уровень инфляции для отдельных категорий ИПЦ в период с 1800 по 2021 год.

Сравните эти значения со средним значением 1,40% в год:

На приведенном ниже графике сравнивается инфляция по категориям товаров с течением времени.Щелкните категорию, например «Еда», чтобы включить или выключить ее:

Для всех этих визуализаций важно отметить, что не все категории могли отслеживаться с 1800 года. В этой таблице и диаграммах используются самые ранние доступные данные для каждой категории.



Как рассчитать уровень инфляции для 100 долларов с 1800 года

В наших расчетах используется следующая формула уровня инфляции для расчета изменения стоимости с 1800 года по сегодняшний день:

ИПЦ сегодня
ИПЦ в 1800 г.

×

1800 USD стоимость

=

Текущая стоимость

Затем вставьте исторические значения CPI.ИПЦ США ​​составил 12,6 в 1800 году и 271,696 в 2021 году:

271,69612,6

×

$ 100

=

2156,32 долл. США

100 долларов в 1800 году имеют такую ​​же «покупательную способность» или «покупательную способность», как 2156,32 доллара в 2021 году.

Чтобы получить общий уровень инфляции за 221 год с 1800 по 2021 год, мы используем следующую формулу:

ИПЦ в 2021 г. — ИПЦ в 1800 ИПЦ в 1800 г.

×

100

=

Накопленная инфляция (221 год)

Подставляя значения в это уравнение, мы получаем:

271.696 — 12,6 12,6

×

100

=

2,056%


Заголовки новостей с 1800 года

Политика и новости часто влияют на экономические показатели. Вот что происходило в то время:

  • Первая сессия Конгресса проходит в строящемся здании Капитолия в Вашингтоне, округ Колумбия.
  • Первая вакцинация против коровьей оспы (для профилактики оспы) в США. Вакцину сделал своему сыну доктор Бенджамин Уотерхаус.
  • Свободное афроамериканское сообщество Филадельфии подает свою первую петицию в Конгресс США об отмене рабства.
  • Барнаба Никкокло Мария Луиджи Кьярамонти избрана Папой, приняв имя Папы Пия VII.
  • Доктор Бенджамин Уотерхаус изобрел вакцину против оспы, что привело к первой иммунизации против этой болезни.
  • Конгресс проводит свою первую сессию в еще незавершенном здании Капитолия в Вашингтоне, округ Колумбия.
  • Французская армия наносит поражение туркам при Гелиполисе, после чего они продвигаются к Каиру.

Источник данных и цитирование

Исходные данные для этих расчетов получены из
Бюро статистики труда »

Индекс потребительских цен

(ИПЦ), установленный в 1913 году. Данные по инфляции с 1665 по
1912 год взят из исторического исследования, проведенного политологами.
профессор Роберт Сар из Университета штата Орегон.

Вы можете использовать следующую ссылку MLA для этой страницы:
«Стоимость 1800 долларов сегодня | Калькулятор инфляции ». Официальные данные по инфляции, Alioth Finance, 31 июля.2021 г., https://www.officialdata.org/us/inflation/1800%3famount%3d1.

Особая благодарность QuickChart за их API изображений диаграмм, который используется для загрузки диаграмм.


Об авторе

Ян Вебстер — инженер и эксперт по данным из Сан-Матео, Калифорния. Он работал в Google, NASA и консультировал правительства по всему миру по конвейерам данных и анализу данных. Разочарованный отсутствием четких источников информации о влиянии инфляции на экономические показатели, Ян считает, что этот веб-сайт служит ценным общественным инструментом.Ян получил степень в области компьютерных наук в Дартмутском колледже.

Электронная почта · LinkedIn · Twitter


Сегодняшние данные по инфляции не указывают на устойчивый перегрев экономики

Исправление: В первый абзац этого сообщения в блоге добавлен правильный общий индекс потребительских цен (ИПЦ) в марте 2021 года, равный 2,6%, и «основной» показатель ИПЦ, равный 1,6%. Первоначальный анализ случайно поменял местами два числа. Цифры на рисунке А остаются прежними.

Сегодня Бюро статистики труда (BLS) сообщило, что общий индекс потребительских цен (ИПЦ) в марте 2021 года был на 2,6% выше, чем в марте 2020 года, в то время как «основной» показатель ИПЦ (который исключает волатильные цены на продукты питания и энергоносители). ) был на 1,6% выше, чем год назад. Учитывая, что это заметный (хотя и скромный) рост по сравнению с темпами инфляции в последние месяцы по сравнению с прошлым годом, у некоторых может возникнуть соблазн утверждать, что эти данные должны заставить политиков беспокоиться об экономическом «перегреве» из-за «слишком большой» фискальной поддержки, предоставленной в недавнее законодательство о взыскании.Это явно неверно по ряду причин:

  • Данные, опубликованные сегодня, не показывают, что цены быстро росли с момента принятия закона о восстановлении — вместо этого они просто показывают, что цены резко упали во время почти полного закрытия крупных секторов экономики год назад в ответ на шок COVID-19.
    • В годовом исчислении с февраля 2020 года — до экономического шока, вызванного COVID-19, — инфляция в марте 2021 года составляла всего 1,5%.
    • Измеряется с октября — незадолго до 2 долларов.8 триллионов дополнительных расходов на чрезвычайную помощь, предусмотренных законодательством в декабре 2020 года и Американским планом спасения (ARP) в марте, — темпы инфляции составляют 1,3% в годовом исчислении.
  • Неценовые меры по-прежнему демонстрируют огромную степень экономического спада, поэтому невозможно представить себе причину перегрева экономики США в марте 2021 года.
    • Занятость остается на 8,4 миллиона рабочих мест ниже, чем было в феврале 2020 года. Если мы добавим рост численности населения трудоспособного возраста, разрыв в рабочих местах останется более 10 миллионов — больше, чем он был во время наихудших периодов Великой рецессии 2008–2009 годов. .
    • Рост номинальной заработной платы (с поправкой на состав) остается очень сдержанным. Настоящий «перегрев» должен исходить от рынка труда, а этого не происходит.
    • Номинальные потребительские расходы в экономике США на немного ниже, чем год назад, до шока COVID-19.
  • Даже в ближайшие годы, и даже если рост расходов в масштабах экономики надолго опережает рост производственного потенциала экономики, крайне маловероятно появление разрушительной инфляции, которая потребует реакции политиков.
    • Даже несколько лет инфляции выше 2% все равно не компенсируют годы слишком медленного роста цен за последние 12 лет, и восполнение этих лет слишком медленного роста цен будет иметь большое значение для восстановления доверия целевого показателя инфляции Федеральной резервной системы. Это возможность, а не угроза.
    • Противовесом недавним стимулирующим бюджетным мерам, таким как ARP, является устойчивое и существенное препятствие для роста расходов, вызванное колоссальным ростом неравенства в последние десятилетия.Поскольку неравенство перераспределяет доход от домохозяйств, которые тратят большую часть своего дохода, в домохозяйства, которые откладывают гораздо больше, это является устойчивым якорем, сдерживающим рост спроса. До тех пор, пока не будет решена эта структурная проблема, препятствующая росту, стойкий перегрев маловероятен.
    • Длительные восходящие спирали заработной платы и ценовой инфляции, которые могут потребовать действий со стороны политиков, требуют относительно сбалансированных позиций работников и работодателей на переговорах, которые необходимо поддерживать. Это не описывает сегодняшнюю U.С. экономики и так таких спиралей в ближайшие годы не будет.
Сегодняшние данные в основном касаются того, что произошло в марте 2020 года, а не в марте 2021 года

Как указали ряд полезных объяснений, рост годовой инфляции, о котором говорится в сегодняшних данных, в основном является функцией резкого падения уровня цен , которое произошло год назад как экономический шок, вызванный COVID-19. ударить. Чтобы показать, что сегодняшние показатели инфляции не обусловлены «перегревом» после пакетов мер по восстановлению экономики, принятых в декабре 2020 года и в прошлом месяце, в Рисунок A мы показываем показатель «базовой» инфляции в годовом исчислении, представленный сегодня BLS. наряду с двумя альтернативными показателями: годовой уровень инфляции, основанный на росте цен с февраля 2020 года, и годовое изменение цен с октября 2020 года.

Первый альтернативный показатель (измерение инфляции с февраля 2020 года) включает данные периода экстремального шока COVID-19, но не использует их в качестве основы в формуле инфляции. Второй показатель более волатилен, поскольку он измеряет более короткий период времени, но последние данные (полностью справа) будут улавливать любое инфляционное давление, вызванное всплеском бюджетных расходов, начавшимся в конце прошлого года. к данному моменту. Как видно на рисунке, даже сегодняшняя мера инфляции — та, которая позволяет установить базовый период в очень необычные месяцы, когда большие участки U.Южная экономика полностью закрылась в марте 2020 года — совсем не близко, даже к достижению 2–2,5% комфортной зоны Федеральной резервной системы. (Вонки в сторону: широко освещаемый целевой показатель инфляции ФРС в размере 2% основан на другом показателе инфляции, который постоянно находится ниже данных ИПЦ на этом рисунке, поэтому для перевода их целевого показателя в этот показатель необходимо его немного повысить.)

Короче говоря, сегодняшнее небольшое повышение темпов инфляции в годовом исчислении (но все же показывает инфляцию ниже 2–2, установленных ФРС.5%) фиксирует что-то необычное, что произошло год назад, а не что-то необычное, что происходит в настоящее время. Та же самая логика будет сохраняться в течение следующих нескольких месяцев данных по инфляции, которые будут использовать «базовый» период, включающий почти полное отключение крупных секторов экономики США, которое произошло год назад.

Удаление базового эффекта марта 2020 года не показывает необычного инфляционного всплеска: годовая инфляция базового ИПЦ и два альтернативных базовых периода
Дата марта 2020 февраль 2020 Октябрь 2020
фев-2019 2.1% 2,1% 1,7%
март-2019 2,0% 2,1% 1,8%
апр.2019 г. 2,1% 2,1% 2,0%
май-2019 2,0% 2,1% 1,9%
июн-2019 2,2% 2,1% 2,1%
июл-2019 2,2% 2,2% 2.2%
авг-2019 2,4% 2,2% 2,2%
сен-2019 2,3% 2,3% 2,0%
октябрь 2019 2,3% 2,3% 2,0%
ноя-2019 2,3% 2,3% 1,8%
декабрь 2019 2,2% 2,2% 1,5%
янв-2020 2.3% 2,3% 1,6%
фев 2020 2,4% 2,3% 1,7%
март-2020 2,1% 2,2% 1,4%
апр-2020 1,4% 1,6% 0,3%
май-2020 1,2% 1,3% 0,0%
июн-2020 1,2% 1,4% 0.0%
июл-2020 1,6% 1,6% 0,6%
август 2020 1,7% 1,8% 1,4%
сен-2020 1,7% 1,7% 2,5%
октябрь 2020 1,6% 1,7% 2,8%
ноя-2020 1,7% 1,7% 2,7%
декабрь 2020 1.6% 1,6% 1,7%
янв-2021 1,4% 1,5% 1,0%
фев-2021 1,3% 1,4% 0,9%
март 2021 г. 1,6% 1,5% 1,3%

ChartData Загрузить данные

Приведенные ниже данные можно сохранить или скопировать непосредственно в Excel.

Данные, лежащие в основе рисунка.

Источник: Авторский анализ данных по индексу потребительских цен (ИПЦ) Бюро статистики труда. Показателем является ИПЦ для всех городских потребителей, за исключением продуктов питания и энергии

.

Неценовые показатели показывают большой экономический спад

Инфляция, вызванная настоящим «перегревом», будет сопровождаться неценовыми мерами, показывающими очень небольшой спад в экономике — либо очень низкий уровень безработицы, либо высокий уровень внутреннего спроса (расходы домашних хозяйств, предприятий и правительства).Но по состоянию на март 2021 года в экономике США будет на 8,4 миллиона рабочих мест меньше, чем в феврале 2020 года. Добавьте сюда рост населения трудоспособного возраста с февраля 2020 года, которому нужно будет найти работу, и разрыв в рабочих местах превысит 10 миллионов. — больше, чем то, что преобладало во время наихудших периодов Великой рецессии в 2008–2009 годах.

Точно так же, если сравнить номинальные потребительские расходы в феврале 2021 года с тем, где они были в феврале 2020 года, на самом деле они все еще ниже, чем год назад. Действительно, трудно понять, как немного более низкие номинальные расходы потребителей — безусловно, самый крупный компонент валового внутреннего продукта (ВВП) — могут каким-то образом вызвать перегрев экономики.

Наконец, перегрев, вызванный чрезмерным ростом спроса, должен происходить из-за ограниченного рынка труда, дающего работникам достаточно возможностей для того, чтобы требовать быстрого повышения заработной платы, которое увеличивает расходы работодателей и способствует инфляции цен. Обозначенный выше огромный разрыв в рабочих местах должен вызывать у нас подозрение, что работники чувствуют себя уверенно и обладают достаточными возможностями, чтобы требовать такого повышения заработной платы. И меры роста заработной платы, которые устраняют искажающий композиционный эффект потери заработной платы из-за COVID-19, которая в основном сосредоточена на низкооплачиваемых работниках, подтверждают это.Система отслеживания роста заработной платы Федерального резервного банка Атланты учитывает только тех работников, которые постоянно работали в течение последнего года. Для этой группы в последние месяцы не произошло скачка роста заработной платы, который сигнализировал бы о перегреве экономики.

Инфляция — не проблема ближайшего будущего

Приведенные выше свидетельства ясно показывают, что экономика США не перегревается и что сегодняшние данные отражают только чрезвычайные события годичной давности. Но есть ли в ближайшие годы опасения по поводу того, что инфляция может стать слишком высокой, и сдерживание ее станет проблемой для политиков и США.С. домохозяйства? Это очень незначительное беспокойство.

С одной стороны, опасность будущего ущерба на самом деле проистекает из , а не , когда инфляция заметно возрастет в ближайшие годы. С 2008 года экономика постоянно занижает целевой показатель инфляции в 2%, установленный Федеральной резервной системой. Это постоянное недооценка, вероятно, замедлила восстановление после Великой рецессии и может повлиять на восстановление в будущем. По сути, каждый год домохозяйствам США обещают инфляцию в размере 2%, и это происходит меньше, чем в этом году, когда реальное (с поправкой на инфляцию) бремя семейного долга возрастает.Долг домохозяйств был значительно сокращен по сравнению с тем, что преобладало до Великой рецессии, но он все еще не является низким в историческом выражении, и этот эффект слишком медленной инфляции, увеличивающей ее бремя для домохозяйств, нетривиален. Значительное отставание в темпах роста цен с 2008 года означает, что восстановление доверия к целевому показателю инфляции ФРС путем возвращения его к среднему уровню 2% с тех пор потребует инфляции 4% в течение 3,5 лет в будущем или 3% инфляции в течение 7,5 лет. Несколько месяцев умеренной инфляции — это слишком низкий рост цен, а не свидетельство разрушительного перегрева.

Кроме того, в то время как многие знают о значительном фискальном повышении совокупного спроса, обеспеченном в последние месяцы пакетами мер по спасению, немногие знают о значительном структурном сдерживании роста спроса, который до сих пор остается в основном не учитываемым политикой: значительное перераспределение доходов в сторону увеличения в сторону увеличения. последние десятилетия. Этот перевод доходов от домохозяйств с низким уровнем сбережений к домохозяйствам с более высоким доходом, которые сберегут гораздо больше, оказал явное понижательное давление на рост спроса. Когда эффект пакета финансовой помощи ослабевает (что будет в относительной краткосрочной перспективе, в случае пакета, принятого в декабре и ARP), структурный встречный ветер неравенства сохранится.Пока эта проблема не будет решена, трудно представить себе перспективу нанесения ущерба инфляции из-за перегрева в среднесрочной перспективе.

Наконец (и, соответственно,), временное резкое увеличение бюджета вряд ли вызовет длительную восходящую спираль заработной платы и ценовой инфляции в среде, в которой работники США на протяжении десятилетий были лишены возможности влиять на политику. Первопричиной культового эпизода инфляции 1970-х годов, который оставил слишком большой след на восприятии политиками инфляционного риска, был конфликт распределения между рабочими и владельцами капитала.Когда случались серьезные внешние шоки (инфляция цен на нефть и снижение производительности в 1970-х годах), рабочие и владельцы капитала пытались избежать бремени шока, требуя повышения номинальной заработной платы или повышения цен, которые сохраняли бы маржу прибыли, по сути, преодолевая экономические издержки производства. шок вперед и назад.

Поскольку ряд исторически sui generis характеристик экономики начала 1970-х давал рабочим необычайную степень власти в защите их заработной платы от внешних потрясений, экзогенные потрясения распространялись быстро и в течение относительно длительного периода, при этом заработная плата и цены гонялись друг за другом. выше.Сегодня у рабочих нет возможности легко вырвать у работодателей прибавку к заработной плате. Свидетельством этого является тот факт, что даже на поздних этапах расширения после Великой рецессии, когда уровень безработицы значительно ниже 4%, рост заработной платы едва ускорился и никогда не угрожал опережать рост производительности в масштабах всей экономики.

В течение многих лет после Великой рецессии некоторые экономисты и политики указывали на значительное расширение баланса Федеральной резервной системы и делали уверенные прогнозы, что инфляция не за горами.Они оказались совершенно неправы. Другие из нас спорили в режиме реального времени со своими прогнозами, потому что мы знали, что они не смогли полностью принять во внимание экономический контекст. На этот раз люди совершают почти ту же ошибку, предполагая, что крупное фискальное расширение приведет к продолжительной и разрушительной инфляции. Это предсказание, скорее всего, окажется неверным по тем же причинам.

Калькулятор инфляции

| Федеральный резервный банк Миннеаполиса

Сколько стоит доллар?

Узнайте здесь.Используйте индекс потребительских цен (ИПЦ), который измеряет среднее изменение цен с течением времени с использованием рыночной корзины товаров и услуг, чтобы увидеть, как далеко ушел ваш доллар сегодня по сравнению с предыдущими годами.

Бюро статистики труда ежемесячно публикует данные ИПЦ, а также следующие исторические индексы:

Вы также можете использовать приложение-калькулятор инфляции

  • Загрузите «Сколько стоит доллар» в магазине iTunes. Бесплатное приложение будет работать на вашем iPhone, iPod Touch или iPad.

Вот как можно использовать ИПЦ для расчетов. Например, сколько будет стоить приобретенный в 2021 году товар или услуга в долларах 1950 года?

Допустим, у вас есть 7 долларов в кармане на покупку некоторых товаров и услуг сегодня. Сколько денег вам понадобилось бы в 1950 году, чтобы купить такое же количество товаров и услуг?

ИПЦ для 1950 = 24,1

ИПЦ на 2021 г. = 271,4 *

Используйте следующую формулу для расчета:

Цена 1950 = цена 2021 г. x (ИПЦ 1950 / ИПЦ 2021 *)

$ 0.62 = 7,00 долл. США x (24,1 / 271,4)

Иными словами, сколько, например, будет стоить товар или услуга, купленные в 1950 году, в долларах 2021 года?

Допустим, ваши родители сказали вам, что в 1950 году фильм стоил 25 центов. Как узнать, росли ли фильмы в цене быстрее или медленнее, чем большинство товаров и услуг? Чтобы преобразовать эту цену в сегодняшние доллары, используйте ИПЦ.

ИПЦ на 1950 год = 24,1

ИПЦ на 2021 год = 271,4 *

Фильм 1950 года = 0 долларов.25

Используйте следующую формулу для расчета:

Цена 2021 года = цена 1950 x (ИПЦ 2021 * / ИПЦ 1950)

2,81 доллара = 0,25 доллара x (271,4 / 24,1)

В наши дни фильм в Миннеаполисе за полную стоимость, вероятно, будет стоить от 7 до 11 долларов или даже больше. Похоже, фильмы дорожали быстрее, чем большинство других товаров и услуг.

* Оценка на 2021 год основана на изменении ИПЦ со второго квартала 2020 года на второй квартал 2021 года.

.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.