Инфляция какая сейчас: Новости дня в России и мире — РБК

Содержание

Обзор инфляции. Февраль 2021 года





В феврале 2021 г. годовой прирост потребительских цен составил 8,7 процента.


Относительно января 2021 г. потребительские цены в феврале 2021 г. выросли на 1,9 процента.

Прирост потребительских цен

(в процентах к соответствующему месяцу предыдущего года)

Динамика потребительских цен

(в годовом выражении)




Базовая инфляция

(в процентах к соответствующему месяцу предыдущего года)

Регулируемые цены и тарифы

(в процентах к соответствующему месяцу предыдущего года)

Сезонные цены (на плодоовощную продукцию)

(в процентах к соответствующему месяцу предыдущего года)

Агрегированный показатель трендовой инфляции

(в процентах к соответствующему месяцу предыдущего года)




Общая характеристика изменения потребительских цен


Динамика потребительских цен, к соответствующему месяцу предыдущего года

Динамика разброса компонентов ИПЦ на основе их годовых темпов роста



Максимальные и минимальные темпы прироста свободных цен и тарифов
в феврале 2021 г.

в годовом выражении



*искл. регулируемые позиции


Максимальные и минимальные темпы прироста регулируемых цен и тарифов в феврале 2021 г. в годовом выражении




Источник: расчеты Национального банка на основе данных Национального статистического комитета.



Методологические пояснения  
Архив



Инфляция в России на историческом минимуме: хорошо это или плохо?

Автор фото, Aleksandra Mudraz/TASS

Инфляция в России по итогам года снизилась до рекордно низкого уровня в 2,5%, отчитался Росстат. Это минимальный уровень за новейшую историю России. Но россияне уверены, что цены растут гораздо сильнее.

Цены на продовольственные товары декабрь к декабрю выросли на 1,1%, а на непродовольственные — на 2,8% в годовом выражении. Сильнее всего в этом году подорожали услуги, цены на которые выросли на 4,4%.

Итоговые данные по инфляции оказались на нижней границе прогноза министерства экономического развития. Ведомство ожидало инфляции на уровне 2,5-2,8% в этом году.

В Sberbank CIB (инвестиционном подразделении Сбербанка) ожидали, что цены вырастут в этом году на 2,6%.

Цены в декабре к ноябрю выросли на 0,4%.

В этом году в сентябре и августе в месячном выражении наблюдалась дефляция. Цены в эти месяцы снижались.

Почему инфляция такая низкая

Основные причины замедления роста цен — это хороший урожай этого года, укрепление рубля и медленное восстановления спроса, объясняют экономисты Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) в ежемесячном мониторинге экономической активности. Они ожидали, что по итогам года цены вырастут на 2,5-2,7%.

Согласно мониторингу, в этом году очень медленно росли цены на продукты питания, а в июле, августе и сентябре продукты дешевели. В августе, например, цены на продукты питания в целом упали на 1,8%, а на плодоовощную продукцию — на 15,5%.

Благодаря укреплению рубля в этом году снижались цены на бытовую технику. Согласно мониторингу, они упали в среднем на 1% в ноябре 2017 года к ноябрю 2016 года. Медикаменты по той же причине подешевели на 2,8%, подсчитали эксперты.

Укрепление рубля в мониторинге объясняют ростом цен на нефть и повышенным спросом на российские активы.

Низкая инфляция — хорошо или плохо?

Инфляция в этом году оказались ниже целевого значения ЦБ в 4%. Ее снижение позволило Центральному банку снизить ключевую ставку до 7,75%. Для бизнеса и граждан это означает, к примеру, снижение ставок по кредитам.

Эксперты ожидают, что благодаря слабому росту цен регулятор сможет снижать ключевую ставку и дальше.

Такая инфляция за 2017 года выглядит огромным успехом Банка России, полагает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Однако это же грозит ЦБ репутационными рисками, полагает она.

«Проблема в том, что удержать ее на таком низком уровне сложно, да и нет такой задачи», — объясняет Орлова. Но при этом инфляция может ускориться до более высоких значений, чем цель ЦБ в 4%, добавляет она.

Эксперты РАНХиГС также не исключают, что инфляция могла бы ускориться на фоне восстановления потребительского спроса за счет рост реальных зарплат.

Свою роль могут сыграть и внешние факторы, например, изменение цен на нефть или ужесточение денежной политики ФРС США при одновременном снижении ключевой ставки в России — это может снизить привлекательность российских активов для иностранных инвесторов, пишут экономисты РАНХиГС.

В таком ситуации регулятору придется налаживать коммуникацию, чтобы лучше управлять инфляционными ожиданиями и направлением рынка, говорит Орлова.

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина ранее неоднократно признавала важность управления инфляционными ожиданиями. В конце ноября в Госдуме она заявила, что восприятие инфляции у людей гораздо выше ее реальных значений. Он сказала, что оценка инфляционных ожиданий населения составляет 8,7%, а реальная годовая инфляция равна 2,6%.

«Мы очень хотим добиться доверия населения к нашей политике, что можно распоряжаться семейными деньгами, не думая постоянно о росте цен», — сказала она.

В декабрьском отчете ЦБ сказано, что инфляционные ожидания в декабре также составили 8,7%. Это минимальный уровень за всю историю наблюдений.

Есть ли риск дефляции?

Низкая инфляция, с точки зрения экономической теории, — это не всегда благо. Если инфляция переходит в дефляцию, то есть цены падают, то это свидетельствует о застое в экономике.

Однако России, по словам Орловой, это вряд ли угрожает. Она полагает, что проблема слабого спроса преувеличена: зарплаты растут в реальном выражении на 3%, а в начале следующего года будет предвыборная бюджетная индексация. Потребление, по ее словам, поддерживает и рынок розничного кредитования, который по итогам 2017 года вырастет на 13%.

Спрос обрел новые формы, утверждает экономист. Около 20% конечного спроса, по ее словам, сейчас приходится на интернет-заказы и онлайн-покупки.

«Формат меняется, поэтому есть ощущение, что традиционные розничные сети не фиксируют восстановление спроса», — объясняет она.

Инфляция: свежие новости, последние события на сегодня

30 мартаИзвестия

В отрасли предупредили о рисках подорожания молока на 10−15%Молоко может подорожать на 10−15% из-за экосбора, считают в отрасли. Изготовители напитков и продуктов питания обратились в правительство с просьбой пересмотреть часть положений уже одобренной правительством Концепции расширенной ответственности производителей (РОП) за утилизацию тары. Это следует из письма Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) главе правительства Михаилу Мишустину от 5 февраля.

30 мартаИзвестия

Бизнес предупредил о нехватке грузоперевозчиков и росте цен на товарыБизнес предупредил о дефиците грузоперевозчиков. Он произошел на фоне роста спроса на доставку по стране на 56%. Такую тенденцию зафиксировали на бирже автомобильных грузоперевозок Ati.su. Там добавили, что рост спроса на рынке не компенсируется соответствующим ростом предложения (оно, напротив, сократилось на 22%), что создает риски дефицита грузоперевозчиков.

24 мартаИА REGNUM

В Сибири ускорилась годовая инфляцияВ Сибирском федеральном округе в феврале ускорилась годовая инфляция. По сравнению с январём на 0,4 п.п. — до 5,5%. При этом она осталась ниже общероссийского показателя — 5,7%. Такие данные приводит Сибирское главное управление Банка России. Инфляция в Омской области превысила общероссийский показательСогласно данным Банка России, годовая инфляция в Омской области по итогам февраля 2021 года ускорилась на 0,4 процентных пункта, достигнув уровня в 5,8%. Эти показатели превосходят как аналогичные для Сибирского федерального округа (5,5%), так и в целом в России (5,7%).

5 мартаКоммерсантъ

Минэкономики позитивно оценило меры по сдерживанию цен на инфляциюОсновной вклад в рост цен в феврале внесла продовольственная инфляция, сообщило Минэкономики. Вместе с тем ведомство считает, что меры по сдерживанию цен на продукты способствовали улучшению ситуации. Росстат ранее сегодня сообщил, что цены в феврале выросли на 0,78% против 0,67% в январе.

3 мартаКоммерсантъ

Инфляция в Воронежской области остается самой высокой в ЦФОПо итогам января 2021 года в Воронежской области годовая инфляция остается, как и во второй половине 2020-го, самой высокой в Центральном федеральном округе, об этом «Ъ-Черноземье» сообщили в главном управлении Банка России по ЦФО.

26 февраляТАСС

В России подорожали куриное мясо и яйцаМОСКВА, 26 февраля. /ТАСС/. Цены на куриное мясо в России за неделю с 16 по 24 февраля 2021 года выросли на 1,9%, на яйца — на 1,1%, говорится в материалах Росстата.

18 февраляИзвестия

Торговые сети предупредили о росте цен на непродовольственные товарыФедеральные ритейлеры предупредили, что цены на непродовольственные товары могут вырасти. Об этом сказано в письме Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) в Минпромторг от 9 февраля. «Известия» ознакомились с ним. Организация указала, что стоимость контейнерных перевозок из КНР и стран Юго-Восточной Азии с ноября по январь 2021 года значительно повысилась. Это касается как морского, так и железнодорожного транспорта.

5 февраляТАСС

В России подорожали помидоры, виноград и морковьМОСКВА, 5 февраля. /ТАСС/. Стоимость помидоров в России в январе 2021 года выросла на 14,6% по сравнению с показателем за декабрь, винограда — на 13%, моркови — на 8,2%. Об этом говорится в материалах Росстата.

2 февраляКоммерсантъ

Инфляция в Воронежской области увеличилась до 7% в декабреВ большинстве регионов Черноземья в декабре 2020 года годовая инфляция в сравнении с аналогичным периодом 2019-го составила от 5 до 6%, при этом самый существенный рост цен фиксируется в Воронежской области, практически на 7%. Об этом «Ъ-Черноземье» сообщили в главном управлении Банка России по ЦФО.

2 февраляКоммерсантъ

ЦБ ожидает снижения инфляции с мартаГодовая инфляция начнет снижаться с марта после прохождения локального максимума, говорится в бюллетене ЦБ «О чем говорят тренды». В декабре, по оценке регулятора, годовая инфляция повысилась до 4,9%, в середине января — до 5,1%.

вверх или вниз — ECONS.ONLINE


В ответ на коронакризис правительства и центральные банки приняли масштабные меры по поддержке экономики: объемы только фискальных мер, по октябрьской
оценке МВФ, составили $12 трлн, а глобальный госдолг по итогам года достигнет практически 100% ВВП (83% в 2019 г.). Среди стимулирующих мер центральных банков к середине мая, по
оценке McKinsey, порядка 60%, или более $2 трлн, приходилось на вливание ликвидности. Однако рост бюджетных дефицитов и балансов центральных банков пока не привел к ускорению темпов роста цен,
сохраняющаяся на рекордных уровнях неопределенность сдерживает потребление и инвестиции, и возврат экономик к допандемическому уровню активности представляется
долгим и медленным.


Пандемии могут привести как к ускорению инфляции, так и к дефляции,
пишут Маркус Бруннермайер, профессор Принстонского университета, и его соавторы. Их исследование показало, что в результате пандемии может возникнуть так называемая «инфляционная пила»: торможение инфляции и затем ускорение. Изначально вспышка инфекции становится дефляционным фактором, однако программы стимулирования смягчают действие дефляционных сил и впоследствии могут привести к чрезмерной инфляции.


Существует очень узкий коридор между двумя ловушками – ловушкой дефляции и ловушкой инфляции – в ситуации, когда уровень экономической неопределенности высок, а процентная ставка центробанка находится на низком уровне и близка к
ставке-реверсу,
рассказал Бруннермайер на прошедшем в ноябре ежегодном
Форуме Европейского ЦБ.


Путь к дефляции выглядит как ловушка ликвидности: кризис провоцирует «бегство в безопасность» – люди наращивают
предупредительные сбережения, сокращая потребление, что оказывает понижающее давление на цены; ожидания дальнейшего снижения спроса заставляют сберегать еще больше, а низкие ставки не оставляют пространства для поддержки спроса путем смягчения денежной политики. Ловушка инфляции чем-то похожа на «бегство из банков», сравнивает экономист: люди, напротив, «бегут» в потребление, что ускоряет темп роста цен; и стремятся инвестировать в безопасные активы, например, зарубежную валюту, что ослабляет национальную валюту и также подпитывает инфляцию.


Вовсе не обязательно, что любая из этих ловушек реализуется в ближайшем времени, но их следует постоянно иметь в виду, советует Бруннермайер. Сейчас действуют факторы, оказывающие как инфляционное, так и дефляционное воздействие, говорит он: так, растущие долговые обязательства государств и отложенный спрос создают инфляционное давление, в то время как экономическая неопределенность и слабая экономическая активность – дефляционное.


Какой из двух факторов в итоге возобладает – в этом экономисты расходятся во мнениях,
отмечает Чарльз Гудхарт, почетный профессор Лондонской школы экономики. Одна точка зрения заключается в том, что во время восстановления экономики после пандемии уже принятые стимулирующие меры приведут к ускорению роста цен, а тенденции деглобализации и замедленного роста предложения рабочей силы из-за старения населения окажут инфляции долгосрочную поддержку. Другая точка зрения предполагает, что в ближайшие годы инфляционное давление будет оставаться на низком уровне из-за слабости экономики и структурных
дисбалансов рынка труда, вызванных коронавирусным кризисом.

Риски инфляции


Вынужденные сбережения (из-за физической невозможности приобрести товары и услуги в силу антипандемических ограничений), сокращение доходов, стремление к экономии – все это ведет к тому, что, несмотря на расширение денежного предложения, скорость оборачиваемости денег в экономиках падает,
отмечает Гудхарт, но все это ненадолго. Рано или поздно люди снова пойдут в кафе, театры и магазины, возобновят путешествия, уволенные работники снова будут приняты на работу.


Огромная экспансия денежного предложения и монетизация дефицита бюджетов снимают риски дефляции, считает Гудхарт. Более того, у правительств, нарастивших в борьбе с пандемией долги, может возникнуть соблазн облегчить бремя долга за счет его обесценивания, то есть инфляции, – альтернативы в виде повышения налогов или сокращения расходов сразу после кризиса выглядят намного менее привлекательно,
рассуждает профессор финансов Чикагского университета Любош Пастор. А центральные банки, скорее всего, будут вынуждены смириться с растущей инфляцией, чтобы помочь правительствам справиться с обслуживанием госдолга, считает он.


Так может возникнуть риск фискального доминирования – режима, при котором размер дефицита бюджета не зависит от реальной стоимости обслуживания долга, а денежно-кредитная политика направлена на стабилизацию госдолга, а не на борьбу с инфляцией, отмечают (
.pdf) исследователи МВФ. Проанализировав влияние эпидемий, войн и природных бедствий на инфляцию за последние 100 лет, они обнаружили, что после эпидемий всегда следует скачок инфляции – правда, краткосрочный.

Во второй половине XX века быстрый рост цен привел к росту инфляционных ожиданий: все в экономике стали ожидать более высокой инфляции и, соответственно, учитывать эти ожидания при назначении зарплат и цен, чтобы поддерживать их реальную стоимость, что приводило к еще большей инфляции,
напоминает Гудхарт. Сдерживающая политика привела к сокращению выпуска, но не разорвала инфляционную спираль – сделать это удалось в 1980-х только крайне жесткими мерами ФРС, однако победа над инфляцией сопровождалась всплеском безработицы, рецессией и финансовым кризисом, вкупе с падением нефтяных цен поставив многие страны на грань дефолта. Даже если путь к дезинфляции известен, это не значит, что он доступен, рассуждает Гудхарт: сегодня, когда госдолг намного выше, чем в 1980-х, вряд ли для центральных банков будет политически и социально приемлемо столь же резко повысить ставки, как было
для Пола Волкера.

Больше, чем кажется


Официальные оценки инфляции в начале пандемии коронавируса оказались занижены практически повсеместно, показало
исследование экономиста МВФ Маршалла Рейнсдорфа по 83 странам. Из-за пандемии потребительские расходы на продукты и алкогольные напитки, жилье и коммунальные услуги значительно выросли, а траты на общественное питание, транспорт, отдых, развлечения и спорт, одежду и обувь сократились – это не учитывается в используемых статслужбами для расчета инфляции потребительских корзинах, основанных на допандемической структуре расходов. Но изменения можно учесть в
«Covid-корзине», составленной на основе транзакций по банковским картам. Индекс «Covid-инфляции» за первые три месяца пандемии оказался выше официального в 65–73 странах из 83, в среднем на 0,23–0,32 п.п. В том числе в России – выше на 0,28–0,39 п.п. Однако корректировка весов корзины на основе транзакций по картам, скорее всего, неполная и неточная, оговаривает автор, к тому же методика расчета основана на экстраполяции изменившейся структуры расходов потребителей США и Канады на данные всех остальных стран, что также сопряжено с допущениями и неточностями.


Риски дефляции


Вторая волна пандемии только усиливает тревогу домохозяйств относительно будущего. Это может привести к значительным изменениям потребительских предпочтений (например, продолжительному падению спроса на авиаперелеты), не исключают исследователи из МВФ. Спрос останется низким, а безработица высокой: это будет сдерживать инфляцию.


Стандартный способ прогнозировать траекторию инфляции – это смотреть на состояние рынка труда, инфляционные ожидания и шоки цен на сырье и продовольствие, и через эту оптику риск ускорения инфляции в ближайшее время не просматривается,
считает Оливье Бланшар, бывший главный экономист МВФ, старший научный сотрудник Института мировой экономики Петерсона.


Безработица высока, и даже если снизится после снятия всех ограничений, причин ожидать сильного роста зарплат нет. Цены на сырьевые товары и нефть упали. Можно было бы беспокоиться, что программы фискальных стимулов приведут к превышению спроса над ограниченным предложением, но этого не произошло, поскольку значительно возросли сбережения, в том числе из-за предупредительной экономии. Можно ожидать, что после пандемии отложенный спрос приведет к всплеску расходов и инфляции, но если это произойдет, то, скорее всего, такой всплеск будет не очень большим и слишком коротким, чтобы повлиять на инфляционные ожидания. В среднесрочной перспективе перед монетарными и фискальными властями, скорее всего, будет стоять задача предотвращения дефляции, а не борьбы с ростом цен.


Однако нестандартная ситуация требует и нестандартных взглядов – вероятность инфляционного сценария все-таки есть, рассуждает Бланшар. Для его реализации должны совпасть три фактора: очень большое – более чем на 20–30% – увеличение госдолга к ВВП; сильный рост нейтральной ставки (ненаблюдаемой ставки, при которой экономика растет на уровне своего потенциала без превышения таргета по инфляции) – она может возрасти из-за роста госдолга или, например, сокращения сбережений, роста инвестиционного спроса, аппетита к риску. Третий фактор – фискальное доминирование, когда при росте нейтральной ставки центральный банк не повысит номинальную ставку под давлением правительства.


«Я спросил у некоторых своих коллег, какова вероятность того, что совпадут все три фактора. Вероятность всегда была ниже 3%», – пишет Бланшар. В еврозоне она еще ниже, поскольку трудно представить, что правительства стран объединятся в стремлении навязать ЕЦБ фискальное доминирование. Судя по доходности облигаций, индексируемых на инфляцию, инвесторы тоже не видят риска инфляции в ближайшее время: разница с облигациями без защиты от инфляции примерно на 1% ниже таргета ФРС в 2%, продолжает Бланшар. «Я на их стороне, хотя не исключаю, что все может пойти не так», – заключает он.

Набиуллина связала рост цен с инфляцией в головах у россиян | 12.03.21

Тот факт, что население ждет высокой инфляции, создает риск вторичных эффектов, которые могут долго поддерживать высокий инфляционный фон, заявила в интервью «Известиям» глава Банка России Эльвира Набиуллина.



«Когда люди ждут дальнейшего подорожания товаров, они готовы раньше покупать и больше заплатить за те или иные продукты», — пояснила логику она.



В России, по словам Набиуллиной, инфляционные ожидания не заякорены, в отличие от стран Запада, где цены не растут, даже несмотря на мягкую денежно-кредитную политику центральных банков.



Согласно Росстату, на начало марта инфляция в России ускорилась до 5,8% и стала рекордной за 5 лет, при этом рост цен на продукты превысил 7% год к году и вышел на пик с конца 2015-го.



«Есть много причин, почему сейчас показатель высокий: продолжавшийся перенос ослабления валютного курса, глобальная ситуация на товарных рынках, рост цен на товары повседневного спроса, которые чувствительны для населения, прежде всего продовольственные. Именно на них реагируют инфляционные ожидания», — констатировала Набиуллина.



Потребители, впрочем, жалуются, что инфляция значительно выше, чем оценивает Росстат. Опрос в феврале показал, что люди оценивают рост цен выше 12%, а ждут инфляцию на уровне 9,9%.



«Официальные цифры не совпадают с цифрами, которые люди ощущают. Как правило, люди ощущают больший рост цен», — признала Набиуллина. Одна из причин этого, по ее словам, — историческая память: долгое время Россия была страной высокой инфляции, а в 1990х пережила гиперинфляцию в сотни процентов.



Оценку Росстата глава ЦБ считает «отражающей реальную картину». Люди часто обращают внимание именно на продовольственную инфляцию, потому что продукты- это то, что граждане покупают каждый день, сказала она. Но индекс потребительских цен от Росстата считается по широкой корзине товаров, в которой более сотни наименований.



«Ряд из них люди покупают, может быть, даже раз в год, а что-то (например, холодильник или автомобиль), даже не каждый год, но это не означает, что мы должны отбросить цены на товары и услуги, которыми люди пользуются редко», — сказала Набиуллина.



Пик инфляции, согласно прогнозу ЦБ, придется на март-апрель, а потом она начнет снижаться, в том числе и из-за эффекта базы, добавила глава центробанка.

В Перми специалист Центробанка рассказал об инфляции 4% и ответил на другие вопросы по инфляции 5 декабря 2019 г | 59.ru

Усвоив уроки прошлого, Россия и многие другие страны мира к настоящему времени научились справляться с инфляцией. Начиная с конца 2000-х инфляция в стране носит умеренный характер, за исключением 2014–2015 годов, когда она заметно выросла под влиянием ухудшения внешних и внутренних условий. В результате перехода Банка России к режиму таргетирования инфляции уже в 2016 году инфляция замедлилась до 5,4%, а в 2017 году она равнялась 2,5% — это минимальный уровень в истории. По итогам 2018 года инфляция в России составила 4,3%. В октябре этого года инфляция в стране опустилась до 3,8%.

— Что будет, если вдруг инфляция упадет до нуля?

— Небольшой прирост цен стимулирует производителя. Если же инфляция падает до нуля, то начинается обратный процесс — дефляция. И это тоже серьезная проблема. Стагнирует или снижается экономика. Япония, к примеру, уже много лет вынуждена применять различные стимулирующие меры, чтобы обеспечить рост экономики в условиях дефляции.

Банк России считает, что 4% — это достаточно комфортный уровень инфляции. С одной стороны, он дает населению комфортно себя чувствовать, потому что не обесценивает текущие доходы (как высокая инфляция), и дает возможность управлять долгосрочными целями. С другой стороны, это позволяет бизнесу немного повышать цены, сохраняя, с одной стороны, стимул наращивать качество, а с другой — компенсировать издержки, на которые сам бизнес не может влиять.

Приведу пример: в ряде регионов цены на билеты меняют раз в три-четыре года. Люди воспринимают это очень болезненно. А, к примеру, в Москве цены индексируют на 4% каждый год, и это не вызывает сомнений и претензий. Потому что суммы не такие большие, и люди понимают, что у транспортников тоже растут издержки.

— Есть ли предел: до этого уровня инфляция безопасна, а выше уже создает проблемы?

— Жесткий диапазон трудно обозначить. Колебания инфляции в пределах 3–5% — это нормальная ситуация. В некоторых регионах, кстати, сейчас инфляция составляет около 2%. Например, в Тюменской области, на Ямале, в Ханты-Мансийском автономном округе. Но там и цены высокие. Торговые сети, которые все больше распространяют свое влияние, ориентируются прежде всего на спрос. А в Москве инфляция больше, но там и спрос повыше, и инфраструктура другая.

— За счет чего снижается инфляция?

— За счет денежно-кредитной политики Банка России и целого ряда так называемых немонетарных факторов, на которые Центробанк может влиять лишь опосредованно и во взаимодействии с другими. К немонетарным факторам относится налоговая, тарифная, бюджетная политика. А также другие факторы, например внешние условия.

— Планирует ли Центробанк в ближайшее время еще раз снижать ключевую ставку?

— Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего снижения на одном из ближайших заседаний совета директоров. Решения по ключевой ставке будут учитывать фактическую и ожидаемую динамику инфляции, темпы роста экономики, риски со стороны внутренних и внешних условий и реакции на них финансовых рынков. Ближайшее решение будет приниматься советом директоров Банка России 13 декабря.

— Будет ли снижаться уровень инфляции в Пермском крае?

— По прогнозам, он продолжит снижаться до конца года. Правда, есть факторы, которые могут способствовать некоторому ускорению роста цен на отдельных рынках. Например, лето в регионе было дождливым, плодоовощная продукция не очень хорошего качества. Но влияние в любом случае не будет масштабным, поскольку в соседних регионах ситуация с погодой была другой, и всегда есть возможность ввезти продукцию оттуда.

Погода — это немонетарный фактор инфляции. В отличие от монетарных, например ключевой ставки, им невозможно управлять, но все вопросы можно решить.

— Каким образом это происходит?

— В регионах строят современные хранилища. Мы привыкли, что собрали урожай, он два-три месяца хранится, потом начинает портиться. Так как раньше не было условий для хранения, его старались быстрее реализовать по сниженным ценам. А привозные овощи, будь они из южных регионов или импортные, всегда дороже. Сейчас на ситуацию значительно повлияли тепличные хозяйства: была госпрограмма, когда на их строительство предоставляли льготные кредиты, и их строили очень активно. Сейчас мы уже меньше зависим от импорта. Но если будут современные хранилища, они обеспечат более длительный срок реализации и равномерное распределение продуктов на прилавках в течение года. Волатильность (изменчивость цены. — Прим. ред.) снизится еще больше.

какие перспективы открывают сейчас товарные рынки?


28 лет низкой инфляции


Сегодня макроэкономисты делятся на два лагеря: одни твердят, что инфляция будет высокой, другие – умеренной. Те, кто не ожидают высокой инфляции, основываются на опыте кризиса 2008 года. Тогда монетарные меры в виде количественного смягчения не привели к сильному повышению потребительских цен. ФРС пошла на этот шаг, поскольку традиционная монетарная политика снижения процентных ставок до нуля уже не помогала экономике. Пришлось перейти к покупке гособлигаций и других финансовых активов (например, MBS – ипотечных ценных бумаг), тем самым увеличив денежную массу. В результате этого в 2008-2014 годах активы на балансе ФРС выросли в 4,5 раза (с $926 млрд до $4,4 трлн), а денежная масса M2 увеличилась на 50% (с $7,7 трлн до $11,7 трлн).



При измерении инфляции ФРС ориентируется на PCE – базовый ценовой индекс на личное потребление, который близок к индексу потребительских цен Сore CPI. Несмотря на рост денежной массы, c 2009 года PCE не превышал отметку в 2,15%. Сегодня цель ФРС – разогнать среднюю годовую инфляцию до 2%, чего она не может добиться уже много лет.


Та же картина в Европе. Получается, монетарная политика ЕЦБ и ФРС конца 2000-х не привела к инфляции, а, напротив, оказалась дефляционной. Речь идет о дефляции товаров и услуг. А цена активов (акций, недвижимости и проч.), напротив, сильно выросла в результате увеличения ликвидности. Одна из причин – часть денег осталась на балансах банков в качестве резервов. То есть скорость обращения денег не росла, а даже падала.


На этот вопрос можно взглянуть еще шире. С 1993 года инфляция не превышала 2,6%. Основные причины низкой инфляции:

  • Технологичный прогресс. Новые технологии вместе с роботизацией повышают производительность труда и снижают издержки. Это позволяет избежать роста номинальной заработной платы и цен.
  • Мировая торговля и глобализация. Глобализация и аутсорсинг в международной торговле позволяют эффективнее производить товары в разных уголках мира. Это повышает конкуренцию и дает возможность большим компаниям экономить на масштабах.


Что дальше?


Текущая ситуация отличается от прежнего кризиса. Разница не только в масштабах денежных вливаний со стороны центральных банков, но и в количестве фискальных мер, принятых правительствами США, Китая и Европы. Сейчас их гораздо больше. Современная монетарная теория (MMT – Monetary Market Theory) предлагает одновременно использовать монетарные (печатание денег) и фискальные меры (увеличение государственных расходов) для выхода из рецессии. Денежные вливания со стороны ФРС и ЕЦБ достигли беспрецедентных масштабов. Активы на балансе ФРС за год увеличились с $4,2 трлн до $7,4 трлн, а денежная масса M2 выросла с $15,5 трлн до $19,4 трлн. При этом ФРС продолжает покупать активы на $120 млрд в месяц.


В марте 2020 года США приняли первый пакет фискальных мер в размере $2,2 трлн. Он включает прямые выплаты населению ($1200 на взрослого и $500 на ребенка), увеличение пособий по безработице (на $600 долларов за неделю в течении 4 месяцев), программу кредитования ($500 млрд), приостановление выплат по кредитам со стороны студентов и др. В декабре был принят новый пакет помощи на $900 млрд. Сюда входят выплаты большинству американцев в размере $600, а также дополнительные пособия тем, кто потерял работу, – $300 еженедельно. Кроме того, ожидается новый пакет мер на $1,9 трлн.


На наш взгляд, столь значительные фискальные меры вместе с агрессивной монетарной политикой приведут к росту инфляции. Пока мы не видим ускорение инфляции из-за низкого роста ВВП и слабого спроса, который вызван ограничениями, связанными с пандемией. Однако это лишь вопрос времени. Индекс PCE находится на уровне 1,5%. Согласно данным CPI, цены на товары (включая продукты) все же растут, но этот рост нивелируется слабой инфляцией в сфере услуг. Со снятием ограничений мы ожидаем оживление спроса на услуги, что приведет к росту цен. Кроме того, уже заметен рост цен на сырье, который в дальнейшем подстегнет инфляцию.



Глобализация и рост мировой торговли замедляются. Этому способствуют усиление политики протекционизма в разных государствах, а также торговые войны. Начатая Трампом торговая война против Китая включала повышение тарифов на товары из Китая. Политика бывшего президента также была нацелена на то, чтобы вернуть производство обратно в США (например, из Китая и Мексики). Посмотрим, как будут развиваться отношения между США и Китаем при Байдене.


Пик мировой торговли пришелся на 2008 год, и сейчас растущий тренд отсутствует. Повлияет ли пандемия на глобализацию и рост мировой торговли и будут ли компании развивать локальное производство – этот вопрос остается открытым.



Долг домохозяйств и личные сбережения населения – два важных показателя, на которые также стоит обратить внимание. Высокая задолженность оказывает дефляционное влияние: люди обычно меньше тратят, если у них много долгов. Задолженность домохозяйств с 2008 года снижается – сигнал потенциального роста спроса.



Высокий уровень накопленных сбережений также является индикатором повышения спроса в будущем: из-за ограничений, связанных с COVID-19, и страха перед неопределенностью люди стали больше экономить. Сейчас в США этот показатель находится на исторически максимальных уровнях. Когда ограничения снимут и уверенность вернется, люди начнут тратить накопленные сбережения, что повысит спрос. Рост экономической активности должен привести к увеличению скорости обращения денег.



Рынок ожидает роста инфляции. Доходность номинальных 10-летних облигаций США составляет сейчас 1,14%, тогда как реальная доходность находится в отрицательной зоне – на уровне 1,06%. Текущая инфляция в США находится на уровне 1,5%, а ожидаемая составляет 2,2%.



Раньше воздействовать на инфляцию можно было поднятием ставки рефинансирования. Сейчас высокий долг США и ослабленная экономика с высокой безработицей затрудняют ужесточение монетарной политики. Долг США составляет $27,78 трлн, или 129,3% ВВП.



Наше мнение


Мы считаем, что к концу 2021 инфляция поднимется выше целевого уровня ФРС в 2%. С открытием границ и снятием ограничений глобальный спрос начнет восстанавливаться. К потребителям вернется уверенность, что приведет к цикличной инфляции. Гиперинфляция в США маловероятна, но в конце этого или в начале следующего года инфляция на уровне 2,5-3% вполне возможна. На первый взгляд, это небольшая цифра в сравнении с 1970-1980 годами: тогда инфляция доходила до 9-10%. Тем не менее, она будет весьма ощутима, потому что такой инфляции мы не видели с начала 1990-х. Джером Пауэлл не раз заявлял, что монетарные стимулы пока останутся, поскольку основная задача – снизить безработицу и приблизиться к уровню полной занятости. Он также дал понять, что краткосрочное отклонение инфляции от 2% возможно, и ФРС будет ориентироваться на долгосрочное и среднесрочное достижение целевого уровня. Администрация Байдена в ближайшее время собирается провести пакет помощи в $1,9 трлн. Огромные фискальные меры, которые – в отличие от монетарных – быстро доходят до конечного потребителя, также сыграют свою роль.


Как заработать?


Весь этот тренд делает привлекательными сырьевые компании, а также золото и серебро. Мы ожидаем дальнейшее ослабление доллара, что поддержит развивающиеся рынки и цены на сырье. На наш взгляд, сырьевые рынки недооценены в сравнении с рынком акций, но они уже начали отыгрывать это отставание.


Мы считаем, что 2021 год будет хорошим для российского рынка акций. Главные риски этой стратегии – продление в Европе ограничений, связанных с пандемией, и повторное закрытие экономик из-за нового штамма коронавируса.


Если вам интересен тренд, который мы описали в статье, и вы верите в его инвестиционную составляющую – свяжитесь с нами, и мы расскажем вам о наших предложениях.

Текущий уровень инфляции в США, февраль 2021 г.

Текущий уровень инфляции в США по состоянию на февраль 2021 года составляет 0,4%. Это означает, что с декабря потребительские цены выросли. Уровень инфляции — важный экономический индикатор, потому что он показывает, насколько быстро меняются цены. Он измеряется индексом потребительских цен, который ежемесячно публикуется Бюро статистики труда (BLS).

Увеличение произошло за счет увеличения на 6,4% бензина. Электричество и природный газ также выросли, как и еда дома и еда вне дома.

Цена на подержанные легковые и грузовые автомобили упала на 0,9%. Это пятый месяц снижения подряд после увеличения на 5,3% в сентябре. Цены на авиабилеты и одежду также снизились в феврале.

Цены на рецептурные препараты упали на 0,7%, а стоимость медицинских услуг выросла на 0,5%. Хотя пандемия перегрузила больницы пациентами с COVID-19, другие виды профилактической помощи откладываются.

Стоимость жилья с января 2021 года выросла на 0,2%.Благодаря возможности работать из дома или удаленно из любого места, пандемия дала людям повод покинуть города и переехать в пригород. Продажи жилья упали в январе, но по-прежнему росли с января 2020 года.

Какова цель инфляции?

Базовая инфляция, исключающая влияние нестабильных цен на нефть и продукты питания и часто отслеживаемая в годовом исчислении, составила 1,7%, то есть цены выросли на 1,7% за последние 12 месяцев. Это также ниже целевого показателя в 2%, который, по словам Федеральной резервной системы, необходим для здоровья экономики.

Помимо базовой ставки в отчете ИПЦ, Федеральная резервная система рассматривает отчет о личных потребительских расходах (PCE), поскольку он считается более отражающим истинные тенденции базовой инфляции. Уровень базовой инфляции PCE составлял 1,5% в годовом исчислении в январе, последнем доступном месяце.

В январе Федеральный комитет по открытым рынкам (FOMC) ФРС подтвердил свой план не повышать целевую ставку по ставке по федеральным фондам, которая в настоящее время находится в диапазоне от 0% до 0,25%, в ближайшее время.На своем августовском заседании он объявил, что позволит инфляции превысить 2%, если это обеспечит максимальную занятость.

Как текущий уровень инфляции влияет на вас

Текущий уровень инфляции уже довольно долгое время колеблется чуть ниже нормального диапазона. Спрос слишком вял, чтобы поднимать цены. Вот посмотрите, что происходит на трех концах шкалы: дефляция, здоровая инфляция и гиперинфляция.

Дефляция

Падение цен предупреждает о дефляции.Хотя это может показаться покупателям отличным, дефляция часто сигнализирует о надвигающейся рецессии. С рецессией приходит снижение заработной платы, потеря рабочих мест и большие удары по большинству инвестиционных портфелей. По мере усугубления рецессии ухудшается и дефляция. Компании предлагают все более низкие цены в отчаянных попытках убедить потребителей покупать их товары и услуги.

Федеральная резервная система борется с дефляцией с помощью экспансионистской денежно-кредитной политики. Это снижает целевую ставку по федеральным фондам. Как только ставки упадут до нуля, он должен использовать другие инструменты, такие как снижение резервных требований для банков или покупка и продажа государственных ценных бумаг.

Дефляция хуже инфляции, потому что она сигнализирует о падении спроса.

Пока предприятия и люди чувствуют себя менее богатыми, они тратят меньше, что еще больше снижает спрос. Их не волнует, равны ли процентные ставки 0%, потому что они все равно не занимают деньги. Ликвидности слишком много, но толку от этого нет. Эта ситуация называется ловушкой ликвидности и представляет собой порочную нисходящую спираль.

Здоровая инфляция

Умеренная инфляция около 2% на самом деле хороша для экономического роста.Когда потребители ожидают роста цен, они с большей вероятностью будут покупать сейчас, а не ждать. Это стимулирует спрос и ведет к росту цен. Другими словами, инфляция — это самоисполняющееся пророчество.

Инфляция обычно вызвана ожиданиями роста цен.

FOMC проверяет уровень базовой инфляции, когда принимает решение о повышении ставки по федеральным фондам. Когда ставка ниже целевого показателя 2%, ФРС использует экспансионистскую денежно-кредитную политику. Он снижает ставку по федеральным фондам для ускорения экономического роста.Это делается для предотвращения или прекращения рецессии.

Когда ФРС считает инфляцию угрозой, она использует сдерживающую денежно-кредитную политику. Ставки повышаются, чтобы цены не росли быстрее, чем ваша зарплата. Более высокие процентные ставки ослабляют потребительский спрос из-за удорожания кредитов. Это замедляет рост, уменьшая способность экономики создавать рабочие места.

Гиперинфляция

Иногда люди опасаются, что инфляция резко возрастет, что приведет к гиперинфляции. Они обеспокоены тем, что рост цен может быть таким же, как во времена Веймарской республики в Германии.Когда это происходит, золотые жучки могут вызвать рост цен на драгоценный металл в качестве преграды. Гиперинфляция встречается очень редко, так как это означает, что цены растут на 50% в месяц.

BLS Калькулятор инфляции

Калькулятор инфляции BLS быстро показывает, как инфляция разрушает вашу покупательную способность. Например, уровень инфляции 2,5% означает, что то, что стоило 100 долларов в прошлом году, теперь стоит 102,50 доллара. Это также означает, что вам нужно прибавить 2,5%, чтобы оставаться в равновесии. В этой ситуации заработанный тяжким трудом 3.Повышение на 5% будет стоить только 1,0% дополнительной покупательной способности.

Ключевые выводы

  • Потребительские цены выросли на 0,4% в феврале после роста на 0,3% в январе.
  • Увеличение произошло в основном за счет роста цен на бензин на 6,4%.
  • Цены на авиабилеты, подержанные автомобили и грузовики, а также одежду упали в феврале.

Прогноз инфляции | Kiplinger

В феврале цены на бензин подскочили на 6,6%, в результате чего общие цены выросли на 0.4% за месяц. И цены на бензин также будут расти в марте, что станет четвертым крупным ежемесячным повышением подряд.

Рост цен на бензин не означает, что инфляция выходит из-под контроля. Ожидалось, что цены на топливо восстановятся, когда экономика вернется в норму. Цены на бензин в середине марта все еще были ниже пикового уровня 2019 года.

В отличие от бензина, цены без учета продуктов питания и энергии выросли в феврале незначительно.В целом цены на 1,7% выше, чем были двенадцать месяцев назад.

Подержанные автомобили падают четвертый месяц подряд. Они резко выросли во время пандемии из-за нехватки новых автомобилей и высокого спроса. Новые государственные стимулирующие чеки на сумму 1400 долларов для физических лиц, вероятно, снова поднимут спрос на автомобили, на какое-то время переломив тенденцию к снижению цен.

В феврале тарифы на авиабилеты снизились третий месяц подряд, но ожидается, что эта тенденция изменится на противоположную, поскольку текущее ослабление пандемии, вероятно, приведет к увеличению количества путешествий.

Медицинские расходы начинают восстанавливаться после прошлогодней депрессии. К концу года затраты должны вырасти в среднем на 4,4%.

Стоимость жилья сейчас ниже, чем обычно , потому что пандемия замедлила рост арендной платы. Арендная плата росла всего на 1,5% в год после того, как за последние пять лет она поднималась выше 3%. Цены на жилье сильно росли, но они не учитываются при расчете индекса потребительских цен и не начнут вызывать более резкое повышение арендной платы до конца этого года.

Ожидайте, что общие цены вырастут на 2,5% в 2021 году по мере того, как пандемия отступит. Инфляция закончила 2020 год на уровне 1,4%, что намного ниже 2,3% 2019 года, но по мере завершения пандемии некоторые цены, которые были снижены, начнут восстанавливать себя, например, аренда квартир, авиабилеты и тарифы на отели. Базовая инфляция, исключающая расходы на продукты питания и энергию, в 2021 году составит около 2,0% по сравнению с 1,6% в конце 2020 года. Федеральная резервная система признает, что это повышение инфляции является результатом временных факторов, и будет не поддавайтесь соблазну повышать краткосрочные процентные ставки, чтобы их снизить.

Готово к печати График индекса потребительских цен

Инфляция готовится к подъему в 2021 году, но, возможно, долго не продержится

Колин Андерсон | Getty Images

По мере того, как в 2021 году экономика набирает обороты, инвесторам, возможно, придется бороться с некоторыми неожиданными инфляционными давлениями, хотя бы на короткое время.

Трейдеры рынка облигаций и эксперты с Уолл-стрит сигнализируют о росте инфляции по сравнению с ее текущими неактивными уровнями.

На самом деле, многие видят, что инфляция приближается к целевой ставке Федеральной резервной системы в 2%, которая была недостижимой на протяжении большей части последнего десятилетия, и, возможно, немного превышает ее.Основным драйвером является возобновление экономики, вызванное увеличением количества вакцинированных американцев, что вызовет повышательное ценовое давление в отраслях, которые сдерживались во время пандемии коронавируса.

Уловка, однако, будет держать его там.

ФРС считает некоторую инфляцию полезной для экономики, поскольку она сигнализирует о росте и дает центральному банку возможность действовать в следующий раз, когда разразится кризис, и потребует помощи от денежно-кредитной политики. Однако ряд факторов сговорились с тем, чтобы удержать инфляцию на низком уровне, и они, вероятно, помогут сдержать рост в ближайшие месяцы.

«Мы действительно ожидаем, что процентные ставки будут оставаться на низком уровне дольше, и мы ожидаем, что инфляция будет сдерживаться», — сказала Сунита Томас, советник по национальному портфелю в Northern Trust Wealth Management. «Мы действительно думаем, что появятся некоторые волатильные отпечатки инфляции, и рынок отреагирует на это и попытается расшифровать, что это означает. Мы думаем, что это скорее циклично, чем постоянно».

На заседании ФРС в начале этого месяца председатель Джером Пауэлл признал, что экономика может столкнуться с некоторым ценовым давлением, возможно, из-за роста цен на энергоносители.

Однако директивным органам необходимо будет увидеть устойчивый уровень, прежде чем предпринимать какие-либо действия. Эта позиция теперь закреплена в рамках гибкого подхода ФРС к таргетированию средней инфляции, одобренного несколько месяцев назад.

«Поднять инфляцию будет нелегко… Это займет некоторое время», — сказал Пауэлл во время пресс-конференции после встречи. «Мы говорим о том, что мы собираемся сохранять политику в высшей степени гибкой до тех пор, пока расширение не пойдет по рельсам. И мы не собираемся упреждающе повышать ставки, пока не увидим, что инфляция фактически достигнет 2% и будет на пути к превышению 2%. %.Это очень сильное обязательство, и мы думаем, что это подходящее место ».

Вопрос о растущей инфляции и ожидаемых ответных мерах политики ФРС имеет решающее значение, поскольку рынок вступает в следующую фазу активного восстановления, начавшегося в конце марта. минимумы, вызванные пандемией

Инвесторы все чаще задаются вопросом, не входит ли рынок в фазу пузыря, подобную краху доткомов 2000 года, который усугублялся повышением процентных ставок, которые пытались поспевать за ростом.

«Когда мы просматриваем рыночные комментарии в 2021 году,« возврат инфляции, возможно, с удвоенной силой »- очень, очень распространенная тема», — сказал Ник Колас, соучредитель DataTrek Research, в примечании к этому неделя.

Колас указал, что 5- и 10-летние ставки безубыточности или разница между доходностью государственных облигаций и казначейскими ценными бумагами, защищенными от инфляции, составляют лишь тень ниже 2%. Это представляет собой двухлетний максимум и является мерой того, в каком направлении рынок видит индекс потребительских цен.

Такая среда, как отметил Колас, обычно не очень подходит для чувствительных к инфляции ценных бумаг, таких как облигации с более длительным сроком погашения, «если только кто-то не считает, что энтузиазм рынка по поводу восстановления мировой экономики в 2021 году глубоко неуместен».

Надежды на резкий отскок.

Goldman Sachs, например, возглавляет список надежд на экономику в предстоящем году.

Экономическая команда компании прогнозирует рост ВВП за год на 5,9%, что примерно на 2 процентных пункта выше консенсус-оценок.Наряду с этим прогнозом роста происходит ожидание того, что базовая инфляция, измеряемая предпочтительным критерием ФРС, дефлятором расходов на личное потребление, «ненадолго превысит 2% следующей весной, поскольку мы преодолеем самый слабый эффект базы пандемии», — говорят экономисты Goldman Алек Филлипс и Дэвид — сказала Мерикл в записке.

«Некоторые категории должны оправиться от прямых и косвенных дезинфляционных эффектов пандемии, включая авиабилеты, отели, одежду и финансовые услуги», — добавили они.«Но пандемия также имела временные инфляционные эффекты в таких категориях, как подержанные автомобили и медицинские услуги, и полное влияние ослабления экономики на жилье и другие категории основных услуг, чувствительных к нехватке ресурсов, вероятно, еще не материализовалось».

Команда Goldman заявила, что только «очень напряженный рынок труда» вызовет устойчивый толчок инфляции, который затем заставит ФРС повысить ставки, а это вряд ли в ближайшее время.

Точно так же экономисты Citigroup ожидают, что инфляция превысит 2% к апрелю и останется на этом уровне в течение нескольких месяцев, но затем «вернется к целевому показателю в 2% к концу года.«Компания считает, что быстрый скачок цен на путешествия и одежду компенсируется снижением затрат на подержанные автомобили и медицинские услуги.

Эти ожидания относительно контролируемой инфляции способствуют поддержанию в основном оптимистичных прогнозов на Уолл-стрит в отношении еще одного года высоких прибылей.

«Все это привело нас к позитивным ожиданиям в отношении возобновления экономики и большей уверенности в отношении ожиданий прибыли в следующем году. Мы ожидаем, что ФРС останется очень гибкой, а процентные ставки останутся на низком уровне дольше », — сказал Томас, советник Northern Trust.«Мы с нетерпением ждем 2021 года».

Инфляция в США: единственный выход — вверх! | Статья

.

Инфляция: 2%, 3%, 4% … или больше?

Хотя сегодняшние цифры обнадеживают, инфляция, несомненно, будет расти в ближайшие месяцы. Ключевой вопрос — какова высота и как долго она продержится?

Во-первых, мы знаем, что будут «базовые» эффекты. Годовая инфляция сравнивает уровни цен в конкретном месяце 2021 года с уровнем цен в соответствующем месяце 2020 года.Наихудший период пандемии — с конца марта по май прошлого года — сопровождался строгими блокировками, и десятки тысяч предприятий были вынуждены закрыть. Те, которые оставались открытыми, почти не имели обычаев, за исключением продуктовых и винных магазинов, где цены были урезаны, чтобы генерировать денежный поток. Согласно отчету CPI, тарифы на авиабилеты упали за этот период на 30%, при этом цены на отели упали на 15%, а на одежду — на 8%.

Поскольку меры по сдерживанию Covid несколько ослабли, а спрос вернулся, цены восстановились в течение следующих восьми месяцев.Если уровни цен останутся неизменными в течение следующих четырех месяцев, сравнение с низкими уровнями цен в период с марта по май, который подвергался сильному стрессу, означает, что общая инфляция вырастет до 2,8% г / г. Это минимальная годовая инфляция.

Мы видим рост инфляции — к 9000 году она может превысить 3,5% и, возможно, приблизиться к 4%.

Учитывая рост цен на сырьевые товары и энергоносители, а также рост транспортных расходов, которые еще предстоит преодолеть до потребительских цен, это приближает нас к 3%.Затем, когда процесс внедрения вакцины набирает обороты, потенциально открывая путь для более полного восстановления экономики в какой-то момент во 2К21, многие предприятия могут воспользоваться возможностью, чтобы поднять свои цены.

Это, скорее всего, произойдет в секторах, которые столкнулись с ограничениями предложения, таких как индустрия отдыха и гостеприимства. Столкнувшись с меньшей конкуренцией (бары и рестораны прекратили свою деятельность, отели были закрыты, а самолеты законсервированы) и в то время, когда клиенты отчаянно пытаются испытать то, что они не могли делать в течение 12 месяцев, ценовая политика будет сильной. .

Добавьте к этому рост арендной платы за жилье — которая сама по себе составляет 7,9% инфляционной корзины — и мы можем увидеть, как инфляция превысит 3,5% и, возможно, приблизится к 4% к маю.

Мы готовы к гиперинфляции?

Цена

Цена

Товар / услуга 2020 Цена 2021

При инфляции 2%
2021

При 1000% гиперинфляции
Чашка кофе $ 2.00 $ 2,04 22,00 $
Галлон молока $ 3,50 $ 3,57 38,50 $
Рубашка мужская 60,00 $ $ 61,20 660,00 $
Инсулин (флакон) 95,00 $ $ 96,90 $ 1 045,00
55 «Телевидение 400,00 $ 408,00 $ 4 400,00 долл. США
Двухкомнатная квартира в аренду 2000 долларов.00 $ 2 040,00 22 000,00 долл. США

Источник: Writer Calculation

Причины инфляции

Экономисты признают две основные причины инфляции: рост издержек и рост спроса. Инфляция издержек происходит, когда стоимость производства увеличивается (т. Е. Из-за более высоких затрат на сырье или повышения заработной платы). Это приводит к росту цен на товары и услуги, поскольку производители перекладывают повышение цен на потребителей.При инфляции издержек цены «подталкиваются» вверх за счет роста производственных затрат.

Инфляция спроса происходит, когда предложение ограничено по сравнению со спросом. Спрос может вырасти из-за сильной экономики, стихийного бедствия или избытка денег. В этих случаях спрос превышает предложение и «тянет» цены вверх.

Причины гиперинфляции

Двумя основными причинами гиперинфляции являются: (1) увеличение денежной массы, не поддерживаемое экономическим ростом, что увеличивает инфляцию, и (2) инфляция спроса, при которой спрос превышает предложение.Очевидно, что эти две причины связаны, поскольку обе перегружают сторону спроса и уравнения спроса / предложения.

Увеличение денежной массы обычно вызывается действиями правительства, такими как произошедшие в Веймаре в 1923 году. Когда правительство вливает деньги в экономику, может возникнуть гиперинфляция. Часто инфляционный эффект притяжения спроса происходит в первую очередь потому, что у людей больше денег, что создает готовность платить более высокие цены, что увеличивает спрос.

Гиперинфляция — редкость

Гиперинфляция, как показано выше, может иметь финансовую катастрофу для нации.К счастью, они очень редки. Ослунд дошел до того, что назвал гиперинфляцию «неуместной проблемой для обычной денежно-кредитной политики».

Гиперинфляция может произойти, когда правительство печатает больше денег в ответ на кризис, как во время Веймарской республики. Кризис не обязательно должен быть войной. Это может быть плохая экономика, болезнь, стихийное бедствие или даже чувство паники, заставляющее людей копить. Это, конечно, снижает предложение, что увеличивает спрос.

Любой из этих факторов, доведенный до крайности, может привести к гиперинфляции.Однако, как отмечает Ослунд, при обычной денежно-кредитной политике это редко приводит к гиперинфляции.

Инфляция и гиперинфляция случаются только тогда, когда цены в целом растут. Если, например, цена только кофе подорожала на 1000%, то это было бы связано с каким-то другим фактором, например, с катастрофой где-то в цепочке поставок, а не с признаком гиперинфляции.

Тем не менее, слухи сохраняются

Несмотря на высокую планку для достижения гиперинфляции, есть те, кто предполагает, что именно туда движутся Соединенные Штаты.Вот примеры из недавних сообщений в интернет-блогах, демонстрирующие различные подходы:

« […] если рынки поймут, что экономика США пристрастилась к денежно-кредитным стимулам и« не может отказаться от наркотиков », то ожидания в отношении долгосрочной траектории денежной базы будут пересмотрены, что приведет к тому, что быть самой серьезной инфляционной вспышкой в ​​современной истории США ». — Эндрю Вуртис

« Отношение дефицита к расходам превышает 60%, что выше порога гиперинфляции в 40%.»- Альберт Сунг

« В конце концов все основные империи национальных государств падают, и их люди теряют доверие к своим лидерам и, вместе с тем, к деньгам, которые они выпускают. Это произошло в Древнем Вавилоне, Египте, Китае, Риме, различных ведущих национальных государствах Европы, и в конечном итоге это ударит по США, когда американский народ решит, что он предпочел бы прожить свою жизнь как свободный народ, а не как раб невыплачиваемого государственного долга, проценты по которому в конечном итоге поглотят большую часть федерального бюджета, чем военные расходы. «- Джозеф Холлеман

Действительно ли Соединенные Штаты готовы к гиперинфляции?

Некоторые представители широкой общественности могут так думать. Но большинство авторитетов говорят: «Нет».

Экономист Ашер Рогови опровергает распространенные в Интернете слухи о том, что США печатают слишком много денег и что это приведет к гиперинфляции.

По словам Рогови, «в США центральный банк не выплачивает долги за счет денег, которые он создает. Скорее, он ссужает деньги под свою целевую процентную ставку, а частный сектор использует этот капитал более продуктивно.Созданные деньги возвращаются, что является важной причиной того, что такая денежно-кредитная политика не приводит к гиперинфляции ».

Профессор Л. Берк Файз из Hayek Global College предполагает, что гиперинфляция маловероятна в таких стабильных экономиках, как США, отчасти из-за факторов контроля над расходами, которые стали возможны благодаря мировой экономике. «Взаимосвязанная природа мира, — говорит Берк», — это «клапан сброса давления» для большинства стран. Те страны, которые печатают абсурдные суммы денег, как Зимбабве, или пытаются манипулировать своей валютой и ограничивать торговлю, как Аргентина, становятся исключением.»

«Я не думаю, что мы увидим, что инфляция останется такой же низкой, как прогноз Федеральной резервной системы, составляющий всего 2%», — говорит Джим Пендергаст, старший вице-президент altLINE Sobanco. «Тем не менее, я сомневаюсь, что мы увидим виды гиперинфляции, рекламируемые в этих апокалиптических заголовках статей. Это будет неоднозначная картина из-за определенного набора обстоятельств, связанных с COVID».

Наконец, адвокат Стивен Дж. Дж. Вайсман, эсквайр. рассматривает то, что он называет потенциальной «мошеннической» стороной некоторых слухов о гиперинфляции в Интернете.«Иногда подобные истории создаются просто для того, чтобы быть достаточно возмутительными, чтобы соблазнить людей прочитать истории, которые могут быть размещены на сайтах, где они зарабатывают рекламные доллары в зависимости от того, сколько кликов они получают», — говорит Вайсман.

Инфляция выше, чем говорят цифры

Согласно последним статистическим данным по инфляции, за последний год цены выросли всего на 1 процент. Но с этими цифрами что-то не так, потому что пандемия сделала экономическую жизнь более дорогой, чего не учитывают официальные счетчики бобов.

Это искажение привело к тому, что другая экономическая статистика нарисовала искусственно радужную картину нашей текущей ситуации. Проблема в том, что такие показатели, как реальный объем производства, реальная заработная плата и бедность, рассчитываются с использованием поправок на инфляцию, которые не отражают более высокую стоимость жизни во время пандемии. Это может помочь объяснить, почему измеряемая бедность снизилась, хотя очереди в продовольственных банках выросли.

Подход правительства к измерению инфляции достаточно прост. Бюро статистики труда отслеживает цены на корзину товаров и услуг, которая должна отражать средние американские модели.Уровень инфляции — это ежемесячное процентное изменение этой цены.

Но никакая экономическая статистика не может точно отследить стоимость жизни. В обычное время считается, что правительственные цифры завышают истинный уровень инфляции. Но пандемия перевернула экономику, полностью изменив эти предубеждения, так что официальная статистика сейчас занижена.

Люди покупают больше тех товаров, цены на которые растут быстрее всего.

Индекс потребительских цен отслеживает стоимость фиксированной корзины товаров, но люди постоянно меняют то, что они покупают.Эта «предвзятость замещения» обычно приводит к тому, что статистика инфляции завышает изменения стоимости жизни, потому что люди склонны заменять более дешевые альтернативы при повышении цен.

Но с тех пор, как разразился коронавирус, люди покупают больше предметов первой необходимости, таких как продукты, в результате чего цены на них растут. И они покупают меньше авиабилетов и меньше бензина и одежды, что снижает цены.

Альберто Кавалло, экономист Гарвардской школы бизнеса, проанализировал данные кредитных и дебетовых карт и обнаружил, что эти меняющиеся модели покупок особенно важны для семей с низкими доходами, которые тратят большую часть своих расходов на продукты питания.

В то время как более бедные люди часто пытаются снизить прожиточный минимум, покупая продукцию той марки, на которую на этой неделе действует скидка, пандемия, похоже, сократила количество скидок.

Пандемия изменила, где и как люди делают покупки.

Цена, которую Costco взимает за Cheerios, не сильно изменилась, но во время пандемии моя семья меньше посещает Costco и вместо этого полагается на Instacart, который взимает дополнительную плату за доставку.

3 апреля 2021 г., 9:22 п.м. ET

Cheerios идентичны — Instacart забирает их даже в Costco! — но Instacart взимает надбавку по сравнению с низкими ценами Costco. Хотя моя еженедельная упаковка Cheerios стала дороже, правительственная статистика показывает, что если ни цена Cheerios в Costco, ни цена Cheerios от Instacart не изменились, то инфляции, связанной с Cheerios, быть не должно. Мой кошелек не согласен.

В целом риски, связанные с личными покупками, побуждают многих людей меньше делать покупки или переключаться на более дорогие варианты в Интернете или с доставкой, и они часто также добавляют полезные чаевые.В результате стоимость жизни для многих семей выросла настолько, что индекс потребительских цен не может учесть. (Напротив, в нормальные времена люди, как правило, стекаются в более дешевые торговые точки, поэтому эта «предвзятость торговых точек» обычно приводит к тому, что официальная статистика занижает инфляцию.)

Качество многих услуг ухудшилось.

Обычно многие компании добавляют новые функции или улучшают качество своей продукции. Государственные статистики пытаются внести поправки в то, как изменение качества товаров влияет на цену.Трудно учесть каждое изменение, поэтому эти неизмеримые улучшения качества часто приводят к тому, что статистические органы преувеличивают скорость роста стоимости жизни.

Но пандемия вынудила многие предприятия перейти на производство некачественной продукции. Блюда в ресторане, которыми вы могли насладиться с сервировкой стола и декоративной подсветкой, теперь предлагаются в контейнере из пенопласта, чтобы поесть на кухонном столе. Ваш терапевт может быть доступен через Zoom, но действительно ли это адекватная замена? И немногие колледжи предлагают скидки в этом году, даже несмотря на то, что они переходят в основном на онлайн-обучение, которое, по словам моих студентов, является значительно худшим продуктом.

Несмотря на то, что ценники на эти продукты не сильно изменились, их качество снизилось, что является скрытой формой повышения цен, игнорируемой официальными данными по инфляции.

Разнообразие уменьшилось.

Мы живем в условиях дефицита. Велосипеды, гантели, хлебопечки (или даже просто дрожжи), туристическое снаряжение или Nintendo сложно найти ни по какой цене.

Хотя вы можете рассматривать это как эффективное повышение цен (до бесконечности и дальше!), Государственные статистики так не видят.Они приписывают цену проданного товара, если бы он был доступен, фактически игнорируя инфляционные издержки дефицита, вызванного пандемией. Проблема в том, что меньшее количество вариантов дает меньше возможностей для достижения определенного качества жизни.

В обычное время предприятия постоянно вводят новые разновидности, которые не улавливаются цифрами инфляции, создавая «искажение разнообразия», которое преувеличивает истинное повышение стоимости жизни. Но пандемия привела к резкому сокращению количества доступных товаров и услуг, включая уход за детьми, что фактически означает скрытое повышение стоимости жизни.

Реальный уровень инфляции вырос.

Сложите эти предубеждения вместе, и окажется, что стоимость жизни росла значительно быстрее, чем официальные цифры инфляции. Эти цифры напрямую влияют на жизнь людей, потому что пособия по социальному обеспечению и другие программы привязаны к цифрам инфляции, которые не поспевают за более высокой стоимостью жизни.

Питер Кленоу, экономист из Стэнфордского университета, сообщил мне по электронной почте, что большая часть этого искажения «вероятно, будет временным». По его словам, как только пандемия отступит, «большая часть утраченных сортов в конечном итоге будет восстановлена», и «структура расходов в значительной степени вернется» к прежним образцам.

Но этот временный сдвиг имеет значение, потому что он меняет диагноз наших текущих экономических проблем. Если бы инфляция падала — как показывает официальная статистика — это было бы свидетельством недостаточного спроса, поскольку люди сокращали свои расходы. Но если инфляция действительно растет, это говорит о том, что перебои со стороны предложения представляют собой более серьезную проблему, чем это принято считать.Источник этих перебоев в поставках очевиден: это вирус.

Этот диагноз говорит о том, что налогово-бюджетная и денежно-кредитная политика, направленная на поддержание спроса, будет наиболее эффективной в сочетании с эффективными мерами общественного здравоохранения, которые позволят поставщикам безопасно вернуться в бизнес. Расплата за устранение ошибки заключается не только в том, что она спасает жизни. Это также может спасти экономику.

Джастин Вулферс — профессор экономики и государственной политики в Мичиганском университете и ведущий подкаста «Думай как экономист».Следуйте за ним в Twitter: @justinwolfers

Будет ли инфляция расти? Это неправильный вопрос

Предупреждения о том, что за углом скрывается более высокая инфляция, начинают появляться повсюду.

Они появляются в некоторых опросах предприятий, в которых компании стремятся поднять цены, готовясь к постпандемической экономике. Они появляются на рынке облигаций, где движение цен в последние несколько месяцев означает, что инвесторы с большими деньгами ожидают, что потребительские цены начнут расти быстрее.И они очевидны в средствах массовой информации, от обложек журналов до сегментов финансовых новостей.

Но инфляция сама по себе не проявляется: индекс потребительских цен в декабре показал рост только на 1,4% в том, что американцы заплатили за товары и услуги за последний год. А в последние дни высокопоставленные чиновники Федеральной резервной системы ясно дали понять, что они (по-прежнему) рассматривают слишком низкий уровень инфляции как больший риск для экономики, а не рост цен.

Высокая инфляция причиняет себе боль, поскольку покупательная способность денег падает.Но постоянно низкая инфляция также вызывает беспокойство, часто это отражение слабого роста и стагнации заработной платы — основной проблемы США и других стран с развитой экономикой на протяжении более десяти лет.

Как можно совместить разговоры об инфляции — а в некоторых случаях и тревогу — с отсутствием реальной инфляции? Это проще, чем вы думаете.

Это помогает думать не об одном инфляционном риске впереди, а о четырех различных рисках. По значимости они варьируются от простой статистической аномалии до огромного сдвига в мировой экономике.С точки зрения вероятности, они также варьируются от почти достоверных до полностью спекулятивных.

Каждая из этих четырех инфляций имеет разные последствия как для того, как обычные люди, принимающие экономические решения, должны на них реагировать, так и для того, как директивные органы, особенно в ФРС, должны подходить к своей работе в предстоящие месяцы и годы. Одна из проблем заключается в том, что политики будут объединять один инфляционный риск с другим, что может привести к неправильным решениям, преждевременно подавляя восстановление или, с другой стороны, позволяя поддерживать порочный круг инфляции в стиле 1970-х годов.

Трудно выявить эти вещи в реальном времени, но некоторые простые метафоры могут помочь. Если мы начнем видеть более высокие цены в конце года, первое, что нужно спросить: это эффект йо-йо; история голодных медведей, выходящих из спячки; результат хлюпания лишней воды вокруг ванны; или воздушный шар, наконец, перезагружается после многих лет утечки воздуха?

Эффект йо-йо

Весна 2020 года была странной во многих смыслах. А это означает, что экономические данные весной 2021 года также будут во многом странными.

В период с марта по май цены на многие товары и услуги резко упали из-за прекращения экономической деятельности. Во многих случаях эти цены восстановились до уровня, близкого к нормальному, но с точки зрения арифметики годовой инфляции это не имеет значения. Даже если основная линия тренда цен на эти товары будет достаточно стабильной, сообщаемая годовая инфляция будет чрезвычайно высокой.

Если, например, общий индекс потребительских цен повышается до мая со скоростью, соответствующей 2-процентной годовой инфляции, он покажет 3.Рост на 2 процента в годовом исчислении с депрессивного уровня мая 2020 года. Это будет самый высокий уровень с 2011 года, но он также будет вводить в заблуждение, поскольку является результатом «базовых эффектов», а не истинной долгосрочной траектории цен.

Для довольно большого количества отдельных продуктов и услуг эти цифры будут выглядеть еще более экстремальными. Цена на домашний природный газ должна вырасти на 5,4 процента, тарифы авиакомпаний — на 16,3 процента, а цены на женские платья — на замечательные 17,9 процента — все это отражает большие скидки, которые розничные торговцы были вынуждены сделать весной 2020 года. .

Эти числа могут составлять инфляцию в техническом смысле, но только из-за условностей, связанных с использованием данных за год. Цены на одежду в этой модели могут выглядеть как свидетельство инфляции цен, но они все равно будут на 9 процентов ниже докандемических уровней.

Эти календарные эффекты не имеют какого-либо значимого значения, и официальные лица ФРС заявили об этом. («Инфляция может временно вырасти до 2 процентов или выше на 12-месячной основе через несколько месяцев, когда низкие значения цен за март и апрель выпадают из 12-месячного расчета», — сказал на этой неделе губернатор ФРС Лаэль Брейнард. «Но для достижения нашей цели по инфляции будет важно увидеть устойчивое улучшение.”)

Самое важное, что нужно помнить о влиянии йо-йо на цены: остерегайтесь любого, кто может попытаться использовать эти цифры для создания вводящих в заблуждение рассказов об уровне инфляции в экономике.

Конец спячки

Предположим, вы получили прививку и внезапно почувствовали себя более комфортно, выходя куда-нибудь поесть, или на концерте, или в давно откладывающемся отпуске. Подобно медведю, который зимует в спячке, вы будете жаждать удовольствий, в которых так долго отказывались.

А если почти все сразу выйдут из спячки? Есть только определенное количество мест в ресторанах, билетов на концерты и номеров в отелях; в краткосрочной перспективе их предложение в значительной степени фиксировано. Во всяком случае, предложение, вероятно, будет ниже уровня, предшествующего пандемии, из-за постоянных сбоев в бизнесе.

Это представляет собой простую ситуацию: когда спрос резко возрастает, а предложение падает, это может привести к резкому росту цен.

«Когда вдруг все снова захотят выйти, а куда можно пойти, уже не так много, как раньше, компаниям будет удобнее поднимать цены, поскольку существует огромный спрос на ограниченные мощности», — сказала Кристин Форбс. , экономист Института М.ЭТО. Слоун школа менеджмента. «Это может привести к тому, что цены вырастут быстрее, чем ожидалось, особенно когда компании пытаются возместить затраты на борьбу с пандемией».

Эта возможность наиболее очевидна в секторах услуг, таких как рестораны, но также может относиться и к определенным товарам. Предположим, всем людям, которые в течение года работали из дома в спортивных штанах, нужно купить новую рабочую одежду. Если розничные торговцы и производители одежды не увеличили предложение должным образом, им, возможно, придется поднять цены, чтобы избежать дефицита.И эта форма инфляции цен может происходить неочевидными способами, например, если розничный торговец, который в обычное время обычно предлагает 20-процентную скидку, прекращает это делать.

Это тоже классический пример инфляционного всплеска, который центральным банкам нужно в основном игнорировать — чтобы следить за более долгосрочными тенденциями. Федрезерв не может создать больше гостиничных номеров или рубашек, как не может производить больше бензина, когда нефтеперерабатывающий завод выходит из строя и вызывает скачок цен на энергоносители. Цены — это то, как приспосабливается экономика: ограниченное предложение распределяется между теми, кто готов платить, и побуждает производителей увеличивать предложение.

Невозможно узнать, произойдет ли выход из спячки в условиях вялого внедрения вакцины и продолжающихся экономических трудностей и вызовет ли это такой всплеск расходов.

Но если это произойдет, резкий скачок цен будет признаком оздоровления экономики, а не поводом для инфляционной паники.

Хлещущаяся ванна

Вот цифра, вышедшая в пятницу, которую вы, возможно, пропустили: JPMorgan Chase заявила, что ее общие депозиты в четвертом квартале выросли на 37 процентов по сравнению с прошлым годом, т.е. на 582 миллиарда долларов.

Немного шокирует то, что крупнейший банк США уже испытал такой резкий рост депозитов, но не совсем удивительно, если вы следите за экономическими данными. С марта по ноябрь американцы сэкономили на 1,56 триллиона долларов больше, чем за тот же период 2019 года, что отражает сокращение расходов в сочетании с федеральными расходами, которые, по крайней мере в совокупности, компенсируют потерю дохода из-за потери рабочих мест.

И это было до того, как Конгресс принял в конце 2020 года пакет помощи в связи с пандемией на сумму 900 миллиардов долларов, который включает чеки на 600 долларов на человека для большинства американцев, и до того, как произойдет что-либо из плана избранного президента Байдена потратить еще 1 доллар.9 триллионов, включая еще 1400 долларов на человека.

Это огромная сумма денег, хранящаяся на сбережениях — будь то на счете в JPMorgan, в наличных деньгах или вложенная в акции и другие более рискованные инвестиции. Так что же произойдет, если все начнут тратить сразу?

Вполне возможно, что по мере того, как люди становятся более уверенными в экономике, все эти деньги начинают хлынуть, и спрос на товары и услуги превышает их предложение.

Если у вас есть тысячи дополнительных сбережений и вы все больше уверены, что не потеряете работу, почему бы не купить новую машину или не отремонтировать кухню?

Существует важное различие между этим потенциальным широкомасштабным всплеском спроса и отложенным влиянием спроса на определенные отрасли экономики американцев, выходящих из спячки. Это не будет ограничиваться горсткой отраслей, но, скорее, может поднять цены практически на все.

Это будет меньше похоже на то, что происходит, когда нефтеперерабатывающий завод выходит из строя, и больше похоже на то, что произошло в 1960-х годах, когда сочетание высоких внутренних расходов и военных расходов подтолкнуло экономику к пределу производительности.

Это привело к очень узкому рынку труда и значительному росту доходов американцев, но к концу десятилетия инфляция росла и стала серьезной проблемой 1970-х годов.

Это делает потенциальный постпандемический всплеск спроса сложной ситуацией для ФРС и других политиков. Во многих отношениях широкий всплеск спроса, который подпитывает бум экономической активности, — это именно то, что нужно нации — не только после пандемии, но и после Великой рецессии 13 лет назад.

В конце концов, если американцы начнут массово тратить свои накопленные сбережения в размере , компаниям придется спешить, чтобы удовлетворить этот спрос, построив больше фабрик и магазинов и наняв больше рабочих, что приведет к буму предложения в экономике. и связанные с этим более высокие доходы.

«Я надеюсь, что мы увидим широкомасштабную рефляцию экономики, чтобы восстановить размер экономики в долларах на траектории тренда, на которой она была до пандемии, что подразумевает временное повышение инфляции и более высокие доходы», — сказал Дэвид. Бекворт, старший научный сотрудник Центра Меркатус Университета Джорджа Мейсона.

ФРС должна будет решить, является ли происходящее желательным и долгожданным разогревом экономики или чем-то, что может вылиться в устойчивую инфляцию, например, если потребители и предприятия начнут думать, что цены будут расти бесконечно и Действуй соответственно.В этой ситуации ФРС может увидеть необходимость поднять процентные ставки раньше, чем она ожидает сейчас, пытаясь остановить этот цикл, но ценой прекращения долгожданного бума.

Г-н Бекворт надеется, что ФРС не будет излишне замедлять экономику только потому, что цены наконец взлетели. «Трудно избавиться от старых привычек», — сказал он. «И дело не только в ФРС. Если инфляция начнет расти, на них будет оказываться сильное давление со стороны Конгресса и людей на рынках ».

Председатель ФРС Джером Пауэлл заявил, что не верит в вероятность инфляционного цикла 1970-х годов.Инфляция — это процесс, при котором цены «растут из года в год из года в год», — сказал он на декабрьской пресс-конференции. «Учитывая динамику инфляции, которая была у нас за последние несколько десятилетий, даже одно повышение уровня цен не привело к постоянному повышению уровня цен».

Но когда ванна наполнена до самого верха, не нужно много плескаться, чтобы она вылилась на пол.

Великая рефляция

За последние три десятилетия или около того мировая экономика начала работать по-другому.Инфляция, процентные ставки и рост упали постоянно почти во всех развитых странах.

Не многие люди предсказывали это, и экономисты годами ломали голову над причинами. Они включают демографические сдвиги, появление в экономике миллиардов рабочих и мировой избыток сбережений.

Но ничто не говорит о том, что модель последних нескольких десятилетий должна сохраниться и в следующие несколько. И хотя опыт экспертов в прогнозировании этих глобальных сдвигов оставляет желать лучшего, нельзя исключать, что происходит еще один такой сдвиг.

Основная история могла бы быть такой: инфляция в последнем поколении в значительной степени снизилась из-за быстро растущего предложения рабочей силы. Интеграция Китая в мировую экономику, рост информационных технологий, которые позволили западным компаниям привлекать рабочую силу в Индии и многих других странах, экономическая интеграция бывшего советского блока с Западной Европой — все это уменьшило переговорную силу рабочих, сдерживающих инфляция заработной платы.

Но теперь приливы могут измениться.Заработная плата в Китае быстро растет по мере того, как его экономика становится более развитой, а его демографические перспективы мрачны из-за запаздывающих эффектов политики одного ребенка.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.